National Interest: У русских на Ближнем Востоке есть чему поучиться

Пока Белый дом упускает в регионе одну возможность за другой, Путин благодаря своему реализму оказывается мудрее США

Вашингтон, 18 августа 2016, 08:39 — REGNUM  

США необходимо поразмыслить над тем, что означает использование Россией авиабазы в Иране для нанесения ударов в Сирии, а также тем, чему Вашингтон может научиться у Москвы, пишет Пол Р. Пиллар в статье для National Interest.

По мнению автора, не стоит считать, что использование авиабазы «Хамадан» знаменует собой какое бы то ни было перестраивание на Ближнем Востоке или появление военного альянса между Москвой и Тегераном. Русские и иранцы — не «закадычные друзья», подчеркивает автор. Предоставление базы связано исключительно с конфликтом в Сирии. Размещая там свою авиация, Россия выигрывает только тактически.

Читайте также: Лариджани: Иран не предоставлял России военную базу

Не означает этот урок для США и то, что нужно использовать больше, а не меньше военной силы в регионе. США также наносят удары в Сирии, и хотя многие этого не замечают, поддерживают ограниченный наземный контингент, который борется с террористической группировкой «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ. США обладают более значительным военным присутствием на Ближнем Востоке, а также, как утверждает автор, делают больше, чем Россия. Если Вашингтон и беспокоит то, что Москва обойдет его на Ближнем Востоке, так это не потому, что Россия делает в регионе больше с военной точки зрения, чем США.

Урок, который следует вынести США из политики правительства России в регионе, состоит в том, что внешняя сила может достигать своих целей и добиваться интересов свободнее и в более полной степени, поскольку она готова вести дела с кем угодно, не ограничиваясь только теми государствами, которые её руководство считает союзниками. Такая держава не позволяет прежним обидам или нынешним разногласиям вставать на пути дипломатических инициатив или практического сотрудничества.

Такой подход России прослеживается и в недавнем сотрудничестве с другими «не союзниками» Москвы в регионе, такими как Израиль и, в особенности, Турция. Русские и турки также не «друзья навек». Турция, следующая своим интересам, прежде всего — экономическим, будет стремиться к более близкому партнерству с Западом, а не с Россией.

Однако ни взаимные обиды, вызванные многочисленными русско-турецкими войнами, ни нынешние противоречия между Москвой и Анкарой, которые включают в себя, но не ограничиваются вопросами Сирии, а также тот факт, что США, а не Россия пользуются авиабазой в Турции, не остановили президента России Владимира Путин от того, чтобы воспользоваться сближением с правительством Турции для достижения своих целей.

Практикуя столь гибкую дипломатию, Кремль действует в традиции реализма. В этом отношении Россия действительно обходит США, которые до сих пор страдают нереалистической привычкой видеть мир поделенным на союзников и соперников. Из-за такого видения Белый дом лишает себя возможности более полно сотрудничать с первыми, тогда как ко вторым ему приходится применять политику конфронтации, наказания и изоляции.

Столь далекий от реализма подход — не самый эффективный метод защищать и продвигать свои интересы. Он означает, что США вынуждены слишком плотным образом ассоциировать себя с авантюрами предполагаемых союзников (как, например, в случае поддержки США кровопролитного военного вмешательства Саудовской Аравии в гражданскую войну в Йемене), а также лишаются возможности развивать параллельные интересы, которые неизменно существуют даже между теми государствами, которые считаются противниками Вашингтона.

Вполне возможно, что авиабаза в Иране пригодилась бы и США, хотя благодаря тому, что у Вашингтона имеется и другая военная инфраструктура в регионе, ему эта база нужна не так, как России. В любом случае между Ираном и США существуют другие параллельные и сходящиеся интересы, в том числе связанные с восстановлением стабильности в Ираке и Сирии.

И Вашингтон мог бы развить их (особенного после заключения соглашения по сокращению ядерной программы Тегерана). Однако любой шаг администрации Обамы в эту сторону тормозится из-за сильного политического сопротивления в США. Часть руководства страны хочет смотреть на Иран как на что-то, что можно только карать и изолировать. Поэтому Белый дом упускает свои возможности, в то время как Путин, который оказывается мудрее, чем США, в этом отношении, использует их.

Будь США помудрее, отмечает автор, в них в этом ключе подумали бы и о России, к которой прочно приклеен ярлык противника. Тогда более реалистически мыслящий Белый дом смог бы найти точки соприкосновения с Кремлем в различных областях. Сейчас администрация Обамы пытается делать что-то подобное в отношении военных операций против экстремистских группировок в Сирии.

Но и здесь самым значительным барьером выступает мышление времен холодной войны, царящее на большей части американской политической сцены. В рамках такого мышления любая деятельность России на Ближнем Востоке, не говоря уже о каких бы то ни было значительных победах Москвы в регионе, рассматривается как поражение для США.

Читайте ранее в этом сюжете: Иран: ВКС России используют авиабазу в Хамадане только для дозаправки

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail