Президент Дональд Трамп назвал КНДР острейшей угрозой, от которой никто не застрахован, и единственный способ заставить КНДР отказаться от ядерного оружия — это оказать на неё достаточное давление со стороны США, Японии, Южной Кореи и Китая. Только так можно убедить лидера страны Ким Чен Ына в необходимости заключения сделки.

Чучхе. КНДР
Чучхе. КНДР
O-stranah.ru

И когда Северная Корея сядет за стол переговоров, все четыре государства должны быть готовы добиваться только положительного ответа, предлагая Пхеньяну ряд стимулов в области как экономики, так и безопасности, чтобы ядерное разоружение стало разумной альтернативой для лидера КНДР. Однако избрание нового президента Южной Кореи может создать определенные трудности для осуществления данного плана, пишут Джон Вольфсталь и Абрахам Денмарк в статье для The Foreign Policy.

Крайне важной частью этого плана, отмечают авторы, является привлечение Китая к оказанию давления на своего соседа. Недавно Трамп, который даже отказался говорить с лидером Тайваня Цай Инвэнь, похвалил — хоть и преждевременно — председателя КНР Си Цзиньпиня за помощь в решении проблемы северокорейского ядерного оружия. Но, к сожалению, этот план безоснователен, поскольку в целях обеспечения собственной безопасности Китай вряд ли будет оказывать давление на Пхеньян. К тому же недавно стало известно, что Пекин подтвердил приглашение северокорейского руководства на важный экономический саммит, тогда как посол КНР в США выступил со статьей, согласно которой Китай сделал все возможное, чтобы принудить Пхеньян к переговорам.

Несмотря на действия КНР, настоящим центром любой стратегии в отношении Северной Кореи есть и всегда было близкое сотрудничество с союзниками США, особенно с Южной Кореей. И избрание нового президента Республики Корея Мун Чжэ Ина осложнило эту задачу. Помимо стремления побороть коррупцию, стоившую президентского кресла его предшественнице, а также оживить экономику, ключевым аспектом платформы Муна стало возобновление попыток примирения и совместного с КНДР экономического развития. Подобное взаимодействие незамедлительно пойдет вразрез со все большим желанием Вашингтона изолировать Северную Корею так, как никогда ранее.

Поэтому если не будут предприняты незамедлительные попытки гармонизации позиций Вашингтона и Сеула, все надежды на выдвижение единого фронта против КНДР будут утеряны, тогда как по альянсу США и Южной Кореи будет нанесен непоправимый удар. Без нового курса страны выйдут на довольно неровный путь взаимоотношений, усугубляемый недавними действиями Трампа. Так, заявив о том, что Сеулу придется заплатить за системы ПРО THAAD, и пригрозив выйти из двустороннего соглашения о свободной торговле, Трамп осложнил отношения с Муном. Хотя их первый телефонный разговор и прошел в целом неплохо, однако потребуются значительные усилия, чтобы сохранить позитивный дух отношений.

Правильным первым шагом стало приглашение Муна в Вашингтон для консультаций по совместной стратегии в отношении КНДР. Если Трамп смог найти общий язык с Китаем — как отмечают авторы, недемократическим потенциальным противником США, — можно быть уверенным, что Вашингтон найдет его в диалоге с одним из своих наиболее важных союзников. Повестка дня этих консультаций будет носить вполне однозначный характер — установление общих целей, приход к компромиссу по стратегии привлечения КНДР к переговорам, а также создание общего их плана, благодаря которому будет гарантировано, что ни одна страна не нарушит интересов другой. Без какой-либо общей стратегии КНДР и КНР без труда вобьют клин между двумя союзниками, стремящимися мирным путем разрешить проблему наличия ядерного оружия у КНДР. Такой исход может нанести значительный ущерб альянсу в очень важный момент. Помимо продвижения ядерной программы, внесение раскола между США и Южной Кореей всегда было и остается крайне важной задачей для Пхеньяна.

Более того, президенты Трамп и Мун должны согласовать шаги по усилению гарантий Южной Корее. Все усиливающаяся угроза со стороны КНДР обостряет опасения в Южной Корее относительно воли и способности США прийти на защиту страны. Сеул и Вашингтон могут договориться о совместных мерах, направленных на поддержание уверенности в приверженности США. Подобный шаг будет включать все временное увеличение контингента войск США, а также укрепление потенциала самообороны Южной Кореи. Не стоит отказываться и от периодических военных учений с США, а также, возможно, и с Японией, подкрепляемых регулярными визитами в Сеул.

Крайне важную роль играет и то, какую помощь предложить Северной Корее. Мун выступает за соглашение, однако его стратегия может напрямую подорвать стремление США оказать максимальное давление на Пхеньян. Однако это шаг в правильном направлении: поскольку и Вашингтон и Сеул преследуют одну цель ядерного разоружения КНДР, то помощь от Южной Кореи может быть использована в качестве стимула на переговорах. Для администрации Трампа крайне важно, чтобы Мун предлагал лишь ту помощь КНДР, которая будет соответствовать согласованной альянсом стратегии переговоров. За исключением гуманитарной помощи, КНДР не должна получить что-то взамен ни на что.

Наконец, последней темой, которую нужно обсудить с Муном, станет укрепление трехстороннего сотрудничества в области безопасности с Японией. Все три страны разделяют значительную обеспокоенность относительно северокорейской угрозы и добились значительного прогресса в укреплении сотрудничества под руководством президента Обамы, главы Южной Кореи Пак Кын Хе и премьер-министра в ее правительстве Муна. Сохранение прогресса в этой области в значительной мере посодействует безопасности всех вовлеченных лиц, а также будет четким сигналом Китаю, что если Пекин не будет уделять достаточно внимания проблеме северокорейского ядерного оружия, то к этому его подтолкнут последствия бездействия.

Таким образом, для оказания настоящего давления на КНДР, как в случае с большим числом иных шагов, необходимых для безопасности США и их союзников, Белому дому необходимо вести правильную политику союзов и координации решений большого числа стран, придерживающихся противоречащих друг другу приоритетов и политических взглядов. Это всегда требовалось от лидеров США и, по сути, носит неотменяемый характер сейчас, если администрация Трампа хочет добиться успеха по вопросу Северной Кореи там, где других ждал провал.