Толеранс терминэ: Французские политики начинают «забывать» о своём атеизме

Париж стоит мессы

Станислав Стремидловский, 19 августа 2016, 18:16 — REGNUM  

Действующий президент Франции Франсуа Олланд побывал на днях с частным визитом в Ватикане. 17 августа его принял Папа Римский Франциск. С обеих сторон на переговорах присутствовали: государственный секретарь кардинал Пьетро Паролин и секретарь по отношениям с государствами архиепископ Пол Галлахер (Святой престол), министр внутренних дел Бернард Казнев и посол в Ватикане Филипп Целлер (Французская Республика). Radio Vaticana передало обычное в таких случаях коммюнике, где кратко были пересказаны темы беседы и более подробно освещены подарки, которыми обменялись стороны.

Важным является фон визита Олланда. Это его второе посещение Апостольской столицы. В первый раз он побывал здесь в январе 2014 года проездом из Парижа в Анкару. Ватикановеды, внимательно изучившие фотографии со встречи обоих лидеров, отметили тогда: президент был серьезен, а от обычной дружелюбной улыбки Франциска сквозило холодом. Неудивительно. В те дни Францию сотрясали антиправительственные митинги, названные «Днем гнева». Демонстранты выступали с лозунгами «Нет однополым бракам!», «Дальше от ЕС, Франция является суверенной страной!». Накануне прибытия Олланда в Ватикан на имя папы поступила петиция от французских католиков. Ее подписало более 100 тысяч человек, в основном молодежь. Они поделились своим недовольством от президента — и в связи с законодательным признанием однополых браков, и травлей католиков в национальных СМИ, и ограничением прав верующих выступать с критикой абортов, и планами Парижа относительно введения эвтаназии. При этом, писал итальянский католический портал Vatican insider, «Церковь напоминает Олланду, что защита жизни и достоинства человека не основывается на религиозных убеждениях».

Сейчас Франция переживает более серьезные испытания, которые затронули все слои общества. Вместе с Европейским Союзом она втянута в миграционный кризис, решение которого не просматривается даже на горизонте. Францию атакуют террористы. В ноябре прошлого года в Париже и пригородах произошло несколько нападений, погибло более 130 человек. В этом году национальный праздник — День взятия Бастилии, который отмечают 14 июля — оказался омрачен трагедией в Ницце, где от рук боевика погибло около 80 человек. Наконец, в конце июля католический священник церкви Сент-Этьен-дю-Рувре (Руан) отец Жак Амель был убит прямо в храме во время службы. Последнее стало личным переживанием для Олланда. В разговоре с журналистами он рассказал, что в детстве сам был крещен в Руанской кафедре, где прошли похороны убитого отца Амеля. Как признались сотрудники главы государства, «впервые мы слышим, чтобы он говорил о своем крещении». Известно, что через несколько часов после преступления в церкви президент позвонил папе Франциску, чтобы выразить боль французского народа от этого ужасного убийства.

«Руанскую трагедию» Олланд вспомнил и в Ватикане. Президент Франции выразил признательность понтифику, отмечая, что «после ужасного убийства отца Амеля, после теракта в Ницце папа произнес слова, которые стали большим утешением». Сочувствие Святейшего отца и всей Церкви Франции, по словам Олланда, «были очень важны в этот период: они напомнили о единстве и сплоченности страны, о необходимом примирении, а также о солидарности всего мира с Францией». Он подчеркнул, что «это нападение стало ударом для французских католиков, но и вся страна была поражена. Когда совершается нападение в церкви, когда убивают священника, то оскверняется вся Республика, поскольку Республика обязана защищать». При этом президент в который раз заговорил о французском секуляризме: «Светскость должна становиться на защиту всех культов и призвана обеспечить свободу исповедовать религию или не исповедовать никакой религии. Вот почему это послание светскости не может кого-то ранить: оно объединяет и примиряет».

Однако с последним можно поспорить. Разве не в «светской Франции» произошли эти ужасные события, унесшие жизнь многих людей? И разве не в самом обществе были выращены и воспитаны террористы, убивавшие своих соотечественников? Как сообщает французская католическая газета La Croix, президент не случайно взял с собой в Ватикан министра внутренних дел — на встрече были затронуты вопросы о месте ислама во Франции, в том числе трудностях диалога с исламским сообществом в отсутствии бесспорного представительного органа, объединяющего мусульман, обсуждалась проблема его финансирования. Лидеры французского ислама в настоящее время сталкиваются с теми же сложностями, что их единоверцы во многих частях света. Молодежь ищет авторитеты за пределами традиционной мечети и находит их в экстремистской среде, особенно той, которая подпитывается идеологами и финансистами ИГИЛ (запрещено в России).

Частично эти организаторы «вооруженного джихадизма» являются представителями иностранных государств, с которыми Франция имеет официальные дипломатические отношения и бизнес. С одной стороны, Париж не может разорвать контакты с такими странами. С другой стороны, на власти давят избиратели. По данным Французского института общественного мнения (IFOP), наибольший рост напряженности в адрес ислама сегодня дают французские католики. До сих пор эта группа дольше других демонстрировала понимание по отношению к мусульманам, чем в целом общественность. Но в этом году уровень неприятия ислама в ней подскочил до 45%, хотя в прошлом году держался на 33%. До 55% увеличилось число тех практикующих католиков, которые выступают против строительства мечетей (40% в 2012 году) и до 67% — отвергающих возможность ношения хиджабов в государственных школах (54% в 2012 году).

В этой ситуации президент Олланд, как никогда, нуждается в поддержке папы Франциска, который сдерживает антимусульманские настроения своей паствы в Европе и одновременно призывает к милости в отношении прибывающих на континент беженцев из Ближнего Востока и Северной Африки. Вопрос в том, могут ли нынешние европейские лидеры, главы Франции, Италии, Германии и других стран, воспользоваться помощью Ватикана, принять его подачу. Пока этого не просматривается. Святой престол оперирует категориями той Европы, фундамент которой был заложен в середине первого тысячелетия от Рождества Христова. Европы, что вместе созидали папа Римский Лев III и король франков Карл Великий, которого понтифик наделил императорской короной и который, пытаясь заключить брак с византийской императрицей Ириной, хотел воссоединить Запад и Восток. Сейчас Святой престол имеет дело с Евросоюзом, настолько испугавшимся Второй мировой войны, что после ее окончания решил отказаться от базовых основ, которые порождали не только дух соперничества, но и дух созидания.

Однако Ватикан умеет играть на длинных дистанциях и может позволить себе немного подождать. Претенденты на французский «престол», от Олланда до экс-президента Николя Саркози и бывшего премьер-министра Алена Жюппе, «забывают» про свой атеизм, приходят в церковь на службу и просят, чтобы их принял папа. Париж стоит мессы, но и месса теперь выбирает, отдать ли кому-то свое предпочтение из действующих политиков или же пойти на то, чтобы воссоздать заново былую Империю.

Читайте развитие сюжета: Сделают ли католики Франсуа Фийона президентом Франции?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail