Кургинян: Ленинопад – симптом психополитической неустойчивости элиты

Консенсус предельно враждебных друг другу групп, которые соединяются в антисоветизме, основан не на единстве чувств по отношению к коммунизму. Это — политический консенсус

4

Санкт-Петербург, 7 июня 2017, 02:01 — REGNUM  Внутри полубредовой смеси из патриотизма и антисоветизма комбинируются несколько вещей, делающих эту смесь взрывоопасной. О попытках совместить любовь к Родине и ненависть к ее истории рассказал политолог Сергей Кургинян на конференции «Октябрьская революция. Мифы и реальность», прошедшей 6 июня в Санкт-Петербурге.

Внутри этой странной смеси комбинируется несколько факторов. Прежде всего, это заложенный, предустановленный антисоветизм современной элиты: строя нечто новое на обломках Советского Союза, элита по определению не могла относиться иначе к тому, что сносила.

Как известно, на обломках социализма ускоренными темпами строился капитализм (второе весьма специфическое слагаемое). Ельцину действительно удалось построить капитализм за пять лет. Но только капитализм в стране, где все крупные денежные накопления были преступными, мог получиться только криминальным, строящимся за счет легализации этих преступных накоплений.

«А являясь таковым, он превратился во что есть. Ему не нужно, чтобы его тайна, его скелет в шкафу был обнаружен. В соответствии с этим желательно советское так демонизировать, чтобы любые претензии по отношению к капитализму можно было свести к «ой, вы возвращаете нас в совок!», а «совок — это ужасно», — сказал политолог.

И третья составляющая — это консерватизм, порой ошибочно понимаемый как косность, ретроградность, отсутствие развития.

«Консерватизм — это развитие с опорой на традицию. Никаких других внятных определений быть не может», — уверен Кургинян, подчеркивающий невозможность удаления фундаментального пласта традиции — и попытку опереться на образовавшуюся пустоту.

В результате подобная смесь сопровождается элементами психополитической неустойчивости, когда с одной стороны — люди пытаются подрывать нечто, так как это не соответствует их интересам, а с другой — вынуждены это укреплять, потому что без него невозможно государство. Высшее проявление подобного диссонанса — снос памятников Ленину на Украине, — Ленину, без которого Украины не было бы вообще.

«Как им сочетать все это, не сойдя с ума, — непонятно. Но то же самое, хоть и в меньшей степени, происходит и в России», — уверен Кургинян, считающий, что истребить в народной памяти 70 лет существования СССР невозможно по массе причин.

И прежде всего — по элементарной логике: если Великая Отечественная война — самое героическое, что только может быть, а СССР, победивший в этой войне, самое страшное, что может быть, то как это можно сочетать? Но главное — это возможный исход подобного истребления памяти и искажения правды.

«Если 70 лет — черная дыра, место порока, разврата и ужаса, то народ неполноценен. Это народ, который должен быть под опекой. То есть — под внешним управлением на территории государства», — убежден Кургинян.

А значит, борьба за то, чтобы вернуть народу историческое самосознание, — это борьба за государство. И если есть антисоветские силы, которые из патриотических побуждений хотят сильного государства, им придется с этим смириться. И принять в качестве нормы политической жизни страны.

Читайте ранее в этом сюжете: Самая откровенная фальшивка о большевиках

Читайте развитие сюжета: Либеральный фашизм — политический гибрид XXI века

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.