Приднестровье — важная и неотъемлемая часть архитектуры безопасности в Восточной Европе, которая играет важную стабилизирующую роль в сохранении геополитического и стратегического баланса сил в данном регионе. Об этом заявил на торжественном собрании в Тирасполе, посвященном 27-й годовщине провозглашения ПМР, президент республики Вадим Красносельский, передает корреспондент ИА REGNUM.

Празднование 27-й годовщины независимости ПМР
Празднование 27-й годовщины независимости ПМР
President.gospmr.org

Глава государства отметил, что ПМР вносит существенный вклад в поддержание сложившейся в регионе системы безопасности и стремится к мирному, бесконфликтному существованию государств и народов, их населяющих. Именно против этого, по его словам, направлено нагнетание напряженности вокруг миротворческой операции на Днестре со стороны Молдавии и ее «партнеров».

«27 лет живет и развивается приднестровское государство — это уже исторический факт. За эти годы мы прошли немало испытаний и продолжаем их проходить с гордо поднятой головой. Ведь сила многонационального приднестровского народа в сплоченности и единстве. Так было, когда мы провозглашали республику в 1990-м, когда с оружием в руках защищали ее независимость и суверенитет в кровавом 1992-м, так есть и сейчас… Наш курс на независимость остается неизменным», — добавил он.

Он напомнил об истоках приднестровской независимости, сделав экскурс в историю Приднестровья и заметив, что эта территория исторически никогда не была частью молдавского государства. «Молдавская государственность на востоке никогда не простиралась дальше правого берега реки Днестр, то есть на территорию исторического Приднестровья. В данном контексте обозначу несколько знаковых для Приднестровского государства дат, отмечаемых в текущем году. Это вхождение Таврии и Малороссии в состав Российской Империи и 225 лет со дня основания города Тирасполя (1792 год), а также 205 лет вхождения Бессарабии в состав Российской Империи (1812 год). Не менее исторически важны для Приднестровья и два мирных договора. Это Сан-Стефанский мирный договор и Берлинский трактат, появившиеся после русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Именно тогда Бессарабия была окончательно признана неотъемлемой частью России. При этом территории современной Молдовы и Приднестровья входили в состав разных административно-территориальных единиц Российской Империи», — подчеркнул он.

Говоря о событиях после Первой Мировой войны и 1917—18 годов, Красносельский напомнил, что Приднестровье продолжало существовать отдельно от Бессарабии, которая, в нарушение условий ранее достигнутых договоренностей, была оккупирована Румынией. «12 октября 1924 года с целью сохранения молдавского этноса, молдавской культуры и молдавского народа постановлением ЦИК образуется Молдавская Автономная ССР. С 1929 года ее столица — город Тирасполь. Очередной вехой в развитии исторической государственности Приднестровья является подписанный 23 августа 1939 года пакт Молотова-Риббентропа, благодаря которому Бессарабия была возвращена Советской России. Для приднестровцев этот документ был правовосстановительным: он восстановил право Советской России на территорию Бессарабии. В августе 1940 года МАССР упразднилась, поскольку к ней присоединилась территория Бессарабии. Была создана Молдавская ССР. Лишь с этого времени по 2 сентября 1990 года территории Приднестровья и Бессарабии были формально-юридически объединены в союзную МССР».

За полтора года до развала СССР, продолжил Красносельский, власти Молдавии провозгласили курс на выход из Союза и создание независимого государства, что автоматически лишало население Приднестровья союзного гражданства и ставило его перед угрозой возможного включения в состав Румынии. «23 июня 1990 года Верховный Совет ССР Молдова принял два документа, принципиально важных для понимания механизма раскола МССР и образования ПМР. В первом из них — Декларации о суверенитете ССР Молдова от 23 июня 1990 года объявлялось о выходе Молдовы из состава Советского Союза и незаконности создания МССР. Второй документ — постановление, утвердившее решение специальной комиссии о признании пакта Молотова-Риббентропа ничтожным. С его принятием ситуация юридически возвращалась к состоянию 1940 года, исключая из состава Молдовы ее государствообразующую часть в виде МАССР, то есть территорию современного Приднестровья. Этим решением молдавский парламент фактически отказался от Приднестровья — юридически отказался», — подчеркнул президент ПМР.

«Что было делать приднестровцам? Принимая во внимание решение парламента Молдовы и на основании волеизъявления приднестровцев 2 сентября 1990 года была провозглашена Приднестровская Молдавская ССР в составе СССР. Первым руководителем нашего государства стал Игорь Николаевич Смирнов. 27 августа 1991 года парламент Молдовы заявил о полной государственной независимости, причем в границах исторической Бессарабии, естественно, без Приднестровья», — отметил он.

После распада СССР у Приднестровской Молдавской Республики, по словам Красносельского, окончательно сформировался полный пакет легитимных оснований заявить о своей государственности. «Именно тогда мировое сообщество признало независимость бывших союзных республик в их границах. Возник вопрос. Ведь при распаде СССР на основании решения парламента Молдовы уже не существовало МССР. Они сами признали её незаконной, разделив Бессарабию и современное Приднестровье. И если уж признавать государства в границах СССР, то нужно признавать не только независимость Молдовы, но и независимость Приднестровья. По мнению ряда международных юристов, процесс распада МССР представляет собой одну из классических правовых форм, когда вместо одного государства-преемника возникли две исторически обособленные части — Молдова и Приднестровье, обладающие необходимыми объективными основаниями для правопреемства. Именно в этом основа нашей государственности, базирующейся на международном праве и воле народа. Убежден, что если собрать все факты, то можно отстоять нашу независимость в любом международном суде, если он, конечно, будет носить беспристрастный характер», — резюмировал президент ПМР.

Читайте развитие сюжета: 27 лет ПМР: «Людей, гордящихся суворовским прошлым, не поставить на колени»