Август, несмотря на то, что является месяцем отпусков, на протяжении многих лет традиционно остаётся одним из самых информационно насыщенных периодов года, и не только для России. Всплески миграционного кризиса в Европе, польско-немецкое и польско-российское обострение вокруг проблемы репараций, российско-американский дипломатический кризис, завершение сирийской кампании, обострение вокруг северокорейской ядерной программы — эти и многие другие события в очередной раз подтвердили статус августа как действительно горячего месяца.

Лица Мьянмы
Лица Мьянмы

Какая обстановка складывается в мире, исходя из текущих тенденций на различных мировых игровых площадках, как оценивать неожиданный всплеск насилия на религиозной почве в Мьянме, на эти и другие вопросы корреспондента ИА REGNUM отвечает эксперт Фонда содействия общественной дипломатии Федор Пашин.

: Каковы, на Ваш взгляд, главные внешнеполитические итоги августа для России?

— Август подтвердил свой статус месяца плохих глобальных сюрпризов. Эскалация корейского кризиса, дальнейшее ухудшение российско-украинских отношений, углубление российско-американских противоречий, новые торговые войны, ухудшение конъюнктуры мировых рынков, нарастание военной напряженности. Самое главное для России — начался новый виток жёсткой «подковёрной борьбы» во властных коридорах в преддверии президентских выборов.

Вопрос сегодня стоит: кто кого? Или Путин и его сподвижники из числа, прежде всего, «силовиков» будут убраны из власти с известными последствиями для всех них, или Путин, в который раз, «выйдет сухим из воды» и продолжит свое правление до очередной попытки «либерального реванша». Благо России состоит в отсутствии либерального реванша и продолжении курса на усиление роли России в мире, но для этого нужна серьёзная внутренняя работа и, прежде всего, на экономическом поле, в зоне компетенции правительства.

: Ваша оценка кризиса вокруг северокорейской ядерной программы?

— Своим острием корейский кризис, прежде всего, направлен против Китая, который является главным геополитическим противником США и их ближайших союзников в XXI веке. Вместе с тем, вооружённый конфликт, если он возникнет, охватит своим пламенем все страны, включая Россию. При этом нельзя исключать того, что одновременно против России будут до предела обострены конфликтные ситуации в Сирии и на Донбассе, спровоцирована дестабилизация обстановки в Центральной Азии, на Кавказе и даже в Прибалтике.

: Как Вы оцениваете обостряющийся кризис политической системы в США, и в этой связи Ваш прогноз развития ситуации в России?

— Как показывает анализ ситуации вокруг США, «акционеры ЗАО США» и, прежде всего, из клана Ротшильдов, намерены уничтожить ФРС, сдуть «мыльные пузыри» и закрыть «проект Америка» как нерентабельный. Возможно, «белые части» Америки войдут в состав Канады, которая станет ведущим государством в Северной Атлантике. Новый мировой правопорядок будет строиться на основе доминирования в мире евразийских территорий и, прежде всего, КНР и РФ.

Последнюю, по планам сильных мира сего, предстоит окончательно демографически перезагрузить, искоренить автохтонные народы, уничтожить национально-территориальное устройство страны, устранить нынешнее правление и переформатировать властные органы. В отношении России ближайшие глобальные планы «мировой закулисы» приурочены к 2018 году, когда пройдут президентские выборы, Чемпионат мира по футболу и другие массовые события. Поэтому кризис политической системы США к России имеет самое прямое отношение — чем там будет жарче, тем больше у нас будет времени для укрепления внутреннего единства.

В России позиции «глубинного государства» особенно сильны в организационно-концептуальной, финансово-экономической, информационно-культурной, политико-правовой сферах управления государством и обществом. Его главными центрами остаются Москва и Санкт-Петербург. Причём к этим городам в российской глубинке сложилось крайне негативное отношение. Москва, в частности, в глазах населения, как в русских регионах, так и в национальных образованиях, является источником всех бед и зол. Кстати, «антимоскальские» настроения и публичная риторика значительной части украинцев остаются одним из главных проявлений конфронтации с Россией.

: На Ваш взгляд, что происходит сегодня в Мьянме?

— В Мьянме изначально существовала серьёзная конфронтация буддистского большинства с этническим тюркским мусульманским меньшинством, говорящим на языке рохинджа. В своё время мусульмане были насильно включены в состав буддистской Бирмы с целью возможной дестабилизации страны в обозримом будущем. Как известно, уходя из колоний, Лондон так поступал везде на территории Британского владычества в рамках стратегии «разделяй и властвуй».

В Мьянме, как и во многих других странах мира, мусульманское меньшинство постоянно создавало в обществе конфликтные ситуации с участием своих представителей. В этот раз было нападение на представителей органов власти. В ответ власть применила силу, вероятно, не совсем непропорционально деяниям рохинджа.

: Почему именно сейчас произошла активизация противостояния мусульман и буддистов в этой стране?

— Несмотря на историко-политические предпосылки и криминогенные причины, нельзя исключать провокаций со стороны. В прессе уже появилась информация о роли «саудитов» и других стран в этом конфликте. Не случайно массовые протесты, как по команде, прошли во многих странах мира, где проживают мусульмане.

Однако обращает на себя внимание, что перед саммитом БРИКС, в работе которого принимают участие главные евразийские страны, в частности, Китай, Индия и Россия, произошла череда других негативных событий, прежде всего, антикитайской направленности. В частности, достиг своего пика корейский кризис, возник индо-китайский пограничный спор, ещё больше обострились торгово-экономические отношения между США и Китаем и др. Конфликт в Мьянме явно вписывается в эту череду.

Удивительным образом, антикитайский конфликт в Мьянме, власти которой пользуются поддержкой Пекина, достиг пределов России. Здесь произошли массовые, причём несанкционированные выступления мусульман в Москве и Грозном под исламскими лозунгами против действий Нейпьидо (столица Мьянмы). Протестующие солидаризировались с сепаратистскими намерениями рохинджа, потребовали от российских властей выступить на их стороне в конфликте с властями. В Грозном прошла даже миллионная акция протеста против действий властей Мьянмы.

В глазах официального Пекина российская общественность выступила на стороне сепаратистов Мьянмы. И это не совсем «хороший» информационный повод, который возник в самый разгар встреч и переговоров российского президента Владимира Путина с главой КНР Си Цзиньпином. Интересно, подумали ли об этом в Грозном? Наверное, нет. Но вот те, кому в очередной раз понадобилось добавить свою «ложку дегтя в бочку мёда» нынешних российско-китайских отношений, точно всё рассчитали, заодно проверили возможности «разыграть исламскую карту» в России.

: Кто, какие страны или силы могут стоять за сторонами конфликта?

— Заказчика протестных промусульманских событий в России следует искать среди тех противников официального Кремля, кто поставил на поток антироссийские подрывные действия, которые происходят фактически ежедневно. Что касается Грозного, то он, скорее всего, был втянут в провокацию «втемную», причем теми же людьми, которые стоят за убийством Немцова и другими антикремлевскими провокациями, направленными на то, что рассорить Кремль с Рамзаном Кадыровым.

Видимо, внешние «заказчики» осознали, что ни «мальчики для битья» Навального, ни политтусовка Касьянова и Ко, ни укробендеровские волонтёры в России будут не способны с помощью уличной стихии свалить Путина в ходе президентских выборов в России в 2018 г. Поэтому понадобилась «тяжёлая артиллерия», и она начала проходить тестирование.

: Насколько, на Ваш взгляд, значим и серьёзен для российской политики исламский фактор?

— Для России данный мусульманский прецедент является чрезвычайно опасным. Мусульмане, особенно с Кавказа, и так у нас живут часто «вне закона», а теперь становится очевидным, что исламизация политики приведёт к политизации ислама в России, который претендует на роль вершителей судеб. Недавняя командно-штабная протестная «тренировка» мусульман в центре Москвы в поддержку рохинджа может перерасти в регулярные массовые протестные учения по любому актуальному информационному поводу, как это было недавно в бурный период цветных революций на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Людской потенциал несогласных по любому вопросу Москве ежегодно демонстрируют на религиозных праздниках, где собираются десятки тысяч верующих, причем главным образом не москвичей, а приезжих из Средней Азии. Все это требует серьёзной работы с активом российской мусульманской уммы, чтобы религиозные взгляды не сказывались на единстве российского народа и стабильности нашего государства.

Читайте также: События в Мьянме: кто создает для мусульман новый образ врага