Судебный формализм. Как в Туве антифашиста за пропаганду нацизма наказали

Когда человека, который призывает «максимально жестко» бороться с нацизмом и «пресекать его на корню», наказывают по формальным основаниям за «пропаганду нацизма», это что-то из ряда вон выходящее

Дмитрий Кобзев, 4 сентября 2017, 15:14 — REGNUM  

Мировой судья судебного участка №3 города Кызыла Айлана Хоз-оол на днях вынесла решение по административному делу, возбужденному в отношении политолога, общественного деятеля, блогера Бориса Мышлявцева. Он был признан виновным в пропаганде нацизма и подвергнут штрафу в размере 1 тысячи рублей. На своей страничке в Facebook Борис Мышлявцев много возмущается по этому поводу, усматривает в судебном вердикте политические мотивы, считает, что в деле были допущены процессуальные нарушения и надеется на пересмотр решения в вышестоящих инстанциях.

Осуждение Мышлявцева, как вы поймете из этой статьи, действительно выглядит диким и несправедливым, однако, выражаясь языком юристов, оно вполне себе правосудное и основано на буквальном толковании законодательных актов.

Поводом для преследования Мышлявцева стала его запись в Facebook от 23 апреля текущего года. Понять ее не вовлеченным в тувинскую политику людям сложно, да и в контексте данной статьи это не принципиально. Вкратце: автор записи пересказывает слова некого своего источника из тувинского правительства, из которых следует, что активисты организации «Чоннун оодары» («Сыновья народа») обосновались в органах власти. При этом часть членов этой организации ранее состояла в движении «Хостуг Тыва», которое в начале 90-х выступало за включение в республиканскую конституцию нормы о праве Тувы на самоопределение и выход из Российской Федерации. Мышлявцев называет «Хостуг Тыва» по сути нацистской организацией.

«Нацизм — это то, что может разорвать на клочки и Туву и всю Россию. Это должно жёстко пресекаться, максимально жестко, — написал он. — Думаю, так оно и произойдет. Обманутым людям лучше заняться законными формами борьбы за здоровый образ жизни. Провокаторам и негодяям — слиться».

Впрочем, привлекли Мышлявцева к ответственности вовсе не за его резкие оценки тувинского националистического движения, а за то, что он проиллюстрировал свою запись «документальным фото солдат или офицеров немецкой армии, сделанным до 1945 года». То есть на снимке были видны элементы формы и, в том числе, нацистская символика.

Как известно, у нас в стране запрещена демонстрация этой символики. Изображение свастики считается «пропагандой нацизма» и в простейшем случае наказывается административным штрафом. Конечно, в поле зрения суда эти изображения попадают не автоматически — их должны заметить бдительные граждане и пожаловаться в правоохранительные органы, которые составят протокол об административном правонарушении и направят материалы дела судье. У судьи в этом случае, как рассказали мне юристы, и выбора-то особо нет. Есть изображение свастики? Есть. Ее запрещено изображать? Да. В соответствии с законом имеет значение мотив размещения нацистской символики в открытом доступе? Нет, закон о мотивах ничего не говорит, и мотив значения не имеет.

Таким образом, с какой бы целью вы не обнародовали изображение нацистской символики, вы нарушили закон. Это, кстати, хорошо знают школьные учителя — с ними, наверное, проводят соответствующую «воспитательную» работу. Во всяком случае, когда я со своим 10-летним сыном готовил к 70-летию Победы фильм о его прадеде, пропавшем без вести в годы войны, научный руководитель, посмотрев черновой вариант киноленты, настоятельно рекомендовала убрать кадры, на которых была видна свастика. «А то не дай Бог пропаганду нацизма нам всем припаяют», — сказала она. То, что фильм был сугубо антифашистский, думаю, объяснять не нужно. Тем не менее смутившие научрука кадры мы убрали от греха подальше…

Борис Мышлявцев до сих пор пребывает в шоке от случившегося и уверен, что за его делом стоит политика, что его «заказали». Отчасти он, конечно, прав — не критикуй он республиканскую власть, вряд ли бы его блог рассматривали под лупой. Но — критиковал, и сторонники Шолбана Кара-оола дождались, когда этот назойливый блогер подставится.

Его случай весьма похож на одну историю, которая случилась в Горно-Алтайске несколькими годами ранее. В 2012 году здесь кипела предвыборная борьба за кресло мэра, и среди претендентов был действующий градоначальник Виктор Облогин. За пару лет до описываемых событий он уволил главного редактора муниципальной газеты Сергея Решетнева, которому, само собой, этот поступок мэра не понравился. В социальной сети «ВКонтакте» новоявленный оппозиционер начал критиковать чиновника, что раздражало пиарщиков идущего на выборы Облогина. Они ждали случая, как бы «прижать» Решетнева, и случай им вскоре представился — в самый разгар предвыборной кампании на своей страничке бывший главный редактор разместил видоизмененные плакаты времен Третьего рейха, в которых сравнил Виктора Облогина с лидером нацистской Германии Адольфом Гитлером. Решетнев заявил, что хотел показать гражданам негативные качества кандидата, стиль руководства и управления которого, по его мнению, похож на нацистский. По заявлению сторонников мэра прокуратура провела проверку, после чего было возбуждено дело о пропаганде и публичном демонстрировании нацистской символики. За это административное правонарушение мировой суд оштрафовал Решетнева на 500 рублей. Он обжаловал это решение вплоть до Верховного суда России, однако оно было оставлено в силе.

«Это обвинение я, естественно, не признаю, и считаю решение суда оскорбительным, политически мотивированным и неадекватным», — сказал Сергей Решетнев, комментируя отказ высшей судебной инстанции отменять решение мирового судьи.

«Для российского судьи недопустимо выступать на стороне нацизма и преследовать антинацистские публикации», — пишет, в свою очередь, оштрафованный Айланой Хоз-оол Борис Мышлявцев. Но, как было сказано выше, для судьи не имел значения мотив автора, она вовсе и не выступает на стороне нацизма, она просто следует букве закона. Судья — формалист, он, по большому счету, и должен им быть, дабы не допускать вольного толкования законодательства. Закон ведь разработал и принял не он.

Но ситуация эта, конечно, нетерпима. Когда человека, который призывает «максимально жестко» бороться с нацизмом и «пресекать его на корню», наказывают по формальным основаниям за «пропаганду нацизма», это что-то из ряда вон выходящее. Уверен, со мной согласятся многие разумные люди и, в частности, журналисты, которые нередко попадают под гнет этого формализма. Разве так нужно бороться с нацизмом и прочими человеконенавистническими идеологиями? Нет, это не борьба, это ее обесценивание. Пока правоохранители, следуя букве этого несовершенного по сути закона, вылавливают решетневых и мышлявцевых, настоящие экстремисты имеют хорошую возможность поднять голову.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail