Если есть что-то, в чем лидеры КНР являются абсолютными экспертами, так это применение экономических инструментов для продвижения стратегических интересов своей страны. Так, с помощью своей инициативы «Один пояс и один путь» стоимостью в $1 трлн Китай осуществляет инфраструктурные проекты в стратегических важных странах, часто предоставляя огромные кредиты их правительствам. В результате эти государства оказываются в долговой ловушке, подверженные влиянию со стороны Пекина, пишет Брахма Челлани в статье для The Strategist.

Ловушка
Ловушка
1681551

Несомненно, отмечает автор, в предоставлении кредитов на инфраструктурные цели нет ничего плохого, однако проекты, в которые вкладывается Китай, часто направлены не на поддержание местной экономики, а получение КНР доступа к природным ресурсам, рынкам для недорогих и низкокачественных китайских товаров. Во многих случаях Китай даже отправляет собственных строителей для минимизации числа создаваемых там рабочих мест.

Некоторые из этих, даже полностью завершенных, проектов оказались убыточными. Так, международный аэропорт Mattala Rajapaksa в Шри-Ланке, открытый в 2013 году поблизости от города Хамбантота, не оказался востребованным запланированным числом пассажиров. Неэффективным оказался и порт в пакистанском городе Гвадар. Однако для Китая эти проекты были реализованы так, как надо. Подводные лодки КНР дважды останавливались в портах Шри-Ланки, тогда как два боевых корабля Китая недавно были направлены на обеспечение безопасности порта в Гвардаре.

В каком-то смысле, подчеркивает автор, для Китая даже лучше, что эти проекты не столь прибыльны, поскольку чем сильнее долговое бремя перед КНР малых стран, тем сильнее рычаг влияния Пекина. Китай уже воспользовался им, чтобы вынудить Камбоджу, Лаос, Мьянму и Таиланд заблокировать создание единой позиции стран АСЕАН против Китая по вопросу его территориальных претензий в Южно-Китайском море.

Южно-Китайское море
Южно-Китайское море
Charles Dharapak

Более того, некоторые страны, оказавшиеся неспособными расплатиться с Китаем, вынуждены продавать долю в совместных с КНР проектах или передавать управление ими китайским государственным компаниям. В странах, где высок риск для вложений, Китай требует мажоритарные пакеты сразу. Например, Китай заключил соглашение с Непалом в январе 2017 года на постройку еще одной дамбы, 75% которой будет принадлежать китайской госкорпорации Three Gorges Corporation.

Как будто этого было недостаточно, Китай теперь предпринимает шаги, чтобы страны точно не могли избежать выполнения своих долговых обязательств. В обмен на перенос сроков выплат Китай требует, чтобы страны присуждали ему контракты на дополнительные проекты, в результате чего их кредитный кризисы является непреходящими. Так, в октябре 2016 года Китай простил Камбодже долг в $90 млн лишь только в обмен на заключение новых крупных соглашений.

Некоторые развивающиеся страны со временем начинают сожалеть о решении взять деньги у Китая. Так, в ряде стран прошли акции протестов, вызванных ростом безработицы, причиной которой стал демпинг китайских товаров, убивающих местное производство, а также завоз китайский рабочих для осуществления совместных с КНР проектов.

Новые правительства в некоторых странах, от Нигерии до Шри-Ланки, поручили своим правоохранительным органам провести расследования подозрений в том, что Пекин прибегал к взяткам предыдущего руководства. Так, в декабре посол КНР в Пакистане был втянут в скандал в Twitter с пакистанскими журналистами из-за обвинений в том, что в ходе осуществления совместного с КНР проекта были случае коррупции, а также в качестве рабочих в Пакистане были использованы китайские заключенные.

В ретроспективе планы Китая кажутся очевидными, однако и решения многих развитых стран принять кредиты КНР были во многом понятны. Будучи оставленными без внимания со стороны международных инвесторов, они не смогли осуществить свои инфраструктурные проекты. Поэтому когда появился Китай и пообещал инвестиции и легких кредитов, согласились все. Только потом стало ясно, что реальными целями Китая были коммерческое проникновение и стратегическое влияние, но было уже поздно, поскольку эти страны оказались в ловушке порочного круга.

Шри-Ланка на карте
Шри-Ланка на карте

Одним из самых показательных примеров является Шри-Ланка, расположенная между восточными портами Китая и Средиземным морем. Председатель КНР Си Цзиньпин назвал её важнейшей частью морской части нового Шелкового пути. Китай начал вкладывать в страну еще при правлении президента Махинда Раджапаксе, Пекин также выступил в его защиту, когда против него в ООН были выдвинуты обвинения в военных преступлениях.

Все шло хорошо для Китая, пока Раджапаксе не потерпел в начале 2015 года поражение на выборах от Майтрипалы Сирисены, который избирался на обещании вывести страну из китайской долговой ловушки. Впоследствии он приостановил работу по ряду крупных китайских проектов.

Однако было уже поздно. Правительство Шри-Ланки уже находилось на грани дефолта. Поэтому, как заявило государственное издание КНР Global Times, Коломбо не остается иного выбора, кроме как передумать и согласиться на сотрудничество с Китаем. Сирисена, пытаясь выгадать больше времени на расчет по кредитам, согласился на серию требований Китая, возобновил осуществление совместных инициатив и присудил Пекину ряд новых проектов.

Сирисена также недавно согласился продать 80% пакета акций в порту Хамбантота Китаю за $1,1 млрд. По словам посла КНР в стране, продажа пакетов акций, для того чтобы Шри-Ланка смогла решить свои финансовые проблемы, в других проектах на данный момент обсуждается. Теперь уже Раджапаксе обвиняет Сирисена в том, что тот пошел на необоснованные уступки Пекину.

Таким образом, интегрируя свою внешнюю политику, экономический и военный потенциал, Китай продвигает свою цель создания сферы торговли, коммуникаций, транспорта и коммуникаций и военных связей. Если же в результате этого государства оказываются в долговой ловушке, их финансовые проблемы лишь способствуют неоколониальным устремлениям Китая. Поэтому государствам, которые еще не попали в эту ловушку, стоит проявлять бдительность.

Читайте развитие сюжета: Китай скупает Африку. Залоговые аукционы по-африкански