Интенсивно проводящиеся в настоящее время новые — старые переговоры между Россией и Японией по навязанной Токио повестке, и в ее понимании это: «острова южных Курил (Кунашир и Итуруп) и острова Малой Курильской гряды (Хабомаи и о. Сикотан в японской терминологии, в нашей о. Шикотан) в обмен на мирный договор и сотрудничество». В понимании же Москвы это несколько уже — «мирный договор и сотрудничество в обмен на передачу группы островов Малой Курильской гряды (Хабомаи и о. Шикотан) после заключения мирного договора». Такой разный подход сторон к развязке «территориального узла» накануне очередного тура переговоров между президентом России В. Путиным и премьер-министром Японии С. Абэ, которые должны состояться 27−28 апреля, свидетельствует о вступлении их в весьма опасную фазу. Почему опасную?

Рыбий глаз
Рыбий глаз
Paulturgeon.com

Во-первых, потому, что, не ответив на главный вопрос, стоящий прежде всего перед Россией: «А зачем России нужен спустя более 70 лет после окончания Второй мировой войны с Японией, которая к тому же была агрессором и капитулировала перед участниками антигитлеровской коалиции, мирный договор? Да еще и мирный договор ценой передачи ей ряда островов, как минимум малой Курильской гряды?» — контрпродуктивно вести какие-либо дальнейшие переговоры. Да еще и по навязываемому нам японцами «совместному хозяйственному освоению» только тех островов, которые Япония официально провозгласила как «исконно японские территориии».

Во-вторых, российская сторона, не ответив на первый вопрос и согласившись развивать с японской стороной только на южных Курилах (тех самых, которые японцы считают своими) «совместное хозяйственное их освоение», подтверждает тем самым как минимум своею неспособность самостоятельно вести хозяйственную деятельность и решать экономико-социальные вопросы своего населения, проживающего на этих островах, своими силами. И здесь вспоминается «крылатое напутствие» председателя РФ Д. Медведева всем нам и, в данном контексте курильчанам: «Денег нет, но вы держитесь!»

Более того, соглашаясь на «совместное хозяйственное освоение» только южных Курил, не спросив мнения курильчан, тем самым Кремль косвенно дает надежды японцам на передачу им этих российских территорий в будущем. Кроме того, такой подход создает напряженность и неуверенность в судьбе собственного населения южных Курил. Это еще и свидетельствует о том, что те «специалисты», а это, как известно, в основном мидовцы, которые готовят материалы для нашей делегации на переговоры, совершенно не учитывают опыт прошлого советско/российско-японского экономического сотрудничества, включая и сотрудничество в рыбной отрасли. Последнее направление всегда было в планах Японии одним из побуждающих мотивов в курильском территориальном вопросе. К тому же наши «спецы», да и те, кто ведут переговоры с японской стороной, игнорируют в целом экономический потенциал южных Курил, не говоря уже об их стратегическом значении с учетом современных знаний и изменившейся геополитической обстановки в Северо-Тихоокеанском регионе.

Курильские острова. Водопад
Курильские острова. Водопад
Peter

Само географическое положение Курильского архипелага, да и вся его история свидетельствуют о том, что это, образно говоря, «ключи» от всего Дальнего Востока России. Тот, кто ими владеет, полностью контролирует все Охотское море, а также торговое и военное судоходство, базирующиеся в дальневосточных портах России. К тому же из многочисленных курильских проливов только два, которые расположены у южных Курил — Екатерины и Фриза, являются незамерзающими и по существу главными воротами для выхода отечественого торгового, рыболовного и военного флота на просторы Тихого океана.

Морские районы, прилегающие к Курильским островам с тихоокеанской и охотоморской сторон, включая само Охотское море, являются самыми продуктивными рыбопромысловыми районами северной части Тихого океана. В настоящее время отечественный рыбопромысловый флот добывает здесь около 3 млн т морских живых ресурсов в год стоимостью около 4 млрд долларов США. Потенциальный же возможный вылов этого морского района, с учетом введенной Россией здесь 200-мильной исключительной экономической зоны, оценивается в 5—6 млн т в год.

Курильские острова. Местная фауна
Курильские острова. Местная фауна
Peter

Не менее существенны на Курильских островах, особенно на южных Курилах, запасы различных минеральных ресурсов (железа, титана, серебра, золота, рения и других), а на шельфе — углеводородного сырья (см. карту-схему).

На самих южных Курилах постоянно проживают более 19 тыс. российских граждан, многие из которых считают их своей малой родиной и намерены жить здесь и далее. К сожалению, это их право не звучит за столом «торгов по курильским японским территориальным притязаниям».

Курильские рыбные уроки Хрущева — Хатоямы

Как все это напоминает советско-японские переговоры 50-х годов прошлого века с этой же повесткой дня. Тогда Н. Хрущев во время его переговоров с японским представителем И. Коно 16 октября 1956 года заявил о том, что «экономически эти территории (имеются в виду острова южных Курил, пояснение автора) не имеют никакого значения. Наоборот, они нам приносят убытки и ложатся тяжелым бременем на бюджет». Не исключено, что и сейчас такой оценки придерживаются не только российские переговорщики, но и руководство страны. По крайне мере разъяснение для жителей южных Курил по этому важнейшему вопросу со стороны властных федеральных структур отсутствует. Что же касается приведенного выше высказывания Н. Хрущева, то справедливости ради следует отметить, что передавать их японцам — южные Курилы — он и не собирался и мотивировал это в той же беседе с И. Коно следующим важным положением: «Но тут играют решающую роль соображения престижа страны, а также стратегическая сторона дела». Так что при всех обвинениях Хрущева в его непоследовательности при принятии решения по сделке с японцами: «вы нам Совместную декларации о прекращении войны, в последующем — заключение мирного договора и сотрудничество, а мы вам в ответ только острова Малой Курильской гряды (Хабомаи и о. Шикотан), плюс преференции для японских рыбаков по промыслу лососевых в наших дальневосточных водах и т. д.», он все же не пошел даже на обсуждение о принадлежности, не говоря уже о возможной передаче островов южных Курил, даже в перспективе. Но с позиции сегодняшнего дня Н. Хрущев слишком много, судя по Совместной советско-японской декларации 1956 года (далее по тексту Декларация 1956 года), дал Японии в обмен только на одно обещание заключить мирный договор. Однако не надо забывать, что в то время в области внешней политики Советский Союз вел последовательно линию — «мир во всем мире». Так что Н. Хрущев, заключив с Японией Декларацию 1956 года, выполнял партийную директиву — боролся за мир!

Российско-японские переговоры. Москва, октябрь 1956 года
Российско-японские переговоры. Москва, октябрь 1956 года

А каков курильский рыбный улов премьер-министра Японии И. Хатоямы? Весьма солидный. Подписав 19 октября 1956 года совместную советско-японскую Декларацию, по которой «…между ними (имеются в виду СССР и Японией — пояснение авт.) восстанавливается мир и добрососедские дружественные отношения», и далее «…передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан (имеется в виду о. Шикотан Малой Курильской гряды — пояснение автора)… и только после заключения мирного Договора…» Тогда тоже, согласно Декларации 1956 года, провозглашалось широкое экономическое сотрудничество, больше отвечающее, к сожалению, интересам японской стороны. Среди последних существенным было предоставление преференций по промыслу японскими рыбаками лососевых, происходящих в реках нашего Дальнего Востока, и прежде всего Камчатки, Сахалина, Приморья и Курил. В результате такого рыболовного подарка Хрущева японским рыбакам, которые стремительно развили вблизи наших дальневосточных берегов широкомасштабный дрифтерный промысел лососевых российского происхождения, который перехватывал лососей при их миграции на нерест в наши реки и поставил на грань уничтожения эти запасы и, как следствие, вызвал резкое падение вылова лососевых дальневосточными рыбаками. Если в первые послевоенные годы мы добывали в своей прибрежной зоне до 220 тыс. т в год, а японские рыбаки в морской части дрифтерными сетями, начав с 10—30 тыс. т, довели его к 1955 году почти до 170 тыс. т. В результате наши уловы сократились вначале в два раза, до 113 тыс. т, в последующем упали до 43 тыс. т. Остановить это процесс удалось только в конце ХХ — начале ХХI века, когда по результатам длительных двухсторонних советско-японских и многосторонних переговоров с заинтересованными странами в сохранении запасов лососевых в северной части Тихого океана был введен полный запрет дрифтерного японского промысла лососевых в этой части океана. В результате наши уловы не только вернулись к послевоенному уровню, но и превысили его, достигнув в отдельные годы рекордной величины более 500 тыс. т!

И еще один «курильский улов» премьер-министра Японии И. Хатоямы, но уже политический и, как я полагаю, позитивный. При всех внутрияпонских противоречиях по заключению с Советским Союзом Декларации 1956 года и колоссальном давлении США против этого, И. Хатояма все же, вопреки этому, пошел на подписание Декларации, сумел провести ее через ратификацию в парламенте Японии, взяв всю ответственность за это лично на себя, и… ушел в отставку. Одним словом, самурайский поступок!

Обладает ли нынешнее руководство Японии такими качествами, как И. Хатояма, чтобы противостоять США и вести самостоятельную политику во взаимоотношениях с Россией? Ответ на этот вопрос пока отсутствует.

Курильский рыбный «застой» Брежнева

Получив в наследство от Н. Хрущева курильский рыболовный улов с «приловом» об отказе советской стороны, ввиду изменившихся обстоятельств (заключение договора Япония — США), выполнять пункт 9 Декларации 1956 года, Л. Брежнев попытался все же реанимировать переговорный процесс по заключению мирного договора с Японией. Так, отвечая в апреле 1977 года на вопрос главного редактора газеты «Асахи» С. Хата относительно «проблемы северных территорий…», которые «…являются «нерешенной» проблемой между Японией и СССР…», Л. Брежнев подчеркнул необходимость японской стороне считаться с «…реальностями, сложившимися в итоге Второй мировой войны…» И далее он констатировал, что, учитывая неготовность «…Японии …пойти на заключение мирного договора…» можно было бы «…подписать договор о добрососедстве и сотрудничестве, который охватывал бы те области наших отношений, которые уже созрели для такого, чтобы поставить их на прочную договорную основу». Однако и здесь он столкнулся с прежней позицией японской стороны — «вы нам все 4 острова южных Курил, и тогда мы, японцы, пойдем на мирный договор с вами».

Видя такую неприемлемую для советской стороны позицию, а по существу ультиматум с японской стороны, политическое руководство страны во главе с Л. Брежневым приняло решение закрыть вопрос о мирном договоре и больше к нему не возвращаться. Вместе с тем экономическое сотрудничество, включая и вопросы рыболовства, продолжало развиваться. Именно в «застойный брежневский период» под него и формировалась, при активном участии японской стороны, нормативно-правовая база с учетом реально сложившихся условий, что позволило наращивать объемы двухстороннего сотрудничества в различных областях экономики.

Горбачев и Шеварднадзе
Горбачев и Шеварднадзе

Курильская перестроечная рыба Горбачева

В начале своего пребывания во главе страны М. Горбачев, как Генеральный Секретарь ЦК КПСС, последовательно продолжал политику своих предшественников относительно «японских территориальных притязаний в увязке с заключением мирного договора», считая, что этот вопрос решен. Более того, назначенный им, неожиданно для карьерных дипломатов, да и всей страны, министр иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе заявил 7 мая 1988 года на встрече с парламентариями Японии: «Что касается так называемого «территориального вопроса», то советская сторона считает этот вопрос решенным на соответствующей исторической и международной базе. У Советского Союза территория большая, но лишней земли у нас нет».

В последующем эта позиция руководства страны была аргументирована и подробно изложена в «Известиях» 7 января 1989 года для доведения ее до населению страны и международных кругов заместителем министра иностранных дел И. Рогачевым. В ней отмечалось, что «принадлежность к Советскому Союзу Курильских островов, включая Итуруп, Кунашир, и Малую Курильскую гряду, была определена рядом международно-правовых актов, принятых союзными державами в годы и по окончании Второй мировой войны». Вместе с тем уже тогда все же допускалась возможность заключения мирного договора при условии включения в него положения о том, чтобы «…зафиксировать послевоенные границы между Советским Союзом и Японией».

Казалось, вновь все точки поставлены на свои места и возврата к прежним переговорам — разговорам о «территориальных японских притязаниях» больше не будет.

Но … горбачевская перестройка начала пробуксовывать, провозглашенный курс «нового мышления» требовал не только финансовой подпитки, но и удовлетворения тщеславия ее автора на международной арене. И вот уже новоиспеченный президент СССР М. С. Горбачев стремительно наносит визит в Японию, где 18 апреля 1991 года подписывает совместное советско-японское заявление, в котором впервые за послевоенный период признает «…проблему территориального размежевания, с учетом позиции сторон о принадлежности островов Хабомаи, острова Шикотан, островов Кунашир и острова Итуруп». Японская сторона ликует! Ящик Пандоры открыт! Казалось, еще чуть-чуть — и дело с островами решено.

Между тем в этот горбачевский перестроечный период советско-японское сотрудничество в области рыболовства достигает своего пика. Идет взаимный промысел в 200-мильных зонах друг друга, создаются смешанные предприятия и компании, развивается научно-техническое сотрудничество в различных областях рыбного хозяйства.

Однако неожиданно Советский Союз распался, перестройщика Горбачев «ушли». «Курильское наследство» плавно перешло к первому президенту России Б. Ельцину.

Борис Ельцин
Борис Ельцин
Politonline.ru

Курильские рыболовные загогулины Ельцина

Новая Россия, провозгласив смену политического и экономического курса страны, начала вырабатывать, а по существу следовать в кильватере политики Запада, где японское направление сулило ей при решении территориального вопроса «иеновый дождь». В этих условиях первый президент России Б. Ельцин, сменив весь руководящий состав МИДа и назначив во главе его А. Козырева, начал наводить мосты с японской стороной, давая понять, что имеются предпосылки к заключению мирного договора в увязке решения в пользу Японии ее территориальных притязаний. В Японию зачастили ельцинские эмиссары, озвучивая ожидаемые Москвой возможные барыши за решение этой проблемы. Суммы фигурировали разные — от 20 до 50 млрд долларов США.

Одновременно с этим в России, прежде всего в Москве и на Дальнем Востоке, пышным цветом велась японской стороной, при попустительстве наших властей, пропаганда о якобы «законности и справедливости возвращения Японии южных Курил и островов Малой Курильской гряды». Спешно готовился осенью 1992 года и визит Б. Ельцина в Японию.

Вместе с тем нарастающее в стране в то время патриотическое движение, которое поддерживалось большинством депутатов Госдумы, против передачи южных Курил японской стороне сорвало визит Б. Ельцина в Японию, и это было неожиданным и для японской стороны. Но в целом это не остановило закулисный переговорный процесс по «курильской проблеме». Визит Ельцина в Японию все же состоялся 11—13 октября 1993 года, в ходе этого визита была принята «Токийская декларация», которая стала очередным шагом навстречу японским притязаниям на южные Курилы. Кроме того, Ельцин впервые озвучил свой пятиэтапный план подписания мирного договора в увязке с решением территориального вопроса. Суть его сводилась к следующему: первое — официальное признание «проблемы»; второе — демилитаризация островов; третье — — объявление территории свободного предпринимательства; четвертое — подписание мирного договора и установление «совместного управления» над островами; пятое — поиск путей окончательного решения вопроса будущим поколением политиков. Такой подход в целом устраивал японскую сторону. При этом они надеялись решить все же вопрос еще при правлении в Россиии Б. Ельцина.

В этой связи начались встречи в «галстуках» и без них, с рыбалкой и банями. В одну из таких встреч на сибирской земле «без галстуков» и после обильного застолья Б. Ельцин объявил японскому премьер-министру Рю, что дарит ему все южные Курилы с Малой Курильской грядой и о. Шикотан. Последний был в восторге — свершилось! На следующее утро первый зампредсовмина Б. Немцов еле уговорил проспавшегося Ельцина взять свои слово обратно.

Одновременно с этим в период ельцинского правления было заключено Соглашение по японскому рыболовству у южных Курил от 21 февраля 1998 года, которое впервые в отечественной практике предоставляло японским рыбакам право вести промысел водных биоресурсов в наших территориальных водах в ущерб российским рыбакам. Это неравноправное и несбалансированное соглашение действует и по сей день.

Вот такие получились курильские рыболовные загогулины у первого президента России Б. Ельцина.

Владимир Путин и Синдзо Абэ в ходе российско-японских переговоров
Владимир Путин и Синдзо Абэ в ходе российско-японских переговоров
Kremlin.ru

Ожидать ли новых курильских рыбных уловов от Путина и Абэ?

Зная все это, наше руководство вновь наступает на старые грабли времен 50-х годов ХХ века, когда Н. Хрущев решил все же заключить Декларацию 1956 года ценой территориальных и экономических уступок в обмен только на одно обещание о заключении мирного договора, которого нет и по сей день. Ожидаемые же выгоды от «совместного экономического сотрудничества» как-то быстро испарились, а в области рыболовства даже принесли потери.

Вместе с тем не исключено, что под вывеской нового «совместного хозяйственного освоения» южных Курил японцами будут предприняты попытки возродить морской дрифтерный промысел с тихоокеанской стороны этих островов в обмен на инвестиции по строительству на них рыборазводных лососевых заводов и в последующем их совместной эксплуатации.

Как все это напоминает прошлый торг, но в более узком диапазоне сейчас, поскольку фигурирует не сотрудничество в целом с Россией, как ранее, и даже не с Сахалинской областью, а только на территории и прилегающих морских районах островов южных Курил и Малой Курильской гряды с островом Шикотан. Именно эти острова вот уже почти добрых полсотни лет неизменно и «отвоевывает» Япония у нашей страны, по инерции продолжая то ли Вторую мировую войну, то ли холодную войну с Россией. В этой «горячей — холодной войне» у нее имеются достаточно серьезные старые враги времен Второй мировой войны, превратившиеся вдруг и именно по курильскому направлению в союзников, но уже времен холодной войны. Ими являются, прежде всего, США и Великобритания. Забыли американцы, что японская эскадра, состоящая из 32 кораблей, включая 6 авианосцев, под командованием адмирала Нагумо скрытно вышла 26 ноября 1941 года именно из залива Касатки, что на острове Итуруп, входящем в группу южных Курил, для нападения на Пёрл-Харбор и разгрома тихоокеанского ВМФ США. Зная все это, США продолжают гнуть линию по передаче их Японии. Что, вновь для базирования ВМФ, но уже, вероятно, не только Японии, но и США. А кому в этом случае будут угрожать эти флоты? И кто может оказаться потенциальным объектом нападения? Ответ очевиден — ближайшие соседи…

Так что оптимистического курильского улова от «новых — старых» переговоров — торгов: «вы нам все 4 острова южных Курил, а мы вам мирный договор» ждать не приходится.

В этой связи, выходит, правы депутаты Сахалинской области и представители научной общественности, которые в открытом письме президенту России В. В. Путину накануне его визита в Японию поддержали президента за его «…твердую и неоднократно заявленную позицию российского руководства о законности вхождения Курильского архипелага в состав России по итогам Второй мировой войны, в частности, Вашего последнего заявления о неоспоримости российского суверенитета над всеми Курилами». Далее они констатируют: «В этой связи… формальный мирный договор с Японией в нынешних условиях является явным анахронизмом. Пора твердо заявить японскому руководству, что время реанимации не состоявшихся по вине Токио и Вашингтона соглашений давно прошло».

Да и сам В. Путин, вероятно, это понимает, предлагая, правда, не ясно кому, «прекратить пинг-понг» по южным Курилам. Действительно, пора уже не только прекратить, но и закрыть нашему политическому руководству полностью курильскую политрыбалку. Курильчане, да и подавляющее большинство населения страны, вздохнут облегченно и спасибо за это президенту скажут.

Что же касается сотрудничества с японской стороной по различным экономическим направлениям, то существующая правовая база позволяет развивать его по самым разным направлениям, включая и рыбное хозяйство.

Приоритетными в последнем могли бы быть такие вопросы, как восстановление и рациональное использование запасов лососевых азиатского происхождения, принятие мер по предотвращению загрязнения морских районов, сохранение видового состава и генофонда водных биоресурсов в северо-западной части Тихого океана, сотрудничество в области марикультуры и по ряду других направлений. Безусловно, все это должно осуществляться на равноправных и взаимовыгодных условиях и без каких-либо территориальных притязаний.

Вячеслав Константинович Зиланов — экс-заместитель министра рыбного хозяйства СССР, член научно-экспертного Совета Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации

Читайте развитие сюжета: Путин пригласил японских чиновников и бизнесменов на южные Курилы