Мечтает ли Порошенко о Трампе?

Петр Порошенко признался Нурсултану Назарбаеву, что пошел бы на компромисс с Донбассом, да не получается. На пути к компромиссу есть два препятствия: русофобская демагогия украинской оппозиции и пожелания старших товарищей из Вашингтона

Сергей Гуркин, 18 августа 2016, 09:11 — REGNUM  

Во вступительной, открытой для прессы части встречи с Владимиром Путиным глава Казахстана Нурсултан Назарбаев поделился инсайдом. Он рассказал, что ему звонил президент Украины Петр Порошенко и заявил, что дал бы особый статус Донбассу и пошел бы на компромисс, да Верховная рада возражает, а найти там большинство Порошенко не может.

Удивительную откровенность казахского лидера следует объяснять его не слишком глубокой погруженностью в украинско-донбасскую проблему: Назарбаев даже не смог вспомнить, как называется второй регион, которого касается проблема, то есть Луганщина.

Нет никаких оснований сомневаться и в искренности Порошенко. В определенном смысле ему можно посочувствовать. Он-то думал, что майдан и президентский пост — это рисковая, но сверхвыгодная инвестиция. А оказалось, что все это очень затратно для нервной системы и очень сомнительно с точки зрения бизнеса.

По данным журнала Forbes, в прошлом году Порошенко нарастил капитализацию своих активов на $100 млн. Звучит отлично, но проблема выхода в кэш и мирной жизни после президентства выросла никак не меньше. Слишком уж много будет желающих назначить Порошенко новым козлом отпущения, а заодно и потрясти его бизнес.

Не говоря уже о том, что Порошенко, как и всем остальным украинским политикам, вполне очевидно, что гражданская война и антирусская истерика не приносят стране ничего, кроме вреда.

Нет никаких сомнений в том, что Порошенко, будь его воля, продолжал бы с Россией business as usual. Вполне достаточно одного-единственного доказательства: знаменитая фабрика Roshen в Липецкой области преспокойно работает, платит налоги в бюджет субъекта Российской Федерации и приносит доход президенту Украины.

Что же не позволяет Порошенко идти к разумным компромиссам? Две причины. Первая — та, о которой он сказал: депутаты Верховной рады, точнее говоря — распространенное среди них, обязательное на Украине 2016 года политическое русофобство. Вторая причина — старшие вашингтонские товарищи.

Украинскую оппозицию почти всех мастей (кроме «Оппозиционного блока» и нескольких отдельных фигур) давно и безнадежно засосало в русофобскую воронку. Два года назад нужен был враг, чтобы оправдать госпереворот, отвлечь от воровства, повышать рейтинги. Врагом назначили Россию. Провернуть фарш обратно не получается. Теперь популистам приходится соревноваться в истеричности: ведь тот, кто снизит градус, будет выставлен предателем. Достаточно сказать, что Надежда Савченко на фоне своих коллег по Верховной раде выглядит настоящей русофилкой.

У этого вида украинской оппозиции есть и другие основания опасаться перемирия с Донбассом. Возвращение двух регионов в состав Украины будет означать, во-первых, появление условного «Александра Захарченко» в Верховной раде (а это значит — совсем другой климат в парламенте; осмелеют и ныне несмелые). Аналогичный процесс может ждать и юго-восток Украины в целом: такое подкрепление может оказаться решающим.

И все-таки в таком истерическом пейзаже кто-то должен сказать очевидное: давайте мириться с Донбассом, давайте мириться с Москвой. Популистская оппозиция говорить этого, разумеется, не будет; Оппозиционный же блок делает ставку на лавирование и на амбразуру тоже не полезет.

Вот и получается, что сделать неизбежный шаг должна действующая власть. Но и ей не хочется давать повода к новому майдану, для которого уже давно созрели и экономические (нищета), и социальные предпосылки (огромное количество привыкших к безнаказанности людей с оружием). Никто не хочет быть камикадзе.

К тому же и «действующая украинская власть» — понятие весьма разнородное, и часть этой власти прекрасно зарабатывает на вялотекущем продолжении войны. К примеру — на поставках в армию очень плохой амуниции и продуктов питания за очень хорошие деньги.

Второе же препятствие на пути к компромиссу находится в Вашингтоне. В майдан инвестировали с целью не столько «отжать» Украину, сколько создать источник постоянной головной боли для Москвы. Обе цели достигнуты, и нет никаких оснований пересматривать эту политику. «Плохая Москва» помогает наращивать военные бюджеты и выигрывать выборы (во всяком случае Хиллари Клинтон на это надеется). Поэтому отмашки на примирение с Москвой не дают и не дадут. По крайней мере — в случае преемственности власти по линии Обама — Клинтон.

В общем, когда Порошенко говорит, что он бы с радостью помирился с Донбассом, — он, скорее всего, не врет. Но пасьянс сложили таким образом, что сегодня слишком многим выгоднее вялотекущее продолжение гражданской войны, а не возвращение к здравому смыслу.

Интересно, что президент Украины избегает высказываний о Дональде Трампе, который, как известно, считает, что крымчане сами выбрали Россию, а с Москвой надо не ссориться, а сотрудничать. Представители «партии войны» в правительстве Порошенко (скажем, глава МВД Арсен Аваков) называют Трампа «опасным маргиналом», а сам президент Украины молчит.

И молчит он именно потому, что победа Трампа опасна для партии войны куда больше, чем для него. В самых светлых своих фантазиях Петр Порошенко наверняка думает о победе Трампа. Которая позволит и вернуться к business as usual, и прекратить обе очевидно бессмысленные для Украины войны: реальную гражданскую и воображаемую с Россией.

Есть и другие признаки. «Партия войны» направляет в Крым диверсантов, а Порошенко пытается дозвониться до Путина. Одновременно с этим глава МИД Украины Павел Климкин уверяет, что Киев не собирается разрывать дипломатические отношения с Москвой.

Американские выборы состоятся в ноябре этого года. До той поры все стороны продолжат выжидать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail