"Ильхам Алиев показал два лица": интервью докладчика Европарламента по Южному Кавказу Пера Гартона

Баку, 16 февраля 2004, 12:47 — REGNUM  

Интервью докладчика Европарламента по Южному Кавказу Пера Гартона (Per Gahrton) радиостанции "Свобода"

Какие политические и экономические проблемы стоят перед странами Южного Кавказа?

После распада Советского Союза в республиках Южного Кавказа царит политическая и экономическая неразбериха. Они еще не прошли процесс перехода от плановой экономики социализма к рыночным отношениям, здесь управляют мафиозные структуры и кланы, основной доход которых поступает за счет непроизводственной деятельности - контрабанды и взяток. В результате, подавляющее большинство населения страдает от ужасающе низкого уровня жизни.

Не могли бы Вы детально описать политическую ситуацию на Южном Кавказе?

Здесь, конечно, наблюдаются некоторые позитивные сдвиги, поскольку страны региона избежали установления диктатуры. Хотя политический строй в республиках нельзя назвать сформировавшейся демократией, однако здесь допускается существование оппозиции - в основном это касается Грузии, в меньшей степени - двух других республик (Армения, Азербайджан). Действуют правозащитные организации. Это уже совсем не советские и не фашистские системы, а скорее демократии в стадии становления.

Создалась ли благоприятная для реформ платформа после смены руководства в Грузии?

Становление нынешних властей Грузии как политической силы произошло несколько лет назад. Они осознали, что продолжать деятельность на политическом поприще невозможно и, став реальной оппозицией, сплотились против Шеварднадзе. Они преследовали цель проведения свободных выборов, борьбы с коррупцией и действительно реконструкции грузинского общества в современном и демократическом русле. Как известно, в ходе президентских выборов эти силы получили абсолютное большинство голосов населения. Такое количество голосов в пользу одного кандидата мы привыкли видеть в случае диктатуры, но то не была диктатура. Все было абсолютно честно. Я сам присутствовал там, и видел - люди хотели Саакашвили. То был невиданный успех, дающий невиданную ответственность.

Что Вы скажете об Азербайджане, где предыдущий президент Гейдар Алиев был смещен своим сыном - Ильхамом?

У меня была возможность встретится с новым президентом Азербайджана - Ильхамом Алиевым. В ходе встречи он показал два лица. Первое лицо Ильхама Алиева я заметил в присутствии его помощника и азербайджанских журналистов. Президент говорил на азербайджанском и был очень жесток к переводчику. Когда журналисты ушли и остались я с президентом и наши советники, Ильхам Алиев заговорил на чистом английском и предстал в совершенно ином свете. Он казался очень мирно настроенным и действительно демонстрировал желание встречаться с людьми, в особенности, по вопросу о конфликте с Арменией. Если он не блефовал все время, а я думаю что это не так, то возможность примирения с Арменией существует. Это так же является основным предусловием развития демократии в Азербайджане, поскольку когда страна стоит перед лицом такого конфликта, оккупированы несколько ее районов и есть миллион беженцев, то все это создает невероятное напряжение внутри страны. В таких условиях сохранить демократию очень сложно. Международное сообщество должно действовать решительно и подтолкнуть стороны к миру - подтолкнуть как Алиева, так и Кочаряна. Они нуждаются в таком толчке и сами просят об этом.

Насколько вероятна перспектива завершения столь долгого спора между двумя соседями по нагорно-карабахскому анклаву?

Полагаю, возможность компромисса минимальна. Она заключается в том, что Нагорный Карабах не будет признанным международным сообществом государством с местом в ООН и т.д. Кстати это не столь важно и для самих карабахцев - об этом мне сказал так называемый президент Нагорного Карабаха Аркадий Гукасян. Но они никогда не согласятся быть в административном подчинении Баку. Это - основной момент. Формально с юридической точки зрения они продолжают быть частью Азербайджана, но фактически полностью автономны во всем, что важно в повседневной жизни. Нагорный Карабах не требует места в ООН, Совете Европы, или где-либо еще. Они перестали требовать это, поскольку поняли всю нереальность исполнения таких требований. Сегодня международное сообщество не настроено на создание каких-либо новых суверенных государств. Что же касается азербайджанцев... Они действительно не желают более управлять армянами Нагорного Карабаха. Азербайджанцы осознали, что все это потеряно.

Насколько важно, на Ваш взгляд, решение ЕС о включении стран Южного Кавказа в инициативу "Расширенная Европа - новые соседи"?

Мы, то есть ЕС, имеем невероятное преимущество. Оно состоит в том, что три республики (Азербайджан, Армения, Грузия - ред.) сами стремятся в Европу. Они не хотят возвращаться под покровительство России, равно как и не хотят быть зависимыми от США. Республики уже стали членами Совета Европы, и стремятся, возможно это сложнее, чем может показаться, стать полноправными членами ЕС. На этом пути они готовы адаптироваться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.