2 сентября 1945-го: «Давайте называть Победу — Победой!»

Вместо безликого Дня окончания Второй мировой войны сахалинское отделение Русского географического общества предложило сделать его Днем Победы во Второй мировой войне

Южно-Сахалинск, 9 августа 2017, 07:54 — REGNUM  Сахалинское отделение Русского географического общества выступило с инициативой о присвоении 2 сентября 1945 года официального наименования — «День Победы во Второй мировой войне». Патриоты считают, что безликое название «День окончания Второй мировой войны» не отражает подвига советского народа, ветеранов, отдавших жизни в борьбе c фашизмом. По мнению сахалинских исследователей, присвоение этому дню официального статуса «Победы» способно поставить точку в территориальных претензиях Японии, передает корреспондент ИА REGNUM.

Читайте также: Япония и Гитлер: стратегия коварства

«Ситуация родилась не вчера — очень давно. Еще в 1998 году Федеральное собрание Российской Федерации по инициативе Сахалинской Областной думы приняло закон об объявлении 3 сентября Днем Победы над милитаристской Японией. Однако президент РФ Борис Ельцин 30 октября 1998 года этот закон отклонил, предложив другую дату — 2 сентября. Само значение этого дня для жителей Дальнего Востока, для России в целом Ельциным не оспаривалось. Однако, учитывая то, что соседняя Япония формально от территориальных претензий не отказывается, считаю, что в официальном наименовании этого славного дня должен быть применен термин «Победа». Это, помимо прочего, даст позитивную оценку на государственном уровне присоединения к нашей стране Южного Сахалина и Курильских островов. Это, к тому же, обеспечит защиту культурного суверенитета России от внешней культурно-ценностной экспансии и деструктивного информационно-психологического воздействия», — рассказал председатель сахалинского отделения Русского географического общества (РГО) Сергей Пономарёв.

Вновь энтузиасты — патриоты из сахалинского отделения РГО вернулись к этому вопросу не так давно и нашли поддержку у Облдумы Сахалина.

Депутат регионального Заксобрания Александр Болотников направил официальный запрос в МИД России. И получил ответ, из которого следовало, что ведомство, в принципе, не возражает против самой идеи отражения в перечне дней воинской славы исторических фактов, касающихся роли нашей армии и народа в победе над милитаристской Японией. При этом в ведомстве особо подчеркнули, что «соответствующая формулировка должна исключать возможность трактовки боевых действий на Дальнем Востоке в августе-сентябре 1945 года как отдельного вооруженного конфликта между СССР и Японией вне контекста Второй мировой войны».

«К сожалению, даже в трудах отдельных российских историков встречается термин «Советско-японская война 1945 года». Важно закреплять соответствующее исторической правде понимание того, что вступление СССР в войну с Японией 9 августа 1945 года было осуществлено исключительно в рамках договоренности с союзными державами в целях скорейшего завершения Второй мировой войны. Одновременно считали бы целесообразным сохранить в Федеральном законе памятную дату — «2 сентября — День окончания Второй мировой войны», поскольку это способствует продвижению объективных оценок истории Второй мировой войны», — проинформировало министерство иностранных дел Российской Федерации.

Читайте также: Япония мечтала отнять у СССР Сахалин, Камчатку и земли к востоку от Амура

«Мы также полагаем, что говорить о событиях августа-сентября 1945 года следует исключительно в контексте Второй мировой войны. Но настаиваем на том, чтобы Победу называть Победой. Если уж так не хочется говорить о победе над Японией, можно назвать этот день Днем воинской славы. Хотя, повторяю, в нашем понимании это — День Победы во Второй мировой. И понимание важности этого есть и в МИД РФ, и в Минобороны РФ. Но заключение по предложенному Сахалинской Облдумой законопроекту будет писать аппарат правительства РФ. Увы — но с 1998 года на подобные инициативы они дают отрицательные заключения. А без этого Госдума закон принять не может», — подчеркнул Сергей Пономарёв.

Для тех, кто воевал на Дальнем Востоке в те памятные дни 1945 года 2 сентября — однозначно День Победы во Второй мировой войне. Иначе как же быть с 2 миллионами медалей «За победу над Японией»? Как быть с сотней «Героев Советского Союза», с другими орденами и медалями, полученными нашими солдатами и офицерами в августе-сентябре 1945?

«Я войну с Германией пропустил, мал был. А в 1945 мне как раз 17 годков исполнилось. Призвали. Сам-то я из Горьковской области родом. Вот погрузили нас в эшелон и отправили на Дальний Восток, в Амурскую область. У меня 5 классов образования было. Тогда считалось — грамотный! Меня определили сразу в разведку, в истребительный противотанковый артиллерийский полк. Так разведчиком и дошел до конца войны. Наш полк состоял в основном из таких, как я, тех, кто ту, большую, войну не увидел. Но мы все время наступали. Такой был приказ. Но вот когда с западных фронтов подтянулись наши танкисты, те, которые до Берлина дошли, вот это было уже совсем другое дело! Они просто летели на своих танках, как будто никаких преград перед ними не было! Запомнил, какие глаза у них были… Такие… спокойные, веселые, что ли. В отличие от нас, молодых, пороха не нюхавших, они будто знали, что победят. Наверняка знали. Японцы боялись их до ужаса просто», — поделился воспоминаниями ветеран боевых действий в августе-сентябре 1945 года Иван Федорович Пазухин.

Разведчик Иван Пазухин был награжден медалью «За боевые заслуги» за то, что при бое за город Сунн-у доставил важные документы в штаб полка, прорвавшись сквозь минометный огонь.

2 сентября Иван Пазухин считает Днем победы во Второй мировой войне.

«Конечно, Победа. А как иначе?», — удивился ветеран.

Читайте также: Наказание за «компромисс»: Япония требует себе особого «права» на Курилах

Как сообщало ИА REGNUM, Япония мечтала отнять у СССР Сахалин, Камчатку, земли к востоку от Амура. Решение Императорского совещания от 2 июля 1941 года гласило: «Мы будем скрытно усиливать нашу военную подготовку против Советского Союза». Императорское совещание, на котором в присутствии монарха должна была определиться политика Японии в условиях начала советско-германской войны, было назначено на 2 июля 1941 года. Накануне, 1 июля, японское правительство составило послание в адрес правительства СССР, в котором лицемерно заявляло об «искреннем желании поддерживать дружественные отношения с Советским Союзом», о «надежде на скорое окончание советско-германской войны, заинтересованности в том, чтобы война не охватила дальневосточные районы». Верховное командование Японии охарактеризовало это послание «дипломатической прелюдией начала войны». При этом считалось, что меры по дезинформации советского правительства относительно подлинных планов Японии должны особо активно проводиться накануне предполагавшегося удара по СССР.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail