Несмотря на то, что коалиция ХДС/ХСС одержала победу на выборах в Бундестаг, партия Меркель показала худший результат из возможных, потеряв сразу 9% депутатских мест в парламенте (с 41,5% до 32,5%). Это если считать от общей численности депутатов. Однако если считать по непосредственно депутатским местам, то доля коалиции ХДС/ХСС сократилась с 311 мест до 246 или почти на 20%. Доля СДПГ в Бундестаге сократилась со 193 до 153 кресел или на 25%.

Берлинская стена. 1963
Берлинская стена. 1963

В результате «Альтернатива для Германии» получила свои 94 депутатских мандата исключительно за счет потерь правящей коалиции. И если считать таким образом, то победа Меркель «пиррова», и ведет она к очень серьезным последствиям. Значительная часть электората (около 33% — списки АдГ, СВДП и «левых»), убеждена, что Германия идет неправильным путем как во внутренней (миграционный кризис), так и во внешней политике (кризис Евросоюза, отношения с Россией и США).

Меркель не сможет больше игнорировать эту часть населения, поэтому Макрон не случайно взял паузу с оглашением своего плана реформирования Евросоюза до окончания избирательной кампании в Германии. Теперь мы видим, что это было сделано не зря, так как огласи он его раньше как согласованный с Берлином план, партия Меркель просела бы еще больше.

Тем не менее и данный результат грозит серьезным внутрипартийным кризисом для ХДС. Дело в том, что Баварский Христианско-социальный союз (ХСС), формирующий единую фракцию с ХДС Ангелы Меркель, может создать собственное представительство в Бундестаге. Об этом пишут немецкие СМИ со ссылкой на лидера ХСС Хорста Зеехофера. То есть из-за итогов выборов может распасться и вроде как победившая коалиция, и тогда уж Меркель точно не быть канцлером, а альянс ХСС — СДПГ — СВДП станет реальностью.

Зигмар Габриэль и Владимир Путин
Зигмар Габриэль и Владимир Путин
Kremlin.ru

Окончательной раскладки сил осталось ждать несколько дней, однако уже раздаются голоса, в том числе, например, об этом после окончания выборов сказала глава германской партии «Левые» Катя Кипинг, что коалиция альянса ХДС/ХСС, «Зеленых» и либералов после выборов в Бундестаг не продержится на протяжении четырех лет. Главных же, стратегических выводов прошедшей избирательной кампании в Германии, независимо от окончательной раскладки сил в Бундестаге, два.

Во-первых, Меркель хотя и выиграла выборы, но является уходящей политической фигурой. Ее преемник во главе коалиции ХДС/ХСС будет слабее ее по определению. Если бы Европа в целом и Германия в частности переживали времена «политического застоя» — в этом не было бы ничего страшного. Однако нынешние времена — только репетиция тех больших политических и экономических бурь, которые ожидают Старый Свет. Соответственно, лидер понадобится более сильный, а его вряд ли сможет выдвинуть партия, погрязшая в содомии и сатанизме.

Если экстраполировать тенденции последних четырех лет в Германии на будущее четырехлетие, то мы увидим, что будущую правительственную коалицию будет создавать СДПГ по главе с нынешним главой МИД Германии Зигмаром Габриэлем, который является самым популярным политиком в Германии, но которого теневой кабинет СДПГ технично сохранил в тени кампании Мартина Шульца, чтобы выставить его на следующем этапе битвы за власть через четыре года. При Габриэле СДПГ сможет набрать тот результат, которого она не смогла достичь в нынешнем году — около 28—30% голосов избирателей.

«Альтернатива для Германии», получив почти 13% мест в парламенте, теперь имеет все возможности для увеличения своего информационного воздействия на избирателя и сбрасывания приклеенного жупела «неонацистов» — повседневные публичные дебаты в парламенте очень быстро расставят все точки над i. Соответственно, следующим избирательным порогом, к которому будет стремиться «АдГ», будут нынешние 20% СДПГ. Вкупе с левыми и СВДП, которым достаточно повторить нынешний результат, это будет уже около 40% Бундестага.

Соответственно, вопрос, с кем будет СДПГ формировать коалицию, станет предметом большого торга. В любом случае, Москва получит еще больше рычагов воздействия на будущий немецкий парламент.

Строительство Берлинской стены. 1961
Строительство Берлинской стены. 1961

Во-вторых, итоги выборов ясно демонстрируют, что Западная Германия так и не переварила Восточную. Бывшие жители ГДР и их потомки всё более четко осознают свои собственные политические и экономические интересы, перекраивая политическую карту Германии. О новом распаде Германии на ФРГ и ГДР говорить, конечно, рано. Но ростки этого деления внутри страны налицо.

В этом контексте интрига, связанная с инициативой Польши по пересмотру итогов Второй мировой войны, приобретает совершенно новое измерение, так как, по сути, Германию зажимают в тиски похлеще евросоюзовских. Вопрос — кто в таких условиях может выступить гарантом территориальной целостности Германии, на мой взгляд, является риторическим. Соответственно, и Германия ради сохранения своей территориальной целостности должна начать в скором времени делать очень осязаемые и конкретные шаги навстречу России.