Министерство энергетики РФ планирует запустить программу по светодиодному внутреннему и внешнему освещению, а также замене и установке индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим погодным регулированием в рамках повышения энергетической эффективности в России. Как узнал корреспондент ИА REGNUM из интервью с генеральным директором ООО «Темпесто» Леонидом Гавриловым, это далеко не дешевые мероприятия, и для реализации таких программ можно было бы в полной мере использовать государственное и частное партнерство, однако недоработки в законодательной и правоприменительной практике мешают это делать.

Трансформеры
Трансформеры
Moldgres.com

Дело в том, что в среду, 6 сентября, заместитель главы Минэнерго РФ Антон Инюцын заявил о реализации программы повышения энергоэффективности в России. В 2008 году указом президента была поставлена цель по снижению к 2020 году энергоемкости ВВП на 40%. По словам Инюцына, ведомство постепенно формировало необходимые условия, нормативно-правовые акты, систему управления энергоэффективностью. Результативность этих мероприятий должна стать более заметной с возобновлением роста экономики. По оценкам разных экспертов, наибольший вклад в повышение энергоэффективности экономики внес ТЭК.

Также заместитель министра отметил, что сегодня доля энергоэффективного уличного освещения составляет всего 6,7%. При этом в структуре потребления электроэнергии на освещение приходится 12%. По мнению экспертов ООН, на которое ссылается Инюцын, сформированная за последние пять лет нормативно-правовая база соответствует лучшим мировым практикам. Кроме того, есть идея попробовать запустить программу по светодиодному внутреннему и внешнему освещению, а также замене и установке индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим погодным регулированием.

Комментируя идею создания такой программы, Гаврилов отмечает: «Основная проблема — это деньги. В создании светодиодного уличного освещения можно было максимально использовать государственное и частное партнерство. Но, к сожалению, не во всех регионах сегодня проработана законодательная и правоприменительная практика по государственному и частному партнерству. На основании каких законов, в какой сфере и как это делать, пока еще далеко не все понимают. Нельзя просто повесить на существующую инфраструктуру — существующие кабели и сети — новые светодиодные лампочки. Потребуется замена всей сети, что разово требует больших вложений. Однако именно в уличном освещении применение светодиодных технологий дает один из самых максимально высоких показателей по энергосбережению».

Как это устроить?

Что касается технической части, то для этого необходима полная замена самих светильников, потому что светодиодные лампы работают принципиально по-другому.

Необходимо перекладывать все кабельные сети, менять светильники, а значит, и мачты, на которых они установлены. Это должна быть комплексная программа. Кроме самой замены светильников, должна быть создана автоматическая система управления освещением, которая на основе датчиков света будет включать светильник вечером и выключать утром.

Эксперт обращает внимание на то, что уже сегодня существуют технологии, которые включают в себя еще и датчики движения. То есть даже в темное время суток благодаря этой технологии можно держать светильники выключенными, и включать их только, когда под ними проходит человек или проезжает машина. Это дополнительно существенно экономит деньги.

Подобные светодиодные светильники используют в Москве. Здесь было реализовано освещение нескольких улиц по такой технологии. При строительстве новых трасс уже начали активно применять светильники на светодиодах. Но, к сожалению, эти технологии не везде используются, хотя это понятная экономия средств при последующей эксплуатации. На старых трассах необходимо менять все светильники на новые светодиодные. Но построение таких умных и энергоэффективных систем освещения требует больших первоначальных инвестиций, отмечает Леонид Гаврилов.

Энергоэффективность в России

«Основная проблема до сих пор лежит в плоскости законодательства, которое не позволяет сегодня точно определить на всех участках собственника сетей и собственника инфраструктуры по электричеству. У нас есть целые отрезки сети, которые выпадают, которые непонятно кому принадлежат. Кто за них должен отвечать? Кто является выгодоприобретателем от экономии в результате применения новых технологий? Законодательная база еще не проработана до конца, нет четкого разделения прав и границ, нет понятного перехода права собственности по мере того, как электричество доходит от станции до конечного собственника.

Так как этого нет, эксплуатирующие организации, сбытовые компании, управляющие компании принципиально от экономии какого-то количества электроэнергии не получат никакой выгоды»,— подчеркнул Гаврилов.

По его словам, очень часто возникают конфликты интересов, когда фактически энергосбытовая компания заинтересована в том, чтобы продать больше электричества. Соответственно, использование энергоэсберегающих технологий конечными пользователями ими не приветствуется.

С другой стороны, у управляющих компаний, которые обслуживают дома, тоже во главе угла не стоит экономия. Они лишь делят стоимость использованного электричества между всеми собственниками жилья и тоже фактически не заинтересованы в уменьшении количества потраченных ресурсов, электроэнергии. Они не получат выгоду от этого.

«В принципе сегодня при понятной программе, при поддержке на самом высоком уровне правительства, если посмотреть на конкретные проекты, на непосредственно применение энергосберегающих технологий, то оказывается, что очень много конфликтов интересов внутри всех тех организаций, которые имеют отношение к распределению, к продаже, к производству электроэнергии», — заключил эксперт.

Читайте ранее в этом сюжете: Россия и Парижское соглашение: как России с ним жить и выжить?

Читайте развитие сюжета: Почему министр энергетики солгал президенту о причинах обесточивания Крыма