В связи с 327 федеральным законом о передаче Русской православной церкви храмов и монастырей руководство Владимиро-Суздальского музея-заповедника (ВСМЗ) намерено в первую очередь развивать на своей территории нецерковные объекты. При этом главным критерием развития объектов станет рост посещаемости пропорционально их площади — ради этого некоторые здания будут «разгружены» в пользу экспозиционно-выставочной деятельности, а для хранения будут использованы новые помещения. При этом музей-заповедник продолжит курс на увеличение внебюджетных доходов. Как передает корреспондент ИА REGNUM, об этом 18 мая заявил директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игорь Конышев на совещании, посвященном стратегии развития Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Владимиро-Суздальский музей-заповедник
Владимиро-Суздальский музей-заповедник
Hd Elen

В мероприятии приняли участие министр культуры России Владимир Мединский, ряд сотрудников Владимиро-Суздальского музея-заповедника, в том числе его директор Игорь Конышев, а также заместитель губернатора области по социальной политике Михаил Колков, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин, директор Института наследия имени Д.С. Лихачева Арсений Миронов. В ходе совещания также выяснилось, что на него пригласили и бывшего руководителя Владимиро-Суздальского музея-заповедника, Героя Труда Алису Аксенову, однако из-за проблем со здоровьем почетный президент музея присутствовать на совещании не смогла.

Подстраиваться под РПЦ

«Один из основных вызовов, которые сейчас существуют перед музеем, серьезный вызов, очень непростой вызов — это действия 327-ФЗ, закона о передаче церковного имущества», — заявил директор музея Игорь Конышев.

По его словам, на рассмотрении у Росимущества уже находятся заявки Русской православной церкви на передачу Георгиевского собора в Гусь-Хрустальном, Спасо-Преображенского собора, Знаменской церкви и приказной избы в Суздале, а также Троицкой церкви и Музея хрусталя и Золотых ворот во Владимире.

Более того, накануне стало известно, что в начале мая Русская православная церковь направила в Росимущество две заявки на передачу, соответственно, двух объектов Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале, которые также находятся в составе Владимиро-Суздальского музея-заповедника. При этом руководство музея не пошло по пути сопротивления, который, к слову, предусматривает закон, а решило задуматься о «диверсификации пространства»:

«Через несколько лет от музея может не остаться ничего — если закон будет приведен в действие. Это тот самый вызов, который в том числе заставляет нас думать о некой диверсификации музейного пространства, думать о том, какие приоритеты сейчас выбирать, чтобы музей оставался, развивался и принимал посетителей», — подчеркнул директор музея-заповедника.

К слову, ранее Игорь Конышев уже отвечал на вопросы относительно передачи зданий РПЦ. И если сейчас он говорит о том, что готов защищать каждое здание, то в октябре 2016 года говорил несколько другие вещи. К примеру, по поводу передачи Знаменской церкви в Суздале Конышев заявил: «Что касается этого объекта, то мы готовы его отдать хоть завтра, было бы куда переместить наше бюро».

Первая заявка от РПЦ, которая касалась Георгиевского собора в Гусь-Хрустальном, поступила еще в 2013 году. Теперь же будущее Музея хрусталя им. Мальцовых беспокоит не только руководство музея-заповедника, но и всю область и местный бизнес, который работает в городе.

«Чтобы не остаться через короткое время у разбитого корыта», администрация Владимиро-Суздальского музея-заповедника разработала совместное предложение по частно-государственному партнёрству, которое предполагает реновацию историко-культурного центра с возможным переносом Музея хрусталя из Георгиевского собора в здание напротив — бывшую богадельню, где сейчас располагается городская администрация. При этом сама городская администрация, как выяснилось, уже вполне готова пойти на уступку и переехать.

«С возможными достройками, реставрацией и приспособлением мы можем получить из этого здания 5200 кв. м площадей, нынешняя площадь Георгиевского собора — 1800 кв. м. Увеличить минимум в 2,5 раза объем экспозиционных площадей, и создать очень хорошие условия для оборудования депозитариев — не только хрусталя, но и при необходимости других музейных элементов», — констатировал Конышев.

В свою очередь, фонды мебели и дерева, которые сейчас находятся в Спасо-Евфимиевском монастыре в Суздале, планируется перевести в восстанавливаемую усадьбу Храповицкого в Муромцево, где на депозитарное использование предполагается выделить 1600 кв.м. При этом сам монастырь, скорее всего, законсервируют и сделают объектом для музейного показа.

Между тем церковь создаёт проблемы музею-заповеднику не только лишь в связи с потенциальной передачей имущества — из-за частых богослужений и испарений от свечей тревогу у музейщиков вызывает и сохранность недавно отреставрированных фресок Андрея Рублева в Успенском соборе во Владимире. По словам Конышева, все это может «свести на нет» все усилия по реставрации уже через несколько лет.

При этом музейщики могут входить в собор с часу до пяти — все остальное время там занимает Владимиро-Суздальская епархия — хотя это не регламентируется никакими официальными документами, но «так сложилось исторически». Главный хранитель музея Ольга Петрова, в свою очередь, отметила, что ситуация с Успенским собором «сложилась при прежнем руководстве за долгие годы», и теперь «бороться с ней сложно».

Министр культуры Владимир Мединский пообещал свою поддержку в решении этого вопроса. В свою очередь, директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин посоветовал рассмотреть этот вопрос на заседании Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации Русской православной церкви.

Квартирный вопрос

Наибольшую озабоченность у администрации вызывает реновация культурно-образовательного центра «Палаты», «потому что при общей площади 6200 кв. м, там доступно примерно 3200 кв. м, и посещаемость почти в два раза ниже, чем в Старом Владимире, где общая площадь 318 кв. м», пояснил директор.

В настоящее время руководство планирует разгрузить здание «Палат», увеличить там объём экспозиций и выставок, сделать здание «более привлекательным» для туристов. Объекты на хранении и реставрационные мастерские, которые в настоящее время содержатся в «Палатах», планируется при этом перевезти в здание дворца культуры завода «Точмаш», который располагается в двух километрах от «Палат» в старом микрорайоне города Владимира и обладает «хорошими инженерными характеристиками». На приобретение 8 тыс. кв. м здания музей-заповедник готов потратить около 100 млн рублей в течение трех лет при рыночной стоимости объекта в 189 млн рублей.

«Это позволит нам вынести из «Палат» депозитарий с реставрационными мастерскими, тем самым освободив «Палаты» для экспозиционного-выставочной деятельности, и позволит дополнительно в помещениях этого здания создать еще дополнительное многофункциональное пространство, в том числе для работы с местными сообществами, местным населением, потому что таких пространств нам, к сожалению, не хватает — у нас нет лекториев, нет нормальных зрительных залов во Владимире, всё то, что является неотъемлемой частью классического многофункционального современного музея», — прокомментировал Конышев.

К слову, ранее руководство музея совершало чуть ли не противоположные действия. К примеру, перевод экскурсионного бюро из отдельного здания, где были созданы все условия для экскурсоводов, на первый этаж «Палат». Для этого часть изданий, которые хранились в библиотеке и часто использовались музейными работниками, перевезли в Суздаль.

Отдельный интерес в заповеднике проявляют к развитию Музея деревянного зодчества, одного из самых посещаемых музеев на территории Суздаля — в городе, который, в свою очередь, обеспечивает 57% доходов бюджета заповедника.

«Мы запланировали для себя тоже за счет внебюджетных (средств) проектирование и формирование комплекса новых деревянных объектов — может быть, с переносом, может быть, с созданием копий уже построенных деревянных объектов, расположенных на территории Владимирской области конца XIX и начала XX века, чтобы расширить экспозиционные площади и, соответственно, функционал этого музея», — заявил директор заповедника.

Отметим, что аналогичную мысль озвучивала ранее и почетный президент музея Алиса Аксенова. Однако выслушивать человека, который фактически своими руками создал весь музей, Игорь Конышев год назад не захотел. В апреле 2017 года в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM он и вовсе заявил, что «не видит обязаловки советоваться с ветеранами труда». Теперь, похоже, директор выдает идеи «ветеранов труда» за свои…

Голые ягодицы вернутся в музей-заповедник?

Таковы основные задачи перед руководством музея-заповедника на среднесрочный период — 3−5 лет. В целом на действующих объектах планируется проводить реновации и экспозиции за счет собственных внебюджетных средств, создание зон для приёма гостей, где это возможно — создание доступной среды, а также пространства универсального использования, в том числе и для проведения культурных мероприятий.

Возрастающую роль внебюджетных средств в финансировании проектов музея-заповедника Конышев подчеркивал особо и неоднократно — по его словам, каждый второй потраченный рубль Владимиро-Суздальским музеем-заповедником уже зарабатывается самостоятельно. На положительную динамику роста доходов музея-заповедник обратил внимание и министр культуры Владимир Мединский.

В то же время директор музея-заповедника отметил, что внебюджетные доходы носят монопрофильный характер — они на 86% основаны на продажах билетов и экскурсионном обслуживании. В этой связи среди задач, которые ставит руководство музея-заповедника, значится также диверсификация структуры доходов: «не уменьшая (существующего) объема, привлечь дополнительные источники получения внебюджетных доходов».

Ради этого на территории музея-заповедника будут увеличиваться «торговые площадки для торговли штучным, сувенирным» товаром, а также развиваться система велопроката. «Всё, что может хоть какие-то деньги нам принести, мы постараемся, не нарушая сложившейся конфигурации музейной логистики, туда внедрять», — отметил директор.

В этой связи вспомнили и скандальную покупку ВСМЗ нового рояля — заместитель Губернатора области по социальной политике Михаил Колков отметил, что концерты, которые позволило организовывать новое приобретение, заметно повысили посещаемость музея, но в то же время подчеркнул, что это решение вызвало неоднозначную реакцию у сотрудников и общественности.

Затронули в ходе совещания и проблему сложившиеся в коллективе музея-заповедника отношения между сотрудниками после смены руководства. Заместитель директора по научной работе Мария Родина и главный хранитель музея Ольга Петрова констатировали, что атмосфера в коллективе бывает «разной», а смена руководства прошла достаточно болезненно и непросто.

Тем не менее, себя они причислили к числу тех сотрудников, которые всегда считали, что музею нужны серьёзные перемены, а потому считают хорошим знаком, по крайней мере, готовность нового руководства к инновациям. По их словам, эти инициативы должны быть направлены на повышение привлекательности музеев и комфортности их посещения, на развитие современных мультимедийных средств.

В то же время Родина пожаловалась на недостаток квалифицированных кадров с профильным образованием — местные вузы их не готовят, а из Москвы молодые специалисты едут неохотно (видимо, в отличие от многочисленных заместителей директора, приехавших из столицы, — ред.). Директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игорь Конышев, в свою очередь, отчитался о существенном росте средней заработной платы в заповеднике — по его данным, она выросла с 26 тыс. в 2012 году до 37 тыс. в 2016 году, и 40,1 тыс. в начале 2017.

Ближе к концу мероприятия министр культуры Владимир Мединский обратил внимание участников совещания на публикацию ИА REGNUM, в которой сообщалось о массовых увольнениях опытных сотрудников из музея-заповедника за последнее время. Впрочем, как главный хранитель музея Ольга Петрова, так и директор Игорь Конышев не стали комментировать вопрос по существу, сославшись на отсутствие «конкретных фамилий». При этом они заверили министра, что слухи об увольнениях явно преувеличиваются, и массовые увольнения опытных сотрудников проводить руководством музея-заповедника было бы просто невыгодно.

ИА REGNUM напоминает, что увольнения сотрудников подтверждали и в самом министерстве. По итогам проверки в ведомстве сообщили следующее: «За период с 17 июня 2016 года 4 сотрудника уволены по соглашению сторон, 1 — по сокращению штата и 32 — по собственному желанию (временная (сезонная) работа, переход к другому работодателю, перемена места жительства, в связи с выходом на пенсию)». Нужно ли уточнять, что «увольнение по собственному желанию» — не всегда происходит действительно по желанию сотрудника?

Читайте развитие сюжета: «РПЦ забирает 8 зданий у владимирского музея, директор не сильно против»