Жительница поселка Дубки Ярославской области Галина Седова попыталась найти свою собаку, которую «отловили» и «отправили на передержку», однако в ходе проведенного расследования выяснила, что домашнюю любимцу убили прямо во дворе, сообщает корреспондент ИА REGNUM. Кроме того, женщина обнаружила настоящий концлагерь для собак в Переславском районе.

Бесследно пропавшая Тесса
Бесследно пропавшая Тесса
Страница Анны Янке «Вконтакте»

«В нашей семье случилась беда, у моей тети — Галины Седовой — украли ее любимую собаку Тессу. Мы смогли выяснить, что это сделал отлов ИП Шарипов. 24 августа, без предупреждения населения поселка, происходил отлов бездомных животных, но наша собака была в ошейнике и находилась на участке возле дома. Позже мы нашли свидетелей, которые подтвердили, что отловщики вторглись на нашу частную территорию, дротиком усыпили нашу Тессу и увезли. Телефоны этой организации оказались выключены. Не получив никакой информации, мы выехали в деревню Рушиново Переславского района, именно там по документам держат отловленных собак. При помощи участкового нам удалось попасть на территорию под названием «приют Юста». К сожалению, нашей Тессы там не оказалось! Состояние остальных животных повергло нас в шок! Более сотни собак и щенков в ужасном состоянии без еды и воды! Умирающие собаки, бьющиеся в конвульсиях, новорожденные щенки с мамой, молящей глазами о спасении. Со стороны работников полное безразличие к умирающим животным! Мы не понимаем, почему несчастные животные погибают в муках, а в администрации заключают контракты с этими людьми! Мы требуем вернуть нашу собаку! Привлечь к ответственности людей, которые воруют, а затем издеваются над животными!» — такой пост в соцестях опубликовала жительница Ярославля Анна Янке.

Корреспондент ИА REGNUM связался с самой хозяйкой собаки — Галиной Седовой. После поездки в Переславль в «приют» женщина до сих пор находится в шоковом состоянии и пьет лекарства. Она подтвердила слова своей племянницы и добавила: Тессу уже не найти. После проведенного своими силами расследования, опроса отловщиков и сопровождающих их лиц один всё же признался: домашнюю собаку в ошейнике убили прямо на месте. Впрочем, можно предположить, что такая судьба постигла всех «отловленных» в этот день бобиков и шариков. И вряд ли их трупы возили на «передержку» в «приют» под Переславлем.

«То, что нашу Тессу вместе с еще тремя отловленными собаками отвезли в приют «Юста» под Переславлем, нам сказали в администрации Ярославского района. Якобы по документам они все там. И мы поехали в Переславль», — рассказывает Галина Седова.

Встретили их в «приюте», который расположен в сельской глуши, очень неласково. Человек, который там находился, наотрез отказался пустить женщин внутрь помещения, где истошно лаяли собаки.

«Я объясняю, что приехала за своей собакой, а он — нельзя, и всё. Я говорю — я просто хочу посмотреть, есть она здесь или нет, пустите, дайте мне просто взглянуть. Мне в ответ то же самое — «нет, нельзя». Я попросила этих мужчин позвонить хозяйке приюта, сказать, что приехали из Ярославля, издалека. Она не берет трубку… Тут я не выдержала: говорю, вы понимаете, что я просто так не уйду, я сейчас вернусь с полицией? На это мне сказали: мол, полицию пропустим, а вас нет», — вспоминает этот день Галина Седова.

Женщина вернулась в Переславль, где в отделе полиции написала заявление о краже собаки. Ей выделили участкового, вместе с которым они вновь поехали в приют.

«Участковый документы показал, вошел внутрь, дверь осталась приоткрытой. И я в эту дверь следом влетела, расталкивая всех локтями, кинулась к вольерам с собакам. Работники пытались меня остановить, вытолкать, но тут уже участковый сказал — не трогайте ее», — говорит хозяйка Тессы.

То, что она увидела, привело ее в шок.

«Я пошла по вольерам, искала свою Тессу. Два раза все обошла, кричала, звала ее… Но там даже близко похожего на нее никого нет и на отловленных в Дубках… Собаки в жутком состоянии, это просто скелеты, обтянутые кожей… Я думаю, там их штук 80 точно есть. Маленькие щенки, только что родившиеся, лежат, умирают, в клетках в агонии и судорогах бьются взрослые собаки… Мы к рабочим — что же вы творите? Почему не кормите собак? Те в ответ — а чего вы кричите на нас, мы ни при чем, хозяйка не появляется никогда! Волонтеров нет никаких, да и откуда им в этой глуши взяться! Иногда собаки целыми сутками сидят одни, без еды и воды, это Освенцим какой-то…И в наше время такое творится!» — рассказывает женщина.

Галина Седова и ее племянница ехали в Переславль, надеясь найти и забрать Тессу. Взяли с собой корм. Увидев полуживых собак, женщины просто пошли раздавать его узникам собачьего концлагеря.

Ни одной из четырех собак, «отловленных» в Дубках, они в «приюте» не нашли.

Это и понятно. Ведь трупы передерживать бессмысленно.

«Они ее здесь, прямо у дома умертвили. Мы нашли мужчину, который проводил отлов. Он сперва не сознавался, говорил, что они отловили четырех собак, мол, вашей среди них не было. После нашей поездки в Переславль, куда якобы увезли Тессу, этот мужчина, который отстреливал собак, все же признался — да, отстреливали, да, собака была в ошейнике, она находилась на придомовой территории. Мы так понимаем, что они сделали передоз снотворного, и она умерла прямо на месте. И этот ИП Шарипов, с которым заключен договор администрацией Ярославского района, занимался и транспортировкой трупов, но куда дели тело собаки — нам не говорят. По документам на утилизацию она якобы не проходила. Я не знаю, для чего нужно было убивать на месте домашнюю собаку… Тесса была в ошейнике, совершенно неагрессивная, она просто лежала у будки, грелась на солнце. У нее все прививки сделаны, есть ветпаспорт, никого никогда в жизни не трогала», — рассказывает Галина Седова.

Согласно информации сайта госзакупок, администрацией Ярославского района действительно заключен контракт на отлов и временную изоляцию безнадзорных животных с ИП Шарипов Юсуфджон Тагойевич на сумму 451,5 тыс. рублей.

Количество отловленных и передержанных голов на эту сумму — 164. По 2,7 тыс. рублей за собачью душу.

В администрации Ярославского района Галине Седовой спустя несколько дней все же сказали: двух собак действительно усыпили прямо на месте. Между тем корреспонденту ИА REGNUM чиновники вновь говорили о четырех собаках, живых и невредимых.

Кстати, сами сотрудники администрации Ярославского района в «приюте» ни разу не были. Условия, в которых содержатся несчастные псы, которым посчастливилось живыми добраться до этого места, видимо, никого не волнуют. Более того, в администрации уверены: после укола «снотворным» собаки ненадолго засыпают, а просыпаются уже в машине, по дороге в приют. И там, конечно, сытые и счастливые, в тепле и любви ожидают своих хозяев. Как минимум 10 дней, оплаченных из бюджета.

«Специалист, которая была на месте отлова, сейчас находится в отпуске, но она сказала, что никакого убийства не было, и собака, о которой идет речь, отловом не забиралась. Забраны две собаки в районе стадиона. Это общественное место, собаки были без сопровождения, кремового цвета, среднего размера. Они были усыплены лекарством. Потом они просыпаются и их отвозят в приют, где 10 дней в качестве карантина передерживают», — пояснили в отделе по экологии и природопользования администрации Ярославского района.

Сотрудница отдела добавила: мол, собак же усыпляют только с одной целью — они агрессивные, к ним просто так не подойти. Поэтому и стреляют дротиком со снотворным, чтобы все было безопасно для самих же псов. Дальше их забирают, грузят в машину и в процессе езды они просыпаются…

По закону Ярославской области можно отлавливать и собаку в ошейнике, если она находится без сопровождения хозяина. Наличие бирок, меток, клейма и ошейник роли не играют — усыпляют всех.

«Для этого ее и забирают на 10 дней, передерживают в карантине, чтобы у хозяина была возможность ее найти», — добавила сотрудница администрации.

Да, именно для этого бюджет и выделяет средства — чтобы хозяева могли найти своих собак. На деле же, как видим, происходит совершенно по-другому. Двух собак отловили или четырех, скольких из них усыпили на месте, сколько проснулись и проснулись ли вообще — теперь можно только гадать. Но с большой долей вероятности можно предположить: собак убивают прямо на месте. Как это было раньше со скандально известным Денисом Субботиным и его приютом «Зеленая планета». Он тоже любил «передерживать» трупы собак и получать за это бюджетные средства, гастролируя по всей области и заключая контракты с районными администрациями. Зоозащитникам удалось добиться, чтобы этого человека убрали с этого рынка. На смену ему пришел ИП Шарипов.

Добавим, что, согласно условиям контракта, «ловцам запрещается применять способы и технические приспособления, которые могут привести к гибели безнадзорных животных, травмам, увечьям, а также препараты, опасные для их жизни или здоровья; превышать установленную инструкцией по применению ветеринарного препарата дозировку специальных средств для временной иммобилизации; изымать животных из квартир граждан, с территории частных домовладений без согласия собственника и (или) совместно проживающих с ним лиц, снимать с привязи животных, временно оставленных в общественных местах». Все эти пункты в случае с Тессой были грубо нарушены.

Кроме того, информация о безнадзорных животных, поступивших в пункт временной изоляции безнадзорных животных, должна быть доступной и открытой. Каждый гражданин имеет право обратиться в пункт временной изоляции безнадзорных животных за получением необходимой достоверной информации об отловленных животных. Насколько «открыт» для граждан «приют» под Переславлем, если пробиться туда можно только с участковым? Ну, а сайта, на котором можно было бы увидеть собак, доставленных в приют, просто нет в природе. Все максимально закрыто — после рассказа ростовских волонтеров можно предположить, почему: на «передержке» собак, очевидно, пытается построить прибыльный бизнес некая Татьяна Махонина.

По собранным волонтерами данным, начинала она в Ногинском муниципальном приюте, где познакомилась с ловцом Юсуфом Шариповым. После этого они ушли в частный бизнес, Татьяна Махонина зарегистрировала ИП Жабин и ИП Шарипов и стала выходить на контракты по отлову и передержке собак в Ярославской области. Правда, тогда взбунтовалась общественность, возмущенная методами работы ловцов и их отношением к животным. Более того, всполошились и ярославские чиновники, сообразившие, что история с «катанием» ярославских собак на «передержу» в подмосковный Ногинск безо всяких сопроводительных ветеринарных документов запахла жареным.

«И тогда Татьяна Махонина решила построить вольеры на территории Ярославской области и всех собак возить сюда, в деревню Рушиново. У них контракт с Ярославским, Ростовским, Переславским районами, плюс они участвуют в конкурсах в Московской и Владимирской области как ИП Шарипов, потому что ИП Жабин уже занесено в реестр недобросовестных поставщиков. В документах местом передержки они указывают «частный приют «Юста», деревня Рушиново». Передержка, которая была в Ногинске, закрыта, это бывший столярный цех, куда волонтеры и хозяева тоже врывались с полицией, пытаясь забрать собаку. Всех, кого они ловят во Владимирской, Ярославской и Московской областях по контрактам, свозят в Рушиново», — рассказывают зоозащитники из Ростова.

Елена Широкова вот уже четыре месяца пытается забрать из приюта отловленную в Ростове собаку — и всё безуспешно. На территорию волонтеров не пускают — «частная собственность».

«Мы там были 15 августа. С майского отлова в Ростове у Елены Широковой там сидит собака, которую просто не отдают. Нами написаны заявления в полицию, в прокуратуру. В итоге и.о. главы администрации Ростовского муниципального района Константинов А.Д. нам выделил машину, сопровождала нас начальник отдела экологии Жавадова М.В., которая курирует исполнение контракта по отлову и передержке. На территорию пустили только эколога, поэтому что там творится — мы не знаем. Работники, которые там строят вольеры, последний раз звонили и сказали: приезжайте, забирайте кого хотите, тут неделю уже никого нет, одни собаки. То есть ни одного кормильца. Я так понимаю, Галина Седова с племянницей попали как раз в это время. Если бы на месте были хозяева приюта, они бы просто заперлись, как это было в Ногинске. Не пускают — и всё. Частная собственность, земельный участок оформлен на Махонину, до свидания», — рассказывают ростовские волонтеры.

В итоге сложилась анекдотичная ситуация. Сотрудница районной администрации так и не смогла забрать собаку из приюта, составила соответствующий акт и вместе с волонтерами уехала, не солоно хлебавши. И так ИП Шарипов обращается с заказчиком, который должен контролировать работу подрядчика. Что тут говорить о простых гражданах, которые попытаются попасть в приют и найти там свою собаку?

Номер самой Татьяны Махониной оказался недоступен, так что получить ее комментарии нам не удалось.

В областном департаменте ветеринарии «умывают руки»: мол, мы на открытии приюта «Юста» присутствовали, там на тот момент всё было вроде бы неплохо. Тут хочется заметить — конечно, неплохо, ведь тогда явно были набраны «свежие» собаки с улицы, которые еще не успели превратиться в живые скелеты. Проверки департамент может проводить раз в три года, внеплановые — с санкции прокуратуры. Выехать на место и проверить условия содержания собак? Да вы что, у нас столько дел. Вот вы СМИ, вы и поезжайте в переславские леса, берите с боем этот приют. Мало ли что женщине показалось, ей верить не стоит.

На вопрос — кто же тогда должен контролировать работу отлова и условия передержки, нам ответили: это районная администрация, которая заключила контракт с исполнителем. Они обязаны ездить и проверять: чем усыпляют собак, просыпаются ли они, куда их отвозят, в каких условиях содержат. Как не ездят? Это очень, очень плохо!

А как итог всей этой истории можно привести слова моей собеседницы из департамента ветеринарии: да поймите, что мы можем сделать, если на конкурсы, кроме этого Шарипова, никто больше не заявляется… И это еще не самые плохие люди». Стоит ли говорить, что свою фамилию и должность женщина не назвала, устало спросив: «вы хотите, чтобы меня уволили…»

Ну и для того, чтобы «расшевелить» департамент ветеринарии, приводим выдержки из материалов, имеющихся у волонтеров из группы Общественного контроля:

«В приюте полностью отсутствуют электроснабжение и водоснабжение. Отсутствует возможность обеспечить необходимые санитарные мероприятия, отсутствуют карантинная зона, отсутствует работник с ветеринарным образованием, в связи с чем собаки лишены возможности получить необходимую ветеринарную помощь. Договоры на вывоз мусора, на уничтожение биоотходов отсутствуют. Отсутствуют какие-либо документы, сертификаты на корма для кормления собак в приюте «Юста». Разрешения от пожарной службы на введение в эксплуатацию приюта «Юста» нет. Какие-либо средства противопожарного тушения отсутствуют. Документов на применяемые при отловах препараты нет, в связи с чем мы предполагаем использование неразрешенных и просроченных медикаментов. Фармлицензии ИП Шарипов Ю.Т. не имеет. Шарипов Ю.Т. ветеринарного образования не имеет. Хозяйские собаки, по тем или иным причинам попавшие в отлов, ИП Шариповым обычно не возвращаются, хозяева к своим собакам не допускаются, о чем имеются официальные акты. Мы предполагаем, что часть собак погибает во время отлова от передозировки препаратами, т.к. ловцы понятия не имеют о правильных дозировках, а также от применения запрещенных или просроченных фармпрепаратов».

ИА REGNUM официально просит органы прокуратуры и департамент ветеринарии Ярославской области проверить всю изложенную информацию.

Читайте развитие сюжета: «Приют-концлагерь» под Переславлем незаконен?