Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Ежегодно по приказу министра образования и науки РФ проводится Всероссийская олимпиада школьников, в том числе и по литературе.

Каждый год появляются победители, встречаются и трехкратные, т. е. за 9−11 классы, каждый год они поступают в лучшие вузы Москвы и страны, каждый год они получают помимо бюджетного обучения и особые стипендии, а наиболее отличившиеся школы еще и гранты мэра (например) Москвы, и другие преференции. Среди них не последнее место занимают и популярность школы, и раскрутка ее учителей на разных сайтах, и приглашение в «судьи кто?» тех же самых олимпиад, и (не в последнюю очередь) повышение стоимости их репетиторских услуг…

Таким образом, соревнование учеников лучших педагогов страны оказывается предприятием не совсем бескорыстным.

Ранее организацией олимпиад занималась НИУ ВШЭ, да настолько плотно, что на сайте самой олимпиады стояла прямая ссылка на филологический факультет этого вуза.

В самое последнее время ситуация несколько изменилась. Теперь своим внутренним делом эту олимпиаду объявило Некоммерческое партнерство «Гильдия словесников».

Правда, во главе все с тем же доцентом НИУ ВШЭ С. Волковым, который рулил и предыдущими олимпиадами. Поэтому будем считать, что ничего принципиально не изменилось. Хотя теперь Всероссийскую олимпиаду проводит не НИУ ВШЭ, как трижды подряд до этого, а теперь 4 этап олимпиады пройдет в Ярославле.

Но это касается заключительного этапа. И то, как уже там проводится судейство, нас совершенно не интересует. Нас интересует этап отбора, а не награждения.

Кстати, в русской литературе интересующие нас вопросы уже обсуждались. Александр Зиновьев в книге «Записки ночного сторожа» (прилагавшейся к классическим «Зияющим высотам») приводил интересный разговор двух аппаратчиков фантастического государства Ибанск. Один спрашивал другого: неужели нельзя из полутораста миллионов граждан Ибанска выбрать нормального Заибана (Заведующего Ибанском), в нашем просторечии Генсека. В ответ прозвучали великие слова: Да нет проблем. Только не после вторичной выборки. Трудно выбрать одного великана из миллиона карликов.

Но это чистая математика. И к победителям ВсОШ по литературе она, будем надеяться, или хочется верить, не имеет никакого отношения…

А вот к системе проведения этого интеллектуального соревнования — напрямую.

Автор этой статьи совершенно случайно оказался вовлечен в проблемы, которыми не занимался после 1995−1996 гг., когда завершил свое преподавание в Лицее «Воробьевы горы». А там было все: и курсовые работы, писавшиеся школьниками по полгода, и олимпиады, и их судейство, и работа с известными учителями и преподавателями ныне НИУ ВШЭ, и т.д.

И вдруг пару-тройку лет тому назад к нам обратились учителя, потрясенные заданием школьного этапа ВсОШ, когда для комплексного анализа поэтического текста их ученикам был выдан «Кузнечик и сверчок» Ольги Седаковой. Многие учителя просто сами заменили его, а меня попросили сложнейшее стихотворение разобрать уже для них. Сложная межъязыковая игра, обыгрывание переводов Маршака и Пастернака, непростое религиозно-философское содержание и т.д., по-видимому, считались доступными участникам школьного этапа в 10−11 классе. При этом, анализ надо было провести без интернета и сразу «набело». Скандал был так заметен, что свой разбор этого стихотворения поместила близкая к кругам организаторов ВсОШ газета «Литература».

На следующий год школьники получили и вовсе «Poetica more geometirca» Елены Шварц. Здесь, помимо сложнейшего набора цитат из Спинозы, Пушкина, Вознесенского, очень нетрадиционной поэтики, откровенно религиозного и не только православного содержания, и т.д. предполагалось, видимо, свободное знание рядовым школьником еще и латыни с философией, хотя бы для понимания заголовка текста!

Елена Шварц «Poetica more geometrico»
Елена Шварц «Poetica more geometrico»
Rulit.me

Неужели между 10 и 11 классом школьники-олимпионики должны были еще освоить и диалог этих поэтов, и «на воздушных путях переклички»…

Тут уже все стало ясно. Разумные учителя больше не ввязывались в споры с «Литературой» и С. Волковым, разбора стихов Шварц для детей и учителей мы на страницах газеты не увидели, хотя, как и в прошлом году выполнили просьбу коллег. А приближенные к лидеру восторженно пели и поют ему дифирамбы.

Но все это лирика. Проза жизни наступила тогда, когда на одном из моих выступлений в РГГУ ко мне подошла давняя еще в 4−5 классах ученица моей жены из самой простой московской школы с просьбой помочь ей в подготовке апелляции на решение жюри олимпиады 2015−2016 городского этапа 10 класса. Заметим, что в тот год подготовкой этой школьницы занимался и приглашенный в школу проф. Ю. Доманский из РГГУ. А сама ученица была призером предыдущего городского этапа ВсОШ по литературе за 9 класс.

Увиденное меня потрясло. За вполне качественный и адекватный разбор не такого уж сложного стихотворения Нонны Слепаковой о рисунке Александра Бенуа к «Медному всаднику» она получила в разделе за понимание текста 8 баллов из 30, т. е. попросту говоря, школьную единицу!

Апелляцию мы опишем, когда будем говорить об 2016−2017 гг., а пока заметим, что проходной балл на ВсОШ в тот год был 102. Следовательно, сняв с общей максимальной суммы в одном только разделе 22 балла, жюри уже решало главную проблему: судило из 108, а не из 130 баллов.

Понятно, что за этой оценкой последовало и радикальное снижение взаимосвязанной с первой оценки за логику и последовательность изложения. И при проходных 102 баллах — разговор окончен.

В сезоне 2016−2017 автор этой статьи, доктор филологических наук по русской литературе, Заведующий учебно-научной лабораторией мандельштамоведения Института филологии и истории РГГУ взялся вместе с к.ф.н., учителем школы 1545 Н.М. Гурович за целенаправленную подготовку названной школьницы к ВсОШ. За 10 лет Н.М. Гурович, эксперт ЕГЭ, судья регионального этапа 2016−2017 ВсОШ, учитель высшей категории подготовила трех финалистов ВсОШ (доволковского периода), 3 призеров олимпиады МГУ «Ломоносов», 6 призеров городского этапа ВсОШ по литературе, 100-балльников ЕГЭ и т.д.

На сегодняшний день в 2016 г. наша подопечная получила 70 баллов из 70 на районном этапе ВсОШ по литературе, 100 из 100 на заочном туре олимпиады «Ломоносов», 83 балла из 100 на заочном туре олимпиады «Покори Воробьевы горы», и, главное: на региональном этапе ВсОШ 2016−2017 гг. она набрала в сумме 91,5 балл — результат, понятно, призерский, однако не дающий права участия в 4 заключительном этапе ВсОШ.

Последовала апелляция. И тут начались чудеса. Придя на просмотр работ школьница увидела, что ее первоначальная оценка была вовсе не 51, а 67 из 70!!! за первый тур олимпиады — комплексный анализ текста.

В этом случае ее суммарный результат был бы 107,5 баллов, т. е. с большой вероятностью проходной. При этом, жюри даже не удосужилось разъяснить причины снижения оценки на 25%, на листах остались оценки качества работы первого проверяющего. К сожалению, фамилию ее/его мы не знаем, т.к. по требованию организаторов первичная проверка проходила КАРАНДАШОМ. Второй проверяющий — некая Волгина.

Исправив оценку с 91, 5 на 99, 5 комиссия без объяснений объявила апелляцию оконченной. Следовательно, она свелась к исправлению членами жюри собственной не такой уж «технической» ошибки. Дать же возможность начать ученице апелляцию уже хотя бы с нового уровня комиссия не решилась, ведь мог бы быть перейден барьер гарантированного участия во ВсОШ. Участница записала в протокол своей апелляции несогласие с результатами апелляции и направила письмо в Минобрнауки О.Ю. Васильевой. Письмо зарегистрировано.

Теперь вернемся к первой апелляции, на которую мы пошли вместе с участницей олимпиады. Продолжалась она долго и велась под камеру. Однако, никаких изменений оценки не последовало, а главным замечанием было то, что ученица, получившая фактически 8 из 30 за понимание, слишком углубилась в семантику текста! При этом она услышала, что надо было жалеть маленького человека, а не рассуждать. Понять, что и у Пушкина герой стихотворения Слепаковой об иллюстрации А. Бенуа к «Медному всаднику» только в кругах советских педагогов 1930—1950-х «бедный Евгений» менее всего «маленький человек», и что именно его глубину и символичность отражал художник и анализировала участница олимпиады, жюри оказалось «непонятно». Непонятно настолько, что их решение даже противостояло разбору этих стихов в волковской «Литературе»! И эта публикация не единственная даже там.

Таким образом, оба случая и с оценкой 8 из 30 за понимание, и с 67 из 70 возможных на следующий год за анализ, куда понимание, естественно, входит показывают: для апелляционного жюри нет никакой разницы между оценкой 1,5 или 3,5 да и 4,2. Главное — сохранить полученный к моменту объявления оценки конечный проходной результат. Поэтому 4,9 превращается при помощи легкого движения пера второго проверяющего без объяснений в 3,5, а того же чуть более жесткого движения ручки члена апелляционного жюри в 4,2! Тогда уже 1,5 и 4,2 — абсолютно одно и тоже.

Ведь из сказанного понятно, что ни при каких условиях оценка нашей ученицы на олимпиаде 2015−2016 не могла быть, скажем, с предельной скромностью, меньше, ну 3,5.

А если учесть все прошедшие результаты олимпиад 2016 года, мы получим как раз тот результат последней работы, который и поставил честный первый проверяющий. Несложный подсчет подсказывает, что если привести оценки из 70 баллов на районном этапе и за понимание текста ВсОШ к 100 очкам (в первом случае — это не имеет значения, а во втором даст примерно 95 баллов), то все оценки в среднем окажутся в диапазоне 94−95 баллов.

А это уникальный случай, когда удается «поверить алгеброй гармонию», т. е. показать, что разные честные (или честные и квалифицированные?!) проверяющие разнотипных олимпиад в один голос ставят совершенно одному и тому же участнику одинаковую оценку. Разумеется, кроме г-жи Волгиной, которая без объяснений снизила стабильный результат участника за 2016 г. (Кстати, участница еще и мастер спорта по акробатике, где высшая и низшая оценки судей отбрасываются, а за подобные расхождения у бригады судей могут быть проблемы, и решение принимает апелляционное жюри, для этого и существующее).

Но это в низком спорте, а мы же о высоком, о любви к слову …

Между тем, на сайте «Словесник» появился образцовый разбор варианта, который писала наша героиня. Здесь были представлены 4 важных (по мнению жюри) момента анализа, а один из них, как было сказано, встретился лишь в нескольких лучших работах. В нашем случае все 4 момента учтены. Наряду с еще тремя неназванными в устном образцовом профессорском разборе. Теперь можно сравнить и образцовый разбор организаторов с представленной нами здесь работой.

А теперь о допинге. Кажется, на нем никто из российских акробатов не попадался. А как насчет учителей русской литературы?

И тут мы обращаемся к сайту Гильдии словесников. Из нее мы узнаем, что членами Гильдии являются чуть более 50 учителей, а только в Москве в районном этапе участвовало более 5000 олимпиадников, что соответствует традиционному количеству сдающих ЕГЭ в столице РФ.

А представители этой Гильдии, во главе опять же с С. Волковым, не только входят в высшие структуры ВсОШ по литературе, но и являются, как С. Волков, ее составителями. Кроме того, они ведут еще одну очень интересную работу — и они сами, и их ученики-победители прошлых лет проводят специальную учебу по подготовке к олимпиаде для молодых дарований.

Таких форм к 2016 году нам известно две. Одна, это т.н. филологические смены в сочинском центре «Сириус», которых, кажется было две. Вторая, некие трехдневные курсы в Москве.

На первый вид подготовки, несмотря на вовремя поданную заявку, наша героиня не попала, однако она была приглашена на второй тип подготовки. Там и увидела она победителей прошлых лет и даже своего судью предыдущего года.

Между тем, на странице С. Волкова в Facebook можно было найти призыв «к своим» срочно записываться именно на «Сириус», т. к. буквально через несколько дней после очень камерного объявления о семинарах-сменах, все места были уже заняты: «UPD: за первых два дня регистрации заполнена почти половина мест. Спешите! Важная информация ‑ и очень срочная. Если у вас есть знакомые — — победители и призеры регионального этапа Всероссийской олимпиады по литературе за последние три года, то расскажите им: они могут БЕСПЛАТНО приехать в Сочи, в центр Сириус на короткую литературно-олимпийскую смену в каникулы. Подробности ниже. Распространите, плиз. ПОДАЧА ЗАЯВОК — — до 15 октября! Организуем — мы (Гильдия и примкнувшие). 15 преподавателей уже на низком старте. Программа — — закачаешься! Я видел :) Приоритет детям из глубинки. Так что сделайте перепост, даже если никого не знаете. Иначе по официальным каналам информация не успеет просочиться». Дата этого поста — 1 октября.

«Сириус»
«Сириус»
Facebook.comsergej.lupus

И все бы ничего, если бы не пункт 8.3. приказа N 1210 московского министра И. Калины о проведении Регионального этапа ВсОШ по литературе, что необходимо обеспечить проведение олимпиады по литературе для тех школьников, которые во время РЕГИОНАЛЬНОГО этапа, видимо, не по своей воле или по воле рока оказались в другом, но «общем» для них регионе — в Сочи. А ведь это уже вторая литературная смена на планете. Неужели ее как-то нельзя было распараллелить с региональным туром олимпиады именно по литературе??!

Нетрудно понять, что там и работ было меньше, и проверяющих больше на душу населения «Сириуса», да и ученики были не только чужие, т. е. скажем прямо: цинично вынесенный в официальный документ, приказ по московскому этапу ВсОШ по литературе, момент заставляет серьезно усомниться в честности судейства, с одной стороны. И объясняет жесткость московского апелляционного жюри и их нежелание что-либо менять даже в очевидных случаях, с другой.

Здесь не место подробно разбираться во всех хитросплетениях ВсОШ по литературе «волковской эпохи» и Гильдейского времени, поэтому просто прилагаем здесь нашу первую статью об этом, вышедшую в свет еще весной 2016 года в совсем не литературном, а политологическом журнале «Поиск/Альтернативы/Выбор» 2(2) апрель 2016 г., который существенное внимание уделяет в каждом номере стратегии российского образования.

Только что С. Волков предложил всем желающим сравнить работы его победителей. И было почему: в прошлом году, например, из 35 победителей и призеров около половины представляли всего две школы, а в 9 классе все три победителя были вообще из одной школы, естественно, гильдейцев, а все остальные медали были распределены по второй половине оставшихся московских школ по штучке. И лишь одной школе досталось два призовых места. Все это отражено в приказе Минобрнауки РФ по итогам олимпиады.

Еще до просьбы С. Волкова работа по сравнению работ многократных чемпионов и отвергнутых жюри участников уже подготовлена, и она печатается. Поэтому радостно, что хоть в одном вопросе мы с С. Волковым сошлись, правда, во всем, кроме выводов, разумеется.

А вот победа участников целых 9-классников из одной школы, что превышает все разумные вероятности, гарантирует этим невинным детям участие сразу во Всероссийском этапе ВсОШ по литературе на следующий год. Можно теперь, разумеется, и на «Сириусе» не готовиться. Так получаются трехкратные чемпионы 9−11 класса.

Однако отметим, что списков участников олимпиады на «Сириусе» этот НЛО не публикует, но ведь не только из Сочи там были дети, если были сочинцы вообще. Так что если встанет вопрос о серьезном и, возможно, правовом расследовании всей этой ситуации в вопросе о сравнении героев «Сириуса» количественно и качественно с остальными участниками (по Волкову), так ведь имена купивших или получивших самолетные билеты Москва-Сочи так легко не скроешь, будем надеяться.

Теперь, кажется, понятно, что вопрос «ночного сторожа» из зиновьевской утопии вновь зазвучал в полную силу своей очевидности и реальности уже в пост-Ибанские времена.

И не так уж важно, что война С. Волкова с ЕГЭ началась из-за того, что некоторые призеры не смогли набрать 70 баллов по ЕГЭ и не получили вожделенные 100 баллов по литературе или автоматическое поступление, ради чего все и делалось. А гильдейцев не волнует, что на московских учебах экспертов по ЕГЭ 2017 г. уже показывают работы призеров ВсОШ, которые не набрали не 70, а уже 60 (шестьдесят!) баллов, т. е. скромную школьную пятерку… Неужели среди них нет ни одного Эксперта ЕГЭ, кто бы это услышал своими ушами.

Ну, а такой мелочи, что каким-то образом и один из вариантов региональной литературной олимпиады этого был слит в интернет, и о том, что все решенные варианты по русскому языку висели там же с утра дня соревнования, но, кстати, в отличие от литературы на «Эхе Москвы» не обсуждались, и не заменялись, мы уже и не говорим. Кстати, наша героиня, не знавшая об этом, сама набрала 77 баллов и по русскому языку.

Так, может быть, стоит прекратить все эти игры, а то подозрительно допинговая Олимпиада на сочинском «Сириусе» станет такой же головной болью, как и ее сочинская предшественница, а сливы вариантов как-то очень станут похожи на проблемы большого олимпийского комитета РФ. Даже если и окажется, что мы, как и докладчик WADA не во всем правы, осадок останется. Поэтому не стоит ли пожизненно или хотя бы достаточно надолго освободить от тяжких трудов по подготовке ВсОШ всех тех, кто ее делал три последних года.

Ведь и спортсмены, да и тренеры когда-то уходят на покой. А ведь как все хорошо начиналось, тот же С. Волков так яростно сражался с отсутствием апелляции на ЕГЭ, а теперь, став у руля, оценил всю прелесть того механизма, который он так вдохновенно рушил у других, теперь уже для себя.

Теперь С. Волков сетует, что технические и людские ресурсы у ЕГЭ несравнимы с ресурсами ВсОШ, так не на то ли стоило бы потратить свой немалый и не только личный административный ресурс, чтобы хотя бы в Москве техника ЕГЭ применялась при проверке абсолютно такого же количества олимпиадных работ. Можно ведь это внести в приказ министра И. Калины вместо «Сириуса» или попросить правительство Москвы помочь…

А там уж, с почетом, можно и на покой, учить детей литературе и готовить их к ЕГЭ и олимпиадам, но так, чтобы победители не объявляли гордо на сайте «Репетитор», что они готовят к олимпиадам, которые сами и судят, знают их структуру и т. д., да к тому же и принимали под камеру участие в первой апелляции нашей ученицы.

Интересно, а та запись сохранилась?