Естественный отбор и его настоящий отец

157 лет назад вышло в свет первое издание книги Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора»

Анна Побежимова, 24 ноября 2016, 11:52 — REGNUM  

24 ноября 1859 года в Лондоне вышла в печать книга «On the Origin of Species by Means of Natural Selection, or the Preservation of Favoured Races in the Struggle for Life» — «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». 1250 экземпляров книги стоимостью 15 шиллингов каждая были раскуплены в течение одного дня. О том, как писался этот научный труд, какие поступки, идеи и переживания автора ему сопутствовали и предшествовали можно прочесть в жизнеописании известного английского натуралиста и путешественника Чарльза Роберта Дарвина, опубликованном издательством «Молодая Гвардия» в 2013 году. Автору книги «Дарвин», продолжающей серию «Жизнь замечательных людей», Максиму Чертанову (псевдоним Марии Кузнецовой) была присвоена премия «Просветитель-2013» в номинации «за лучшую биографию».

В первой половине XIX века на смену догмату о неизменности созданного богом лика планеты уже пришли эволюционные идеи. Господствующая до этого теория катастроф французского натуралиста Жоржа Кювье, изучившего большое количество ископаемых животных, но объяснявшего их появление глобальными катастрофическими изменениями, затрагивающими земную поверхность, уже была опровергнута основателем геологии Чарльзом Лайелем. Согласно теории, изложенной ученым в труде «Основы геологии», земная поверхность находится в постоянном медленном движении, которое происходит под действием геологических факторов.

Английский священник Томас Мальтус уже опубликовал свою работу «Очерк о законе народонаселения» (1798 г.), в которой показал, что население растет в геометрической прогрессии, а средства существования в арифметической. Недостаток средств существования является ограничивающим фактором для роста народонаселения.

В 1809 году уже был опубликован главный труд француза Жана Батиста Ламарка «Философия зоологии», согласно которому биологический вид также не является косной формой, а постоянно изменяется из-за некой «тяги к совершенству». По Ламарку, новые признаки у особи (видов в природе и вовсе не существует — решил в конце концов ученый) формируются в результате «упражнения или неупражнения органов», а появившись однажды, непременно закрепляются у потомков. Хрестоматийный пример такой эволюции — формирование шеи жирафа: некогда короткошеее животное тянулось вверх к веткам деревьев и в течение каждого поколения немножко удлинялось, потомки рождались с более длинной шеей и вновь «упражняли» ее.

Все эти идеи, безусловно, оказали влияние на молодого Чарльза, и свою первую эволюционную теорию ученый сформулировал еще во время своего пятилетнего путешествия на корабле Британского адмиралтейства «Бигль». Рифовая теория Дарвина объединила три известных типа рифов единым эволюционным процессом, и то, что раньше считалось абсолютно разными явлениями, он назвал лишь эволюционными стадиями. В случае медленного погружения острова под воду тянущиеся вдоль берегов береговые рифы, постепенно превращаются в отстоящие от берега барьерные, а в случае полного погружения суши остается лишь кольцо кораллов — атолл.

На трехмачтовый бриг «Бигль» («Гончая») Дарвин попал благодаря рекомендации друга и наставника английского ботаника и геолога Джона Генслоу. Капитану судна Роберту Фицрою 22-летний юноша был представлен как геолог-натуралист, а самому Дарвину свою рекомендацию Генслоу объяснил так: «…Не потому, что считаю вас состоявшимся натуралистом, а потому, что вы внимательны, наблюдательны и круг ваших интересов широк». До путешествия Чарльз увлекался изучением жуков и собирался, согласно желанию отца, стать священником, однако проявленные во время плавания исследовательские способности окончательно предопределили его судьбу.

Из каждого порта ученый отправлял в Лондон собранный материал: геологические образцы, тушки зверей, птиц, рептилий, рыб, моллюсков, а также окаменелости и гербарий. Его «посылки» наделали много шуму в Британии еще до окончания кругосветного плавания. Друзья не сомневались — Дарвину быть великим ученым.

Путешествие, продлившееся пять лет и 135 дней, закончилось для Чарльза 2 октября 1836 года. Ему уже 27 лет, от издания «Происхождения…» его отделяет 23 года упорного и кропотливого труда. За эти годы он издает «Путешествия натуралиста вокруг света на корабле «Бигль» (1839 г.), книга становится очень популярной, через девять лет ученый выпускает второй расширенный ее вариант. Обработать огромный собранный во время путешествия биологический, геологический и палеонтологический (естествоиспытатель нашел шесть новых ископаемых видов) материал берутся ученые-специалисты, Дарвин принимает участие в написании большой пятитомной монографии «Зоология путешествия».

Однако не все собранные в кругосветном плавании пробы нашли своих экспертов. Решив самостоятельно определить часть материала, Дарвин становится узким специалистом по усоногим ракам. Занимаясь этой узкой группой, он выделяет множество фактов, подтверждающих его эволюционную теорию. Работа растянулась на восемь лет, ее результатом стала четырехтомная монография.

Пронаблюдав множество переходных форм на примере усоногих, ученый предполагает у них наличие общего предка. Если предположить, что этот принцип универсален для природы, то как на отдаленные острова, где ученый обнаружил сходство флоры и фауны, мог попасть такой предок, будь то растение или животное. Дарвин начал с малого и выяснял прорастут ли семена, намоченные в соленой воде, и станут ли рыбы есть такие семена, чтобы переносить на дальние расстояния. В мая 1855 года он писал: «Я устал от экспериментов — рыб вырвало — природа не желает делать то, что мне нужно. Лучше б я занимался моими старыми добрыми усоногими». Вскоре обнаруженные на берегу Северного моря и любезно предоставленные Дарвину норвежским консулом семена проросли, решился вопрос и с рыбами — не надо было перекармливать. Теперь ученый намерен подтвердить обнаруженное у усоногих разнообразие на других таксономических группах. И Дарвин становится голубятником. Посвятив много времени изучению внешних форм птиц, Дарвин намерен узнать, и как отличается их внутреннее строение. Дохлых голубей для ученого собирала все Англия.

Все это время Дарвин пишет книгу, которую так никогда и не окончит. Его «Естественный отбор» изначально планировался как очерк, однако скоро станет ясно, что это огромный труд. Даже в недописанном состоянии он был значительно объемнее, чем вскоре появившееся на свет «Происхождение видов», куда в сокращенном виде вошли девять из 11 глав «Естественного отбора».

Неизвестно, сколько бы еще продолжались поиски истины и правки текста (пятая глава была сначала озаглавлена Дарвином «Война в природе», потом «Борьба в природе» и только потом «Борьба за существование»), если бы не очередное письмо от британского натуралиста Альфреда Уоллеса, полученное в феврале 1858 г. Оба ученых уже состояли в переписке, поэтому, когда возникшее на основе мальтузианской идеи о выживании представление об эволюции и естественном отборе Уоллес оформил в виде статьи «О тенденции разновидностей отклоняться от существующего типа», она немедленно была отправлена Дарвину.

Ошеломленный совпадением Дарвин в тот же день пишет своему наставнику Лайелю: «Ваши слова, что он меня опередит, полностью оправдались. Никогда не видел я более поразительного совпадения; если бы Уоллес имел мой очерк 1842 года, он не мог бы составить лучшего извлечения. Даже его термины повторяются в названиях глав моей книги». Ознакомившись с содержанием статьи Уоллеса, старшие товарищи Лайель и Гукер рекомендуют Дарвину срочно написать статью для того, чтобы обе работы можно было опубликовать с комментариями. Статьи были зачитаны 1 июля на Линнеевском обществе, но замечены научным сообществом не были. Бездоказательно — посчитали ученые. И Дарвин сел за окончание «Естественного отбора», в 1858 его труд все еще назывался так.

24 марта 1859 года работа была завершена и в апреле издатель Меррей получил рукопись — 155 тысяч слов. Издатель просил автора уменьшить текст и сделать его более понятным, ученый настаивал на своей редакции. Из переписки Дарвин и Гукера, первым прочитавшего рукопись.

Гукер: «После того, как я пытался усвоить содержание вашего труда, у меня сделалось размягчение мозга». Ответ Дарвина: «Клянусь, ни один негр под угрозой кнута не мог бы работать упорнее, чем работал я над понятностью изложения».

Вскоре был готов окончательный текст. Меррей прислал его автору 2 ноября, и Дарвин, не дожидаясь публикации, разослал его по своим знакомым. Действительно ли она была настолько суха и скучна, как видел это Меррей? Вот как охарактеризовал книгу русский поэт Осип Мандельштам в очерке «К проблеме научного стиля Дарвина»:

«Книга построена с таким расчетом, чтобы читатель с каждой точки обозревал все целое труда. О чем бы ни говорил Дарвин, куда бы ни уводили извилины его научной мысли, проблема стоит всегда в своем полном объеме. Факты наступают на читателя не в виде одиночных примеров-иллюстраций, а развернутым фронтом-системой.

Приливы и отливы научной достоверности, подобно ритму фабульного рассказа, оживляют дыхание каждой главы и подглавки… Он пользуется природой, как великолепно организованной картотекой… Движимый инстинктом высшей целесообразности Дарвин счастливо избегает «затоваривания» природы, тесноты, нагроможденности. Он на всех парах уходит от плоскостного каталога к объему, к пространству, к воздуху…

Научный успех Дарвина был в некоторой своей части и литературным. Читатель испытывал жесточайшую реакцию против всего сентиментального, кисло-сладкого, пуританского. Этот читатель всему на свете предпочитал характерное, картинам природы — социальные контрасты. Реализм Чарльза Дарвина пришелся как нельзя более кстати. Его научная проза, с ее биографической сухостью, с ее атмосферической зоркостью, с ее характеристиками в действии, на взрывающихся пачками примерах, была воспринята как литературно-библиографический документ.

Быть может, всего более подкупало читателя то, что Дарвин не расточал литературных восторгов перед законами и тенденциями, которые с такой ясностью утвердил».

Быть может, именно описанные Мандельштамом особенности изложения и стали причиной популярности «Происхождения видов». Как бы там ни было, в день издания 24 ноября 1859 года все 1250 экземпляров были раскуплены. Только одна лондонская библиотека приобрела 500 книг. Издатель был поражен успехом и сразу же заговорил о втором издании, которое увидело свет спустя полтора месяца, 7 января 1860 года. На этот раз были опубликовано 3000 книг, и новый тираж был раскуплен практически так же мгновенно, как и предыдущий.

Книга не оставила равнодушным никого. Одни считали его идеи восхитительными, другие — чудовищными, и вместе с восторгами появилась и критика. Так, ученые посчитали проявлением заносчивости Дарвина отсутствие в его труде упоминания о предшественниках, особенно незаслуженно забытым считали Ламарка. Дарвин досадовал на такие заявления, так как не считал себя продолжателем его теории, более того, был уверен, что, напротив, опровергает Ламарка с его «божественной тягой к совершенству» и «упражнениями органов». Впрочем, к третьему изданию Дарвин подготовил «Исторический очерк».

Выходило очень много анонимных критических статей, анонимность была скорее правилом, чем исключением того времени. Но критиковали даже «свои». Так, Лайель, хоть и согласился со всеми, введенными Дарвином категориями, настаивал на существовании «творческой силы», которая и управляет всеми, описанными процессами. Но Дарвин был неумолим:

«Полагаете ли Вы, что последовательные изменения величины зоба у голубя-дутыша, которые человек накоплял по своей прихоти, должны быть приписаны «творческой силе»? Это придется признать, если всеведущее и всемогущее божество должно всем распоряжаться и все знать; но, говоря по совести, я едва ли могу признать это. Мне кажется нелепым, что Творец Вселенной должен заботиться о зобе голубя исключительно для удовлетворения глупых человеческих причуд».

Третье издание вышло в апреле 1861 года. Всего при жизни ученого будет шесть изданий «Происхождения», и каждое из них Дарвин будет дорабатывать и дополнять. Один из исследователей его наследия М. Пэкхэм высчитал: «Из 3878 фраз первого издания 75 процентов переписаны от одного до пяти раз. Было добавлено более 1500 предложений, около 325 было вычеркнуто. Всего существует около 7500 вариантов оригинальных и внесенных позднее предложений. Шестое издание из-за дополнений на треть длиннее первого».

Между тем, несмотря на рецидивы своей начавшейся еще в 1839 году тяжелой болезни, об этиологии которой спорят до сих пор, ученый продолжал напряженно работать, изучая домашних животных и растения, совместную эволюцию цветка и опылителя, сравнивая эмоции человека и животных, их целесообразность и происхождение. Каждой из тем он посвятит отдельную монографию. А вскоре всех противников эволюционного учения Дарвина, особое возмущение которых вызывала идея взаимосвязи человека и животных, ждал еще один удар: в феврале 1871 вышло в свет первое издание книги «Происхождение человека и половой отбор».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail