Террорист и будущий Нобелевский лауреат

Знакомьтесь: Гульбеддин Хекматияр, террорист, миротворец и защитник власти. Бывший лидер вооруженной оппозиции Афганистана стремится к тому, что получилось у Арафата

Александр Шпунт, 7 июля 2017, 11:05 — REGNUM  

В среду, 5 июля, возглавляемая Гульбеддином Хекматияром, бывшим премьером в правительстве моджахедов, респектабельная легальная Исламская партия Афганистана, — в недавнем прошлом террористическая группировка «Хизб-и-Ислами», еще несколько месяцев назад вторая по мощности оппозиционная военная сила в Афганистане после талибов, — заявила, что разработает стратегию мирных переговоров с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Исламская партия, подписавшая в сентябре прошлого года соглашение с Афганским правительством, в котором она отказывается от вооруженной борьбы против властей и переходит в легальное поле афганской политики, заявила, что она уже ведет переговоры с влиятельными политическими игроками коалиции и правительством, чтобы составить основу для того, что могло бы убедить «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) перейти на поле мирных переговоров.

Представители партии утверждают, что Исламская партия также уже связалась с самыми влиятельными командирами талибов, которые сообщили, что они (при выполнении пакета их условий, разумеется) сложат оружие и присоединятся к мирному процессу.

Главным переговорщиком определен Мохаммад Амин Карим, один из лидеров политического крыла «Хизб-и-Ислами» — он же и был руководителем делегации тогда еще террористической группировки на переговорах с правительством в сентябре 2016 года.

Эта инициатива выглядит очень выверенной.

Она выдвинута в условиях тупика в мирных переговорах между правительством и движением «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), с одной стороны — и явно проявленного стремления талибов к легализации (О чем подробно рассказывало ИА REGNUM ), с другой стороны.

«Это будет не так, как в прошлом, когда политические партии проводили частные и неофициальные переговоры с талибами внутри и за пределами страны, а затем делали оскорбительные и неприемлемые высказывания против них в средствах массовой информации», — сказал Карим.

«Если все [легальные] политические партии, люди Афганистана, активисты гражданского общества и видные фигуры страны достигают консенсуса и объединяются вокруг одной позиции, я уверен, что такой подход … приведет нас к выходу из тупика…» — высказался по этому поводу влиятельный депутат Давуд Калакани.

В июне Гульбеддин Хекматияр провел масштабный цикл переговоров с известными политическими деятелями, в том числе с Абдул Расулом Сайяфом, экс-президентом Хамидом Карзаем, министром иностранных дел Салахуддином Раббани — высшим кругом афганской политической элиты.

Очень похоже, что этот круг и выдал мандат Хекматияру на прощупывание позиции талибов относительно повторения его пути — ни у кого из нынешней элиты Афганистана нет достаточного для этого веса в глазах оппозиционеров.

За последние пятнадцать лет афганское правительство в рамках своих мирных инициатив несколько раз предпринимало попытки переговоров разной направленности и интенсивности, надеясь убедить «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) поддержать мирный процесс.

Ни одна из них не принесла даже тени результатов.

Во многом это связано с тем, что в течении десятилетий правительство Афганистана было де-факто марионеточным и полностью зависимым от США, а те, — не сильно углубляясь в то, что на самом деле представляет собой Афганистан, — любые попытки пойти на переговоры с талибами рассматривали как доказанное предательство.

Но ситуация изменилась — и афганское правительство уже не могло игнорировать спешное бегство США из афганской темы, особенно усилившееся с приходом в Овальный кабинет президента Трампа, всю свою избирательную кампанию декларировавшего, что Америка слишком уж погрязла в делах Большого Ближнего Востока и пора бы вернуться домой и заняться делами там.

Это почувствовали и талибы, которым, похоже, разонравилось прятаться по горным пещерам на пакистанской границе.

Пример Гульбеддина Хекматияра, одним росчерком пера превратившегося из кошмарного террориста в респектабельного политика, — а теперь и миротворца национального уровня — показался им крайне интересным.

Уже пять лет как в Дохе, столице Катара, открыт политический офис «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Довольно долго он был в политической консервации, и вот уже несколько месяцев показывает высокую активность.

Весьма грамотно талибы не стали влезать в новую для них тему мирового дипломатического круга самостоятельно, а обратились за посредничеством к Осло.

Норвежцы, памятуя о славе и влиянии, которую они приобрели в международных делах, посредничая в единственном работающем и сегодня соглашении между палестинцами и израильтянами (т. н. «соглашения Осло»), с энтузиазмом взялись за дело и выделили талибам в качестве советника и посредника опытнейшего и авторитетного на мировом уровне дипломата Альфа Арне Рамслина. Ведь слава «соглашения Осло», мягко скажем, померкла — прежде всего, в свете его крайней непопулярности сегодня как у израильтян, так и у палестинцев.

При посредничестве норвежцев Шер Аббас Станикази, шеф политического офиса «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), провел ряд встреч в Осло, Карачи и Бангкоке с политическими фигурами региона и стран Запада — нет, пока не лидерами, но их доверенными лицами. После этого господина Станикази пригласили в Пекин — а как же здесь без Китая? Или кто-то всерьез думал, что такой важный процесс Пекин пустит на самотек?

Этот визит в Пекин произошел только через несколько дней после того, как в Москве встретились китайские, пакистанские и российские дипломаты и призвали удалить лидеров талибов из списка санкций Организации Объединенных Наций, а Москва, возможно, наслаждаясь иронией и явно играя в паре с Пекином, тогда предложила себя в качестве места мирных переговоров между правительством Афганистана и «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

«…Вопрос о формировании коалиции не входит в повестку дня встреч господина Хекматияра с политическими лидерами. Его цель — создание консенсуса между политическими фигурами, лидерами, моджахедами и старейшинами племен…» — так отреагировал на вопрос о политических планах Гульбеддина Хекматияра его официальный представитель.

Что ж, возможно, это и так. Ведь Хекматияр только весной вернулся в Афганистан, а никакой лидирующей роли в коалиции ему явно не предложат.

А вот Нобелевскому лауреату Гульбеддину Хекматияру никакой другой роли, кроме как лидера нации, предложить не смогут. Ведь у Арафата же получилось — а вели проект его превращения в глазах Запада из террориста в миротворцы те же специалисты из Осло, где Нобелевская премия мира и вручается.

Читайте ранее в этом сюжете: Наш друг «Талибан»: почему Россия сотрудничает с недавним врагом

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail