Власть в Киеве загнала себя в полный тупик: экономика Украины в 2016 году

Обзор основных событий украинской экономики в 2016 году

Восточно-Европейская редакция ИА REGNUM, 10 января 2017, 15:46 — REGNUM  

Основные экономические показатели

Полных данных о ВВП Украины в 2016-м году пока ещё нет. Однако сравнительная статистика по первым трём кварталам 2015 и 2016 гг. в ценах 2015 года показывает, что ожидаемого правительством существенного увеличения ВВП в гривневом исчислении не произошло (576 млрд грн в III квартале 2016 года против 564 млрд в аналогичном периоде 2015-го). Более того, при этом реальный ВВП будет меньше на 13,3% (88 млрд грн.), что примерно соответствует инфляции, которая по итогам года составила 13% — на 1% больше, чем рассчитывали в Нацбанке.

Также нет окончательных данных об уровне ВВП Украины в долларовом исчислении. Но если учесть общий уровень инфляции, а также ослабление гривны в течение всего последнего года по отношению к основным валютам, не следует ожидать показателей, отличающихся в положительную сторону от прошлогодних. Собственно, сходным образом высказался и президент страны Петр Порошенко, аккуратно заявив, что в этом году «удалось [лишь] остановить падение уровня ВВП».

Если же подводить итоги за трехлетний период, то общий уровень ВВП Украины на душу населения по сравнению с 2013 годом снизился фактически в два раза: с 4030,3 долл. (2013) до 2115,4 долл. (2015).

Курс украинской национальной валюты весь год оставался условно нестабильным. В бюджет 2016 года закладывался официальный курс 24,1 грн. за доллар, однако этот показатель гривна в своем росте прошла практически сразу, ещё в январе, и больше к нему не приближалась. Уже в феврале стоимость гривны резко стала падать, достигнув официального годового пика в марте на отметке 27,2 грн. за доллар (при этом не «черном рынке» курс ушел и за отметку в 30 грн.) Далее произошел откат, и практически весь теплый сезон доллар стоил практически одинаково, оставаясь в районе 24,5 гривен. Но уже в сентябре произошел очередной скачок до показателя 26,6−27 грн., с чем, собственно (после очередного непродолжительного отката), гривна и закончила 2016 год.

Похожая ситуация, вероятно, складывается и для будущего года. В бюджете-2017 заложен среднегодовой курс 27,2 грн. за доллар. Следует отметить, что курс «чёрного рынка» преодолел эту отметку ещё в конце 2016 года. А официальный не дотянул до неё совсем немного (27,19 грн. на 30 декабря 2016 года). Учитывая динамику валютного рынка и экспорта, вполне вероятным кажется достижение к концу нынешнего года отметки 30 грн./долл.

В течение 2016 года Украине удалось нарастить собственные золотовалютные резервы фактически на 2 млрд долларов — с 13,3 млрд до 15,271 млрд. Однако это было осуществлено за счет получения так называемых СПЗ (специальных прав заимствования МВФ — попросту говоря, кредитного транша). Доля же валюты и депозитов в составе ЗВР Украины в 2016 году постоянно сокращалась. На данный момент основная доля в украинских ЗВР приходится на ценные бумаги — 65%, а на валюту и депозиты — только 10% (38% в январе 2016-го). В монетарном золоте находится лишь 6,5% украинских резервов.

В 2016 году продолжилась общая тенденция к наращиванию государственного (гарантированного) долга, который на конец ноября (более свежих данных еще нет) составлял $67,54 млрд (на 1 января — $65,506 млрд).

Аналогично ситуации с данными Госстата по ВВП и инфляции, пока еще нет цифр о средней заработной плате по Украине за весь 2016 год в целом. Официальная статистика оканчивается показателями за январь-октябрь этого года, которые целесообразно сравнивать с аналогичным периодом прошлого. Так, средняя зарплата по Украине в этот период в Украине увеличилась фактически на 25% в номинальном исчислении (с 4062 грн. до 5034 грн.). Однако рост реальной заработной платы (покупательной способности) — в три раза меньше, в среднем он составляет только 8,8%, колеблясь в зависимости от региона между 2% (в Днепропетровской обл.) и почти 14% (в Киеве). Следует отметить 2 момента: в пересчёте на доллары средняя зарплата остаётся в 2−2,2 раза ниже, чем в 2013 году; кроме того, в покупательной способности пока не вполне отражены новые тарифы на ЖКУ, вступившие в полную силу в ноябре.

В целом же украинская экономика, хоть и неравномерно, но явно продолжает «худеть». По данным Госстата, экспорт товаров из Украины в январе-октябре 2016 года в сравнении с январем-октябрем 2015 года снизился на 7,9% — до 29,113 млрд долл., а импорт — на 0,1%, до 31,202 млрд долл. Происходит это в основном за счет уменьшения товарооборота с Россией: здесь экспорт снизился на 28,5% — до 2,9 млрд долл., а импорт — на 36,5%, до 4,085 млрд долл. Увеличение экспортно-импортного обмена со странами ЕС, как это ранее ожидалось, не компенсировало проседание с другой стороны. Создание зоны свободной торговли с Европейским Союзом год назад пока не принесло ощутимых выгод для экономики Украины.

При этом общее импортно-экспортное сальдо по итогам января-октября 2016 года вновь стало отрицательным в сравнении с аналогичным периодом 2015-го. Если в 2015 году в этот период Украина выиграла во внешней торговле около 400 млн долларов, то в этом году официально отмечается отрицательный баланс более чем в 2 млрд долларов.

В 2016-м году на Украине резко сократилось потребление бензина. Государственная фискальная служба обнародовала статистику, в соответствии с которой по итогам января-ноября 2016 года Украина в денежном эквиваленте импортировала нефтепродуктов практически на 19% меньше, чем в соответствующий период прошлого (что характерно, та же тенденция отмечена и в сравнении 2015 и 2014 гг.). А министерство энергетики и угольной промышленности опубликовало данные о сокращении потребления бензина в стране в январе-октябре 2016-го на 9,2% по сравнению с аналогичным периодом 2015-го. Потребление дизельного топлива возросло лишь незначительно — на 1,7%.

Также сократилось общее потребление природного газа. С января по ноябрь 2016 года потребители всех категорий использовали на 7% меньше газа, чем январе-ноябре прошлого (28,5 и 30,5 млрд кубометров соответственно). Большей частью это объясняется снижением загрузки украинских химических предприятий.

Также спад потребления наблюдается в электроэнергетике, хотя не такой очевидный, как в нефтегазовом секторе. За 11 месяцев 2016-го года электропотребление снизилось на 1,6% по сравнению с тем же периодом 2015-го.

Несколько иная картина в потреблении угля. Так, в январе-октябре 2016-го года по сравнению с таким же периодом 2015-го, уголь был востребован на 9,5% больше (на 2,212 млн. тонн), что объясняется постепенным переходом ТЭС на уголь, а также увеличением нагрузки на ТЭС в мае-июле 2016 года из-за простоев блоков АЭС.

Таким образом, можно подытожить, что в минувшем году сократилось обеспечение энергоресурсами промышленности и перевозок, что подтверждает общую картину схлопывания украинской экономики, так как промышленное потребление энергии является одним из основных показателей промышленного производства и торговли. При этом официальная статистика не фиксирует снижения промышленного производства, а наоборот — отмечает рост в 2,1% в период январь-ноябрь-2016 по сравнению с январем-ноябрем-2015.

Не соответствуют статистике роста промпроизводства и показатели «Укрзализници». По итогам 2016 года ею перевезено 342 млн тонн грузов, на 8 млн тонн меньше, чем годом ранее (и на 102 млн тонн меньше, чем в 2013 году). Поэтому есть все основания считать указанные 2,1% роста либо сознательным искажением статистики, либо погрешностью методики подсчёта.

Объём оборота розничной торговли на Украине в январе-ноябре 2016 года, по данным Госстата, составил 1,042 трлн грн. (в сравнительных ценах), что на 3,7% больше, чем в аналогичном периоде 2015-го. Хоть это и положительная динамика на фоне сравнения 2015 и 2014 гг., однако вновь следует учитывать уровень инфляции, что опять-таки снижает общий фактический товарооборот. Другими словами, украинцы стали тратить больше денег, но покупать за них меньше товаров.

Однако не все отрасли украинской экономики переживают сокращение. Неплохие результаты демонстрирует строительство, в том числе жилищное. По данным Госстата, количество работ, связанных со строительством в январе-ноябре 2016 года увеличилось на 16,1% по сравнению с аналогичным периодом 2015-го, а в жилищном секторе — на 13%. Хотя снова-таки следует учитывать инфляцию и рост стоимости тех же строительных материалов, что несколько нейтрализует возможные восторженные оценки. Так общий объём ввода жилья в эксплуатацию за 9 месяцев 2016 года сократился на 6,9% (5,675 млн кв. метров) в сравнении с аналогичным периодом 2015 года. Одновременно с этим по сравнению с 2015-м годом растет количество выданных разрешений на строительство многоквартирного жилья, что расценивается как оживление спроса и готовности к инвестициям в жилье. Единственным отличием от предыдущих лет является то, что существенно увеличилась на фоне столицы активность жилищного строительства в региональных центрах, причём во всех макрорегионах страны. Причины этого просты: следует понимать, что жилье на Украине являлось и остаётся, одним наиболее привлекательных активов для вложения и сохранения денег. В особенности теперь, когда депозит даже в солидном банке перестал быть альтернативой. Поэтому спрос на жилье может не коррелировать с общим состоянием экономики страны — строительство частично переняло на себя функции банковской сферы.

Совершенно удивительная статистика вырисовывается в секторе автопродаж, которая демонстрирует стремительный рост. В 2016 году они, по сравнению с 2015 годом, показали рост на 41% (до 65,56 тыс. штук новых автомашин). Что характерно, рост мог бы быть еще больше, но у некоторых дилеров просто заканчивались автомобили на складах. На самом деле рост в данном случае означает возврат к прежним показателям (после резкого провала 2014 года). Нужно сказать, что вложение в автомобиль также может рассматриваться альтернативой банковскому депозиту/ячейке.

«Происходит именно то, о чём мы предупреждали 3 года назад, — констатирует политический эксперт Семён Уралов в эксклюзивном комментарии для ИА REGNUMЗакрытие рынков РФ и ЕАЭС провоцирует падение промпроизводства, остановку и демонтаж даже крупнейших предприятий. Вполне логично, что вслед за этим десятками падают уходят с рынка банки, которые обслуживали украинскую экономику. Ей (экономике) с каждым годом будет нужно всё меньше работников, чтобы обеспечивать экспорт сырья, поэтому в каком-то роде Порошенко и компании даже повезло, что в результате известных событий они лишились Крыма и половины Донбасса. Иначе вполне возможно, что голодные шахтёры — не единственные, кто выходил бы сегодня бастовать».

Банковская система

Своей жизнью в структуре экономики Украины живет банковская система, и здесь показатели гораздо более выразительные, чем в других отраслях. Так, по данным НБУ, на 1 ноября текущего года украинская банковская система понесла убытки на сумму 18,8 млрд гривен, и это в 2,9 раза меньше, чем на 1 ноября 2015 года (54,5 млрд грн.). Достигнутый результат сложно оценивать однозначно. С одной стороны, падение убыточности — сигнал позитивный. С другой же, это достигнуто ликвидацией банков, долги которых теперь возвращает государство.

Более объективные выводы можно сделать из продолжающейся тенденции к стремительному сокращению количества украинских банков. В 2016-м году интенсивность этой тенденции заметно уменьшилась: если в 2014—2015 гг. было признано банкротами 63 банка, то в январе-ноябре 2016-го таковых было лишь 19 (хотя слово «лишь» не выполняет сглаживающую роль).

Однако двадцатым стал банк, который, возможно, по своей значимости можно сравнить со всеми, которые закрылись в предыдущие годы. В декабре было объявлено о национализации самого крупного коммерческого банка Украины — Приватбанка, основным бенефициаром которого был один из крупнейших украинских бизнесменов Игорь Коломойский. Сам факт того, что банк был национализирован, а не подвергнут процедуре банкротства говорит о беспрецедентности и масштабности этого события. Приватбанк действительно является настолько крупным, что прекращение его деятельности окажет влияние на половину населения Украины, которое так или иначе вовлечено в сферу услуг банковского сектора. В случае его банкротства могла возникнуть волна социальных протестов, которая даже по самым минимальным прикидкам на порядок превысила бы всплеск после закрытия банка «Михайловский». Но даже в случае с последним, несмотря на откровенно мошеннические схемы вовлечения клиентов в отношения с банком, государство таки взяло на себя обязательство компенсировать потери всем обманутым вкладчикам. На этом фоне судьба Приватбанка была достаточно предсказуемой.

На момент национализации Приватбанку требовалась докапитализация в размере 118−148 млрд грн. (4,3−5,4 млрд долл.). Фактически эти траты взяло на себя государство, которое, впрочем, объявило о намерении продать банк после его стабилизации.

«Пока что похоже, что Приватбанк национализировали по требованию Запада, — допускает в эксклюзивном комментарии ИА REGNUM экономический эксперт Юрий Гаврилечконо затем из-за жадности начали нарушать договоренности и пока что через него выводят деньги, опускают курс и наращивают госдолг. Кроме того, на Привате обкатали механизм национализации крупного банка (такое теперь могут повторять в Европе, если эксперимент пройдет успешно). Сейчас многие страны задумались над механизмами контроля над финансовым сектором, так как его развитие угрожает стабильности государств как институтов. Пока у нас думают как что-нибудь украсть, там — строят планы на десятилетия вперёд. А Украину используют в качестве экспериментальной базы».

Продолжающийся украинский банкопад (требованиям НБУ по резервированию капитала не отвечают еще как минимум 10 банков) свидетельствует о сокращении финансового сектора экономики Украины, который не в состоянии вмещать такое количество учреждений, которое работало ещё несколько лет тому назад. Очередность же «отхода от дел» тех или иных банковских структур в этом смысле не столь важна.

Очередной провал «большой приватизации»

Попытка правительства начать «большую приватизацию», т. е. выставить на продажу практически оставшиеся в собственности государства привлекательные активы, провалилась уже второй год подряд (2014-й не считаем). Следует отметить, что в апреле 2016 года Порошенко сменил состав правительства, однако даже это не помогло.

Главной надеждой года был химический гигант Одесский припортовый завод (конечный пункт аммиакопровода «Тольятти-Одесса», собственный терминал перевалки аммиака) — завод, за который даже в кризисном 2009-м выручили 400 млн долл. (продажу потом отменили через суд), а также 6 пакетов акций облэнерго (посредники между ГП «Энергорынок» и конечными потребителями). Суммарно за эти активы в Фонде госимущества надеялись выручить 17 млрд грн. (13,175 млрд+3,825 млрд грн.), т. е. почти 100% от запланированного на 2016 год.

Продаже облэнерго помешала затянувшаяся реформа рынка электроэнергетики. Введение стимулирующих тарифов перенесли на 2017 год, а без них предприятия менее интересны для инвесторов. Ситуация с ОПЗ неоднократно описывалась на протяжении 2016 года: конкурс дважды срывался из-за отсутствия заявок. При этом в первый раз причиной стала завышенная (по мнению потенциальных покупателей) стартовая стоимость, а во второй — объёмы задолженности предприятия структурам Дмитрия Фирташа, о которых стало известно накануне второго аукциона (после того, как компании Фирташа выиграли против ОПЗ иск в суде Стокгольма). Суд подтвердил наличие 250 млн долл. долга за поставленный газ, и это лишь часть того, что предприятие задолжало бизнесмену. После этого премьер-министр Украины в ярости пообещал уволить руководство Фонда госимущества и есть за что: после этой истории любой украинский актив будет иметь репутацию «токсичного» (отягощённого неявными долгами), а значит, государство постоянно будет сталкиваться с просьбами снизить стартовую стоимость.

В итоге общий доход бюджета от деятельности Фонда госимущества в 2016 году составил 2,6 млрд грн. (около 1 млрд долл.). Из них 331 млн — доход от продажи имущества (17 пакетов акций госпредприятий и 130 объектов малой приватизации), 1,24 млрд — дивиденды, 1,02 — доходы от аренды.

По мнению Юрия Гаврилечко, речь идёт вовсе не о срыве большой приватизации. Т. е. срыв как раз есть, но в рамках реализуемого плана: «Идёт постепенный процесс ликвидации всех самозанятых и трансформация Украины в государство с преобладающей долей госкапитализма в экономике + ТНК. Олигархов тут также не будет. А управляющим госкапиталом будет, разумеется, Пётр Порошенко. Правда, тут есть небольшая загвоздка: транснационалам в рамках приватизации хотят сбыть активы, извлекать прибыль из которых украинские элиты сами не смогут — в силу невозможности достать для них дешёвые ресурсы (тот же газ для ОПЗ) или обеспечить гарантированные рынки сбыта. Однако ТНК такие активы самим не очень интересны. Всё что их пока интересует — в первую, вторую и десятую очередь — это земля: продукция АПК занимает 8 позиций в первой десятке украинского экспорта, это пока единственное. что может давать гарантированную прибыль. Однако земля, в свою очередь, интересна украинским элитам. В это противоречие в целом и укладывается возня вокруг приватизации в последние годы».

В настоящее время ОПЗ остановлен, заинтересованность в его аренде прозвучала от группы DCH (Александр Ярославский, экс-собственник черкасского «Азота» — предприятия, также выпускающего удобрения). В правительстве настроены снова попробовать наторговать 17 млрд грн. — именно такой показатель заложен в бюджет. В этот раз его будут тянуть те же облэнерго, «Укрспирт» (предварительная оценочная стоимость 350−400 млн долл), а также «Государственная продовольственная зерновая корпорация Украины».

Бюджет и наиболее заметные поправки в налоговый кодекс

Бюджет и налоговый кодекс (НК) — важные экономические документы для любой страны. На Украине их значение дополняется теми фактами, что НК практически ежегодно изменяется (т.е. бизнесу каждый год приходится пересматривать планы на будущее), а бюджет принимается прежде всего как документ консенсуса политических элит. Поэтому имеет смысл обратить на них внимание, т.к. это общие контуры нового года.

Главным итогом предновогодних изменений в НК стало массовое закрытие ФЛП (физическое лицо-предприниматель — налоговый статус бизнесмена на упрощённой системе налогообложения). Сегодня уже есть статистика: с середины декабря на Украине закрылись 128,4 тыс. ФЛП (с 1,96 до 1,88 млн). Причиной послужило решение взимать ЕСВ даже с тех предпринимателей, которые не показывают дохода (не ведут хозяйственной деятельности).

Второе важное изменение в НК — АПК Украины переходит на общую систему налогообложения (будет платить НДС). Практически это может означать либо перекладывание НДС на потребителя (увеличения розничных цен), либо снижение маржи производителей. Скорее всего, аграрии будут комбинировать оба подхода.

В условиях сокращения базы налогообложения — у одних бизнесменов падают обороты, другие ликвидируют предприятия — НК вынужден облагать потребление. В очередной раз выросли акцизы на сигареты и алкогольную продукцию. Курить станет дороже в среднем на 3,5−4 грн. (+8−9 руб. к каждой пачке), стоимость крепкого алкоголя в рознице вырастет на 20%, пива и вина — на 10−15% (+31 руб./бут. в случае водки, до 188 руб.). Следует отметить, что предыдущее повышение акцизов произошло всего 2-мя месяцами ранее — в ноябре 2016 года.

Бюджет-2017 мы уже ранее расписывали: повышение минимальной зарплаты с 1450 до 3200 грн.; дальнейший рост затрат на силовиков (примерно +28 млрд грн. на нацбезопасность, МВД и Минобороны); закладывание денег в мажоритарные округа на случай внеочередных выборов; курс 27,2 грн./долл., 3% рост ВВП; доходы бюджета на 70 млрд грн. ниже расходов (721 и 790 млрд грн.) и 191 млрд грн. займов, записанных в доходную часть бюджета. Уже из этих показателей можно вывести общий финплан страны:

1. Дальнейшее укрепление силовой вертикали.

2. Жизнь в долг и за счёт эмиссии гривны (105 из 191 млрд займов — внутренние).

3. Максимальное перекладывание наполнения бюджета на прослойку, считающуюся на Украине средним классом. Повышение минимальной зарплаты — это не забота о бюджетниках, а способ увеличить сборы подоходного налога (большинство компаний платят зарплату по серой схеме: «минималка"+конверт), попутно снизив расходы на субсидии, в формулу которой также заложена минимальная зарплата.

Помимо этого, стоит упомянуть перекладывание расходов на социальную сферу с государственного на местные бюджеты. С 2017 года именно они будут полностью покрывать затраты на компенсацию проезда льготников, расходы на коммунальные услуги для школ и больниц. Если бы не эти манипуляции, разрыв между доходами и расходами бюджета-2017 был бы ещё сильнее.

Уже в январе источники в НБУ подтвердили информацию, появившуюся в конце 2016 года: Нацбанк готовится вводить купюру номиналом 1000 грн.: «…в условиях того, как изменилась монетарная база, как изменился уровень цен в стране, оптимально всё-таки введение этой купюры», — заявил замглавы НБУ Дмитрий Сологуб в интервью LB.ua. Предыдущая наиболее крупная купюра (500 грн.) была введена в 2006 году и на тот момент примерно равнялась 100 долл. (сегодня 18,5). Введение купюр большого номинала обычно является реакцией на инфляцию, а также само по себе её провоцирует. Что заставляет усомниться в том, что годовую инфляцию удастся удержать в рамках запланированных 8,5%.

«Бюджет Украины на 2017 год — отражение тупика, в который киевские политики сами же себя и загнали. Расходы на силовиков — потому что это единственная возможность удержать власть. Высокая доля займов — потому что надо же откуда-то брать средства. А что со всем этим будет потом, их, по большому счёту, не волнует», — считает Семён Уралов.

Прогнозы, основные факторы давления

Для начала следует вспомнить, сколько доллар стоил в начале 2016 года — 24 гривны. Т. е. его нынешняя стоимость полностью укладывается в годовую инфляцию в размере 12−12,5%. В бюджет-2017, как уже сказано, заложена инфляция 8,5%. Смогут ли правительство и НБУ её удержать — вопрос другой. Однако даже в прогнозном варианте к концу года курс украинской валюты к доллару снизится ещё на 2 грн. — до 29 грн./долл. Это в теории.

На практике на курс будут давить уже не два, как в 2016 году, а сразу три очень весомых обстоятельства: экспорт, МВФ и Приватбанк.

Экспорт в 2016 году (январь-октябрь) составил 29,11 млрд долл., что на 7,9% ниже, чем за аналогичный период 2015 года. Важность этого показателя для понимания экономики Украины сложно переоценить. Можно подтасовывать данные об инфляции, средних ценах на продовольственную корзину, росте промпроизводства и уровне безработицы. Однако именно статистика экспорта показывает, как обстоят дела на самом деле. Итог: в 2016 году украинский экспорт в лучшем случае составит 33−34 млрд долл. Это продолжает начавшийся ещё в 2012 году тренд на уменьшение доходов от внешней торговли. Логично, что чем меньше приток иностранной валюты, тем дороже за неё приходится платить на валютном рынке.

На восстановление экспорта в 2017 году надеяться не стоит. В выступлении на заседании правительства вице-премьер Украины Степан Кубив упомянул, что экспортная стратегия в 2017 году только будет создана.

Второй негативный драйвер — МВФ, который в последнее время не слишком активно кредитует Украину и более того, поднимает неприятный Киеву вопрос долга перед Россией в $3 млрд. Всего же Киев в 2017 году планирует привлечь внешнее финансирование в объеме $9 млрд, о чем заявил агентству Bloomberg министр финансов Александр Данилюк. По его данным, украинский Минфин планирует выпустить четвертый транш еврооблигаций на $1 млрд под ожидаемые гарантии США, привлечь $5,3 млрд в рамках сотрудничества с Международным валютным фондом (МВФ), а также выйти на международный долговой рынок.

В 2017-м прибавится фактор национализации Приватбанка, для докапитализации которого правительство выпускает ОВГЗ на сумму 105 млрд грн. (ещё 25 млрд в банк успели вкачать в последние недели 2016-го). Часть этой эмиссии (через снятие депозитов) неизбежно попадёт на валютный рынок.

К тому же Нацбанку в таких условиях сложно выступать регулятором на рынке. Точнее он с готовностью скупает валюту у экспортёров, однако не слишком охотно с ней расстаётся в моменты пикового спроса. В результате разрыв официального курса и «чёрного рынка» достигает 1 грн. (27 и 28 грн./долл соответственно).

«Всё реально и все возможно [удержание курса — Ред], — утверждает экономист Александр Охрименко в эксклюзивном комментарии ИА REGNUMНБУ может и должен за счёт валютных интервенций успокоить валютный рынок и тем самым вернуть курс на уровень 27 грн. на межбанке. В то же время за счёт продажи депозитных сертификатов НБУ может уменьшить количество гривны банковском секторе и тоже снять напряжение на валютном рынке. При желании всегда можно регулировать колебания гривны. Главное — делать правильные ходы и вовремя».

Также читайте:

Всё говорит о неизбежности грядущей катастрофы: обзор основных событий украинской энергетики в 2016 году

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail