Эстония и Кавказ: Интервью члена парламента Эстонии Эльдара Эфендиева ИА REGNUM

Москва, 27 февраля 2004, 18:27 — REGNUM  

Эльдар Эфендиев родился 29 мая 1954 года в Нарве. Депутат Рийгикогу (парламента) от оппозиционной Центристской партии. После окончания средней школы в 1971-1972 работал токарем на нарвском заводе "Балтиец". Окончил в 1976 году Ленинградский государственный педагогический институт по специальности "история", после чего вернулся в Эстонию и работал в Нарвском городском музее научным сотрудником, а затем директором. Занимал пост мэра Нарвы в 1999-2000. Был министром по делам народонаселения в 2002-2003. (реформистско-центристское правительство Сийма Калласа). В марте 2003 года избран в X состав Рийгикогу.

Г-н Эфендиев, какого рода контакты на официальном уровне существуют между закавказскими странами и Эстонией?

Во-первых, имеются парламентские группы. Традиционно и уже давно работает эстоно-армянская группа - она воспроизводилась в нескольких составах Рийгикогу. В этом году впервые были созданы депутатские группы Эстония-Грузия и Эстония-Азербайджан. Нужно отметить, что в эти группы вошли представители самых разных политических сил из всех фракций парламента. Что свидетельствует об определенном интересе и актуальности кавказской политики в Эстонии. Привлекательность этого региона для Эстонии связана с несколькими факторами. Первый фактор - вхождение Эстонии в ЕС и НАТО. А, как мы знаем, одним из членов НАТО является Турция, которая также добивается членства в ЕС. Большая страна с большими возможностями и давними традициями закавказской политики. У Турции и Эстонии налажены достаточно хорошие партнерские отношения и Южный Кавказ входит в нашу взаимную сферу интересов. Это первый - достаточно устойчивый и перспективный - фактор. Второй фактор - иракский. Он, безусловно, касается всех стран НАТО и кандидатов на вступление в альянс, а также стран закавказского региона. В-третьих, с каждой из стран Закавказья у Эстонии были реализованы отдельные программы. С Азербайджаном, в частности, было несколько довольно интересных программ в сфере развития демократических институтов в Азербайджане. Сюда к нам приезжали юристы из организации "Молодые юристы Азербайджана". Одним из существенных вопросов, который их интересовал, был институт омбудсмена. У нас он называется канцлер права. Они интересовались опытом Эстонии и тем, насколько его можно применить в условиях Азербайджана. После этого визита такой институт там как раз и появился. Отмечу, что у юристов наших стран хорошие и устойчивые отношения по ряду совместных программ, направленных на развитие демократических институтов.

Еще одна область интереса Азербайджана - наша реформа в области медицинского обслуживания. Принципы построения системы страхования в Эстонии, роль государства в этом процессе их тоже очень заинтересовали. Начиная от индивидуального страхования до страхования инвестиций.

Можно ли говорить о каком-то серьезном уровне торговли и экономического сотрудничества между Эстонией и Азербайджаном?

Безусловно. Есть определенная группа эстонских предпринимателей, которые имеют традиционные связи с Закавказьем и, в частности, с Азербайджаном. Если мы заглянем в крупные торговые центры Таллина, то непременно найдем азербайджанские товары, в основном это продукты сельского хозяйства - например, соки.

Хватает ли правовой базы для развития экономических контактов?

Скажем так, дело не в недостатке правовой базы. Вопрос усложняется в связи с сертификацией продукции. Требования, которые существуют у нас в Эстонии по отношению к продукции, которая сюда поступает, достаточно жесткие. Даже если товар качественный, но не сертифицированный, то его в Эстонию не пускают. Поэтому мы и в парламентской группе и в недавно основанном клубе "Бакинцы" будем инициировать создание Эстоно-азербайджанской торговой палаты.

С Грузиeй, когда туда ездили консультировать эстонские специалисты по администрированию, ко-спонсорами программ были западные страны, в частности США. Кто спонсирует программы эстонско-азербайджанского сотрудничества?

В основном США. Это либо различные фонды, либо целевые программы проводимые с помощью, скажем так, структур США. Они часто выступают в качестве спонсоров программ, которые направлены на создание демократических институтов в Закавказье.

Россия в этом процессе сотрудничества Эстонии и Закавказья не участвует?

Нет.

Вы, как член парламента, можете изнутри наблюдать за настроениями эстонской политической элиты. Как онa относится к последним событиям на Кавказе: президентским выборам в Азербайджане, "революции роз" в Грузии?

Конфликтный характер изменений характерен для всех трех стран Южного Кавказа. Мне лично кажется, что на сегодняшний день Азербайджан наиболее предсказуемая как во внешней, так и во внутренней политике страна Южного Кавказа. Полгода прошло со дня выборов нового президента Ильхама Алиева, и теперь уже можно сказать, что все стратегические направления - отношения с Россией, США, Турцией - остались стабильными и нормальными. В Азербайджане много проблем, но эта страна предсказуема, и налаживать с ней отношения легче, чем с Арменией или Грузией.

Кавказская политика Эстонии касается и Северного Кавказа. На прошлой неделе в Рийгикогу была образована группа "За права человека в Чечне". Почему вы не вошли в ее состав?

Я вхожу в российско-эстонскую парламентскую группу, и считаю, что все внутренние проблемы России (а Чечня - это внутренняя проблема России) укладываются в рамки этой группы.

Не так давно вы занимали пост министра народонаселения Эстонии. Функции этого министра без портфеля для многих, даже в Эстонии, непонятны. Вы занимались в основном вопросами интеграции и национальных меньшинств, нынешний министр Пауль-Ээрик Руммо занимается, по-моему, исключительно демографическими проблемами. Зачем все таки создан этот пост?

Передо мной в бытность министром стояло несколько задач, которые ставил премьер-министр. Министр без портфеля и без целевого финансирования должен в основном заниматься координацией. На первом месте стояла интеграционная политика, но я хотел из преимущественно языковой политики развернуть ее в сторону приоритета сохранения национальных культур и установления принципа равности диалога. К сожалению, сейчас разворот пошел обратно. Я не хотел бы критиковать господина Руммо, но сейчас действительно не очень понятно: чем вообще занимается министр и его бюро? А этот вопрос не должен возникать - общественность должна знать, это ее право.

В ряде зон социальных конфликтов и в рамках миграции в России существуют антикавказские настроения. Есть ли такая проблема в Эстонии?

Я думаю, и в России и в Эстонии - это многоуровневая проблема. Если в России ее острота связана прежде всего с Чечней - а население экстраполирует античеченские настроения на весь кавказский регион - то в Эстонии такой проблемы нет, все переживается несколько иначе. Для России Закавказье - это соседние государства, у нее сформулированы свои геополитические интересы, которые она так или иначе пытается реализовывать. Есть СНГ, есть противостояние Азербайджана и Армении (и Россия включена в эту ситуацию), есть проблема беженцев из Закавказья в Россию - а это миллионы людей. В Эстонии таких проблем просто нет. Но есть вопросы в контексте отношений между государством и национальными меньшинствами. Но мы рано или поздно все равно адаптируем свое законодательство к европейскому.

Азербайджанская община в Эстонии объединяет 1200 человек. Хватает ли правовой базы для ее официального функционирования?

В Таллине есть школа турецкого (то есть азербайджанского) языка, есть несколько национально-культурных обществ. Будущее видится сдержано-оптимистически. Но эстонский закон о национально- культурной автономии - это мертвый, неработающий закон. Нужно адаптировать все правовое поле к европейским нормам защиты национальных меньшинств.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.02.17
Вандалы из группировки «Азов» разрисовали российский банк в Одессе
NB!
26.02.17
Трамп саркастически прокомментировал назначение Тома Переса
NB!
26.02.17
Арестован глава киргизской партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев
NB!
26.02.17
Борьба за пост президента США продолжается: теперь — при живом Трампе
NB!
26.02.17
Выборы в Эквадоре: удастся ли Корреа «добежать до бельгийской границы»?
NB!
26.02.17
«Народный автомобиль»: сильнее Гитлера и «дизельгейта»
NB!
25.02.17
«Бавария» уничтожила «Гамбург» 8:0 в 1000-м матче Карло Анчелотти
NB!
25.02.17
The Daily Express: «Печально известная победа Красной Армии над нацистами»
NB!
25.02.17
Украинские нацбатальоны захватили Донецкую фильтровальную станцию
NB!
25.02.17
1917: Кто же отступил от Бога – страна или Церковь?
NB!
25.02.17
Варшава вспомнила о роли Германии в создании «Большой Украины»
NB!
25.02.17
Иран закупает в Казахстане 950 тонн уранового концентрата
NB!
25.02.17
«Настоящий позор для коалиции»: Карс взят
NB!
25.02.17
Омурбек Бабанов: «У нас общая история. Наш дед погиб за наш общий народ»
NB!
25.02.17
«Русские хакеры действуют в сети уже 10 лет под крышей ГРУ»
NB!
25.02.17
На Украине сейчас в моде «бесплатная аренда»: обзор рынка недвижимости
NB!
25.02.17
Климатология — лженаука
NB!
25.02.17
МГИМО имени В.И. Чуркина — это справедливо и важно!
NB!
25.02.17
В Лондоне обнаружен архив Горбачев-фонда
NB!
25.02.17
Более 50% американцев высказались за расследования связи между Трампом и РФ
NB!
25.02.17
Активисты устроили провокацию с российскими флагами на выступлении Трампа
NB!
25.02.17
Неуклюжая попытка президента США сохранить лицо