Напряженность в Северо-Восточной Азии не только не спадает, но и приобретает все более тревожный характер. Противостоящие стороны никак не могут выйти из порочного круга балансирования на грани вооруженного конфликта. А то и войны, которая может не ограничиться краткосрочным обменом ударами, но вовлечь в свою орбиту все расположенные здесь ядерные державы.

Северная Корея
Северная Корея

То, что регулярно запускаемые северокорейские ракеты могут залететь не туда, куда направлены, и тем самым спровоцировать начало горячей стадии конфликта, естественно, вызывает серьезную озабоченность соседних государств. Можно ежедневно гневно клеймить северокорейское руководство, объявлять КНДР экономические и иные санкции, грозить ее народу «яростным огнем», требовать отказа от ракетно-ядерного потенциала. И при этом, отвергая любые предложения искать пути разрешения противоречий за столом переговоров, сознательно «подливать масла в огонь». Как иначе можно оценить участившиеся масштабные американо-японские и американо-южнокорейские военные маневры с нескрываемой целью демонстрировать готовность в любой момент нанести сокрушительный удар по непокорным жителям Северной Кореи, не желающим, уподобляясь другим малым, да и не только малым странам, плясать под дудку дяди Сэма. В этой ситуации Пхеньяну для «сохранения лица» не остается ничего другого, как отвечать запусками ракет.

Можно с высокой степенью уверенности утверждать, что именно ответом на сознательно предпринимаемое ныне у границ КНДР американо-южнокорейское бряцание оружием и стали произведенные вчера «пуски баллистических ракет малой дальности и стрельба из реактивных систем залпового огня», как назвал их министр обороны Японии Ицунори Онодэра.

Объективный анализ ситуации на Корейском полуострове в последние десятилетия приведет непредвзятого наблюдателя к выводу о том, что КНДР вовсе не помышляла развязывать войну с целью «объединения страны» или «наказания» своих непримиримых врагов — японцев. Ядерные бомбы и ракеты появились в этой стране как щит, средство охладить пыл американцев и их восточноазиатских союзников, вознамерившихся после распада СССР «выкорчевать последний заповедник сталинского коммунизма», использовать «освобожденную территорию» для расширения полигона противостояния набиравшему экономическую и военную мощь Китаю и сохранившей ракетно-ядерный потенциал России.

Следует признать, что в своем стремлении противостоять враждебному окружению северокорейское руководство подчас переходило грань дозволенного. Недопустимым деянием северокорейских спецслужб были похищения в период с 1977 по 1983 гг. молодых японцев обеих полов и переправка их под покровом ночи по морю в КНДР. Хотя основной версией целей этих, прямо скажем, преступлений являлось использование биографий похищенных для «легенд» северокорейских разведчиков, действующих в Японии и Южной Корее, и привлечение насильно привезенных для преподавания японского языка в разведшколах КНДР, подлинные цели «воровства людей» до конца не раскрыты.

Следует отметить, что исторически воспитанные в духе исключительности, своего «божественного происхождения» японцы всегда относились к корейцам, как к людям «второго сорта». Они считали естественным порабощение жителей Корейского полуострова, использование их в качестве подневольной рабочей силы в шахтах и на рудниках. К сожалению, такие настроения сохраняются среди японцев в отношении ближайшего соседа и по сей день. Это испытывают на себе живущие в Японии сотни тысяч внуков и правнуков тех корейцев, кто насильно был вывезен на работы в Японскую империю в годы войны. Корейская диаспора в Японии наряду с так называемыми «жителями особых поселков» — этнических японцев, занимавшихся забоем скота и выделкой кож — буракуминами и аборигенами айну до сих пор являются объектом дискриминации со стороны гордящейся своей гомогенностью потомков нации Ямато. Хотя в открытую об этом не говорят, представителей этих сословий консервативные японцы рассматривают как «нечистых» и всячески чураются. Не раз сталкивался с удивлением и молчаливым осуждением «чистыми» японцами моих контактов с такими людьми и их организациями.

Вскрытые факты похищения сограждан еще больше возбудили в Японии антикорейские настроения, породили требования примерно наказать «северных варваров и изуверов». Понять японцев можно. Невозможно было равнодушно видеть на экранах японских телевизоров слезы и отчаяние родителей, умолявших правительство страны сделать все возможное для возвращения похищенных детей.

К чести тогдашнего премьер-министра Японии Дзюнъитиро Коидзуми надо отметить, что он внял мольбам отцов и матерей и, несмотря на отсутствие дипломатических отношений между двумя странами и более чем холодные отношения, отправился в 2002 г. в Пхеньян на прямые переговоры с северокорейским лидером Ким Чен Иром о судьбе похищенных. Переговоры увенчались частичным успехом. Глава КНДР признал похищения, осудил участников этих преступлений и принес официальные извинения. К неописуемой радости родных в Японию «на побывку» были отпущены пять насильно вывезенных японцев. Хотя они должны были вернуться в Северную Корею к оставшимся там семьям, под давлением японской общественности Коидзуми, нарушив свое обещание, позволил им остаться в Японии. Это не помешало Коидзуми в 2004 г. вновь посетить Пхеньян и продолжить переговоры о вызволении оставшихся соотечественников из плена.

Пишу об этом с тем, чтобы напомнить, что при соблюдении международных правил общения, дипломатических норм с северокорейским руководством можно решать возникающие проблемы, находить компромиссы. Понимаю, что политический «ястреб» Абэ едва ли, опасаясь критики своего правонационалистического окружения, может последовать опыту своего предшественника Коидзуми и отправиться в Пхеньян. Хотя возможность прямого разговора с Ким Чен Ыном допустил его старший союзник — президент США Дональд Трамп. Да еще заявил, что «сочтет за честь» такую встречу.

Возможен и другой вариант. Нынешнее японское правительство — коалиционное, оно сформировано совместно с занимающей более миролюбивые позиции, чем Абэ и правое крыло ЛДП, партией Новая Комэйто, опирающейся на крупную буддийскую организацию «Сока гаккай». Это позволяет лидерам этой партии или входящим в правительство от Комэйто министрам прозондировать возможность организации встречи с Ким Чен Ыном. Ибо заявления Абэ и прежнего министра иностранных дел Японии об отказе от переговоров и всемерном усилении давления на КНДР — путь в никуда, а вернее, к катастрофе, которая может начаться и вопреки намерениям сторон. Ибо обстановка накалена настолько, что пожар может вспыхнуть от одной случайной искры. И тогда будет поздно искать контактов для урегулирования или хотя бы ослабления напряженности.