В командовании российской армии произошел раскол, обстановка накаляется

«Революционный год» ИА REGNUM — ежедневная историческая хроника главных революций XX века

Санкт-Петербург, 22 октября (4 Ноября) 1917, 12:00 — REGNUM  22 октября ночью (на 23 октября) замминистра-председателя Коновалов узнал о рассылке Военно-Революционным Комитетом в части гарнизона телефонограммы о неподчинении приказам штаба военного округа, если они не санкционированы им. Коновалов немедленно отправился в Зимний дворец к Керенскому, куда были вызваны министры Малянтович, Никитин, Прокопович. На состоявшемся совещании Керенский стоял за принятие мер к окончательной ликвидации Комитета, но, ввиду донесения главнокомандующего Петроградским военным округом Полковникова о ведущихся с Комитетом переговорах относительно увеличения количества представителей при штабе, Керенским было отдано по телефону распоряжение начальнику штаба округа Багратуни — предъявить Совету ультимативное требование об отмене телефонограммы; в противном случае военными властями будут приняты «энергичные меры для восстановления законного порядка».

«Известиями ЦИК» опубликовано обращение ЦИК «к рабочим и солдатам Петрограда» с призывом воздержаться от всяких выступлений. Подобное же воззвание, заканчивающееся призывом «убеждением, а если понадобится, то и делом воспрепятствовать всякому вооруженному выступлению», опубликовано в газете «Дело Народа» от имени ЦК партии эсеров.

В «Известиях ЦИК» и «Рабочей Газете» опубликовано:

«На сегодня, 22 октября, власти ожидают выступлений с большей вероятностью, чем 20 октября. Военные и гражданские власти приготовились к возможным выступлениям. Как передают, несмотря на запрещение уличных собраний, постановленное еще два месяца тому назад Вр. Пр-вом, собрания совершенно мирного характера будут допущены. Но, в случае возникновения хотя бы незначительного волнения, милиция обязана предложить собранию разойтись, составить протокол на президиум. При неисполнении этого требования собрание будет рассеиваться всеми имеющимися средствами вплоть до применения силы, причем решено не останавливаться ни перед чем для подавления эксцессов».

В «Известиях ЦИК» опубликовано обращение Исполкома Совета Солдатских Депутатов 12-й армии к петроградскому гарнизону, призывающее исполнить боевые приказы о выходе из Петрограда и не поддаваться «безумной агитации лжецов и демагогов».

Солдатская секция ЦИК Советов по вопросу о текущем моменте приняла положения о постановке вопроса о мире как конкретного вопроса сегодняшнего дня и о принятии решительных мер к сохранению порядка в тылу, о передаче земли в ведение земельных комитетов.

«В проведении мер, указанных выше, мы не должны останавливаться даже перед переходом власти к демократии (демократическому большинству Совета Российской республики), но переход власти к Советам Р и СД будет равносилен полному развалу армии и страны».

В Петрограде прошло празднование «Дня Петроградского Совета». По городу шли демонстрации сил, идущих под лозунгами Совета, и собирались средства в «железный фонд» Совета.

Газета «Рабочий Путь» вышла с передовицей:

«Сегодня день Петроградского Совета. Товарищи рабочие и солдаты! Устраивайте сборы и отчисления! Зовите массы под знамя Петроградского Совета! Все на митинги!».

На многотысячном митинге в Народном Доме весь зал, с поднятыми вверх руками, дал присягу — по первому зову Петроградского Совета броситься в решительный бой для захвата власти. Резолюции с требованием немедленной передачи власти в руки Советов были вынесены на ряде заводов, собранием литовских рабочих Выборгского района, митингом в цирке «Модерн» и т.д.

О значении этого «смотра сил» пишет Троцкий:

«Если повседневные заседания Совета, солдатской секции, гарнизонного совещания, фабрично-заводских комитетов давали внутреннюю спайку широкому слою руководителей; если отдельные массовые собрания сплачивали заводы и полки, то день 22 октября сплавил под высокой температурой в одном гигантском котле подлинные народные толщи. Массы увидели себя и своих вождей, вожди увидели и услышали массы. Обе стороны остались удовлетворены друг другом. Вожди убедились: дальше откладывать нельзя! Массы сказали себе: на этот раз дело будет сделано!

Успех воскресного смотра большевистских сил сбавил самоуверенности у Полковникова и у его высокого начальства. По соглашению с правительством и ЦИКом штаб сделал попытку договориться со Смольным. Почему бы, в самом деле, не восстановить старые, добрые, дружественные нравы контакта и соглашения?»

В газете «Рабочий Путь» опубликовано обращение:

«К тов. солдатам гарнизона Петроградского округа. Тов. солдаты, никаких выступлений из казарм без предварительного разрешения Петроградского Совета Раб. и Солд. Деп. не должно быть. Всеросс. Бюро Военн. Орг. ЦК РСДРП».

Военно-Революционным Комитетом принят ряд мер против возможного нападения со стороны правительства. Подвойский пишет:

«В.-Р. К-т, фактически взяв власть, должен был обеспечить Петроград от каких бы то ни было нападений с тыла; внутри сперва было решено не наступать, а ждать нападения со стороны правительства. Вслед за этим дан был приказ комиссарам В.-Р. К-та в полках, чтобы они немедленно представили доклады о состоянии принятых ими полков в революционном отношении. Полученные 21-го и 22-го числа доклады значительной части комиссаров указали, что полки всецело и решительно стоят на стороне Петроградского Совета и постановили своей вооруженной силой вырвать власть у Керенского и передать ее Петроградскому Совету.

Получив все эти донесения, В.-Р. К-т, таким образом подсчитав свои силы, дал войскам директиву пока оборонительного характера, а именно обеспечение обороны подступов к Смольному, полагая, что враг сам перейдет в наступление первый, но имея в виду организовать оборону так, чтобы сторонники правительства разбили свой лоб о мощь революционных сил».

Крейсер «Аврора», который должен был уйти из Петрограда на пробу машин после ремонта, получил распоряжение остаться; команде было сообщено, что крейсеру «Аврора» придется принимать самое активное участие в поддержке Совета в предстоящем перевороте.

Главнокомандующим Петроградским военным округом созвано совещание с участием представителей ЦИК Советов и комиссара при штабе округа; на это же совещание были приглашены представители полковых комитетов для обсуждения вопроса об отношении к штабу округа. В связи с этим приглашением в Смольном состоялось экстренное заседание полковых комитетов, принявшее следующее решение, разосланное по частям гарнизона в виде телефонограммы:

«Гарнизону города Петрограда и его окрестностей. Октября, 22-го дня, 1917 г.

На собрании 21 октября революционный гарнизон Петрограда сплотился вокруг Военно-Революционного Комитета Петроградского Совета Р и СД как своего руководящего органа. Несмотря на это, штаб Петроградского военного округа в ночь на 22 октября не признал Военно-Революционный Комитет, отказавшись вести работу совместно с представителями солдатской секции Совета. Этим самым штаб порывает с революционным гарнизоном и Петроградским Советом Р и СД. Порвав с организованным гарнизоном столицы, штаб становится прямым орудием контр-революционных сил. Военно-Революционный Комитет снимает с себя всякую ответственность за действия штаба Петроградского военного округа.

Солдаты Петрограда!

1) Охрана революционного порядка от контрреволюционных покушений ложится на вас под руководством Военно-Революционного Комитета.

2) Никакие распоряжения по гарнизону, не подписанные Военно-Революционным Комитетом, недействительны.

3) Все распоряжения на сегодняшний день — день Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов — остаются в полной своей силе.

4) Всякому солдату гарнизона вменяется в обязанность бдительность, выдержка и неуклонная дисциплина.

5) Революция в опасности. Да здравствует революционный гарнизон!»

После гарнизонного совещания выделенная им делегация во главе с подпоручиком Дашкевичем явилась на совещание в штаб округа, где огласила решение гарнизонного совещания, после чего удалилась.

Штабом округа послано Петроградскому Совету и Комитету приглашение делегировать на 23 октября представителей в штаб для переговоров. Экстренно вызван в Петроград главнокомандующий Северным фронтом генерал Черемисов.

Про настроения на самом фронте Троцкий пишет :

«Помощник правительственного комиссара Северного фронта доносил 22 октября военному министру, что идеи большевизма пользуются в армии всё большим успехом, что масса хочет мира и что даже артиллерия, крепившаяся до самого последнего времени, сделалась «восприимчивой к пораженческой пропаганде». Это тоже был немаловажный симптом. «Временное правительство авторитетом не пользуется» — так докладывает правительству его прямой агент в армии за три дня до переворота.

Правда, Военно-революционный комитет не знал тогда всех этих документов. Но и того, что он знал, было вполне достаточно».

Немедленного перехода власти в руки Советов, мира требуют: малый Совет депутатов латышских стрелков, 15-тысячный митинг царицынского гарнизона и граждан, общее собрание ачинского гарнизона, районный Совет в Ровеньках на Дону, собрание в селе Спас-Каменки, Дмитровского уезда Московской губернии. В газете «Рабочий Путь» также опубликован список резолюций 56 организаций, стоящих на платформе Петроградского Совета.

Двухтысячный митинг рабочих Сормовского завода принял резолюцию с требованием передачи власти Советам, земли, мира, рабочего контроля и т. д. и «скорейших перевыборов Сормовского Совета, поддерживающего политику соглашательства». Аналогичная резолюция принята съездом Советов Крестьянских Депутатов Южного района Московского военного округа в Харькове.

В «Известиях ЦИК» опубликован список 16 организаций, высказавшихся против созыва съезда Советов.

Московским городским продовольственном комитетом опубликовано объявление о сокращении с 24-го октября хлебного пайка до ½ фунта в день.

В Москве заключено до 60 коллективных договоров с союзом кожевников; все требования рабочих удовлетворены. Стачка кожевников, продолжавшаяся с сентября месяца, прекращается с 23 октября.

В Двинске закрылся армейский съезд 5-й армии. В состав нового армейского комитета вошли 28 большевиков, 23 эсера, 7 интернационалистов и 2 меньшевика; председателем избран доктор Склянский (большевик).

В Баку состоялись перевыборы Совета.

В Грозном открылся V съезд Советов Терской области. В резолюции по текущему моменту, наряду с требованиями немедленной ликвидации войны, мира без аннексий и контрибуций, права наций на самоопределение и т. д., фигурирует «немедленная передача неограниченной власти на местах органам, в состав которых должны войти поровну представители местных самоуправлений и Советов РС и КД».

В Ташкенте Краевой Совет, в связи с расстрелом и обезоружением крепостной роты, предложил Ташкентскому Совету «в смысле проверки действительного настроения и направления масс — переизбрать Исполнительный Комитет». Одновременно постановлено:

«Войти в соглашение с генеральным комиссаром… указать на отношения Краса к Исп. К-ту, который Крас постановил предложить Ташкентскому СР и СД переизбрать. Указать на отношение Краса к войскам, что Крас постановил издать приказ, призывающий к спокойствию и порядку».

Казанским Советом, по предложению фракции большевиков, в третий раз принято постановление об отпуске незначительного числа оставшихся неотпущенными призыва 1899 г. В ответ на это ночью был арестован один из видных представителей фракции — Грасис.

В Москве открылась областная конференция военных организаций большевиков, созванная Военным бюро при Московском комитете РСДРП (б). Из докладов с мест выяснилось, что гарнизон области крайне враждебно относится к Керенскому, к Временному Правительству, что настроение среди солдат приподнятое, боевое.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail