Юридический ребус Лаврова для Алиева и Мамедъярова

Баку переходит на странный дипломатический сленг

Станислав Тарасов, 18 января 2017, 09:09 — REGNUM  

Вопрос корреспондента азербайджанского телевидения на пресс-конференции главы МИД России Сергея Лаврова о том, какова будет позиция Москвы «в случае начала контртеррористической операции на оккупированных территориях и очистки от оккупационных сил, закроет ли на это глаза Москва или будет вмешиваться во внутренние дела Азербайджана», бакинский портал Haggin. az назвал «провокационным» в отношении Москвы. Действительно, по нашим наблюдениям, аккредитованные при МИД России азербайджанские журналисты пытаются часто прибегать к таким приемам, хотя не всегда им предоставляется такая возможность. На сей раз у них все получилось, точнее — Смоленская площадь сыграла на стороне Баку. Тем более что ранее президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая на заседании правительства, посвященном итогам прошедшего года, заявлял, что «мы можем решить конфликт (имеется в виду нагорно-карабахский конфликт — С.Т.) военным путем в любой момент».

В этой связи глава МИД России Лавров, отвечая на вопрос азербайджанского корреспондента о возможности возобновления вооруженных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта, ответил буквально следующее: «Это уже не является чем-то абстрактным, это не является исключительно темой внутренних дел Азербайджана». Вообще, с точки зрения международного права, вооруженным конфликтом немеждународного характера считается вооруженное противостояние, имеющее место в пределах территории государства, между правительством, с одной стороны, и вооруженными повстанческими группами — с другой, имея в виду мятежников, революционеров, сепаратистов и т.д. В этом контексте обычно говорят о силовой конфронтации внутри государства, которая тем не менее может быть отражением международных конфликтов и напряженности. В то же время международное внимание к событиям, происходящим в пределах государства, часто сталкивается с противодействием, вытекающим из убеждения правительства, что внутренние проблемы должны решаться без вмешательства извне. Вопрос о значении суверенитета государства в международном сообществе, основным атрибутом считается право по своему усмотрению решать внутренние проблемы. Поэтому утверждение Лаврова, что «вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе не является исключительно темой внутренних дел Азербайджана», звучит по-настоящему сенсационно, так как раньше такая формулировка не использовалась в отношении этого конфликта.

Сейчас переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта ведутся между равными субъектами международного права — Азербайджаном и Арменией без участия Степанакерта. Вопрос вопросов заключается в том, при каком уровне противостояния конфликт перестает считаться внутренней проблемой государства и перерастает в объект международного права. Тогда, когда центральное правительство теряет способность контролировать ситуацию обычными полицейскими силами и начинает вести борьбу путем проведения военных операций. Другой взгляд: с формальной точки зрения противостояние Степанакерта и Баку можно считать гражданской войной в Азербайджане, и по факту Нагорный Карабах является воюющей стороной, в результате чего гражданская война также становится объектом права, применимого в период международных вооруженных конфликтов.

Напомним, что с начала 1960-х годов под воздействием требований стран «третьего мира» и в соответствии с резолюциями 00Н заявления народов о своих правах на самоопределение стали все чаще рассматриваться государствами как международные события. Логическим завершением этого процесса для международного гуманитарного права было принятие Дополнительного протокола 1 от 8 июня 1977 года, где в пункте 4 статьи 1 сказано, что «вооруженные конфликты», в которых народы ведут борьбу против колониального господства и иностранной оккупации и против расистских режимов в осуществление своего права на самоопределение», подпадают под действие права, относящегося к международным вооруженным конфликтам.

Отметим еще один важный аспект. После апрельской войны 2016 года Азербайджан принял участие в подготовке венского и санкт-петербургского соглашений, предусматривающих введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и введение международных наблюдателей. Правда, эти документы Баку не подписаны, что затрудняет принятие таких мер, как, например, международное наблюдение, которое в Баку стали рассматривать как вмешательство во внутренние дела. Но сам факт участия в работе таких форумов, работа посреднической Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта являются показателем того, что действительно «война перестала быть внутренним делом Азербайджана», а сам конфликт имеет все признаки смешанного. Так что с юридической точки зрения к заявлению главы МИД Лаврова придраться невозможно, точно так же, как и в выстроенной им логистике, касающейся так называемой документальной матчасти нагорно-карабахского конфликта.

В первую очередь российский министр напомнил, что «существует целый набор решений, которые принимались Советом Безопасности ООН в самый разгар конфликта и требовали прекращения огня». По его словам, «если обратиться к архивам, то можно увидеть, как эти требования о немедленном прекращении огня соблюдались, и кем они соблюдались, и кем не соблюдались». (Напомним, что известные резолюции СБ ООН 90-х годов заблокированы из-за нарушения азербайджанской стороной перемирия на линии фронта — С.Т.) При этом Лавров еще раз напомнил, что «с тех пор, как это прекращение огня состоялось при посредничестве РФ и ОБСЕ, сохраняет силу требование о том, чтобы освободить оккупированную территорию, но ни в коем случае не силой и при определении окончательного статуса Нагорного Карабаха». Более того, Лавров отметил, что «все это записано в документах, которые разработаны Минской группой ОБСЕ через ее сопредседателей — Россию, США и Францию, закреплено в многочисленных заявлениях, которые принимали президенты сопредседателей — России, США и Франции, и в документах, которые подписывались президентами Армении и Азербайджана». Плюс к этому и факт того, что — опять по Лаврову — «учитывая взаимные обвинения сторон, в ходе встреч на уровне глав Армении и Азербайджана при посредничестве РФ, а также на встрече в Вене была достигнута договоренность о необходимости создания механизма расследования инцидентов, увеличения количества наблюдателей ОБСЕ непосредственно на линии соприкосновения». Но такая «необходимость пока не может воплотиться в жизнь, потому что пока отсутствует консенсус в ОБСЕ». Кто именно в ОБСЕ блокирует этот процесс, пока неясно.

Баку достаточно быстро отреагировал на заявление главы МИД России Лаврова. Но как, точнее каким языком и со ссылкой на какие документы? Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров в интервью АПА сказал буквально следующее: «В связи с урегулированием конфликта есть многочисленные решения и резолюции международных организаций, основанные на нормах и принципах международного права. Самыми важными документами являются резолюции Совбеза ООН № 822 (1993 г.), 853 (1993 г.), 874 (1993 г.), 884 (1993 г.). В этих документах Совбез ООН осудил применение силы в отношении Азербайджана и оккупацию наших земель. В резолюциях Совбез ООН еще раз выразил уважение к территориальной целостности и суверенитету Азербайджана, еще раз подтвердил, что Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Азербайджана, и требует немедленного, полного безоговорочного вывода всех оккупационных сил с наших территорий. Это не призыв, это требование Совета Безопасности ООН».

Что же касается статуса Нагорного Карабаха, то Мамедъяров указал на интервью президента Азербайджанской Республики информационному агентству Sputnik, в котором Алиев заявил, что «компромисса в вопросе территориальной целостности Азербайджана быть не может, однако возможен компромисс по вопросам местного самоуправления, самоуправления Нагорного Карабаха». При этом глава МИД Азербайджана сделал еще один шаг, считая, что «Россия как сопредседатель Минской группы ОБСЕ и соседнее государство должна прилагать еще больше усилий для скорейшего урегулирования конфликта». Почему именно Россия, когда в числе сопредседателей Минской группы ОБСЕ есть еще Франция и США, и почему Баку считает, что Россия кому-то что-то «должна»? Вообще логика и дипломатический сленг, используемый сейчас Баку в отношении урегулирования нагорно-карабахского конфликта, становятся все более невразумительными и странными. Так что ждать прогресса в урегулировании конфликта придется еще долго.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail