Путин и Назарбаев: состоится ли новый интеграционный проект?

Запад и Восток разыгрывают турецкую «карту»

Станислав Тарасов, 16 августа 2016, 12:39 — REGNUM  

Президенты России и Казахстана Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев проводят встречу в Сочи. Для двух лидеров это является продолжением так называемого турецкого тренда. Напомним, что казахстанский президент посетил Анкару накануне рабочего визита в Россию президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, где провел переговоры со своим коллегой. Было ясно, что в сложившейся ситуации вопрос развития двухсторонних отношений между Астаной и Анкарой — при всей своей важности — приобретал все же второстепенное значение.

Ранее, как признала турецкая сторона, Назарбаев выступал в роли посредника по нормализации отношений между Анкарой и Москвой, которые осложнились в ноябре прошлого года после инцидента с российским бомбардировщиком. Относительно деталей его миссии существует немало противоречивых версий, но суть в другом. Во-первых, после того, как Путин поддержал Эрдогана в ходе неудавшегося военного путча 15 июля, Назарбаев первым последовал за главой Российского государства и провел личную встречу с турецким президентом. Эрдоган на совместной пресс-конференции с коллегой сообщил тогда: «В период кризиса наших взаимоотношений с Россией Нурсултан Назарбаев несколько раз встречался с Владимиром Путиным, вел переговоры и оказал нам большую поддержку в деле восстановления наших отношений. Я считаю это поворотом в наших взаимоотношениях с Россией. Поэтому велика роль Нурсултана Назарбаева в разрешении этого вопроса… Мы никогда не забудем эту заслугу Назарбаева, поэтому еще раз от своего имени и от имени всего турецкого народа выражаю благодарность ему за большой вклад в дело нормализации взаимоотношений между Турцией и Россией».

Во-вторых, почти аналогичную благодарность официальная Анкара адресовала и президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, что наводит на мысль, что Баку и Астана действовали на турецком направлении согласованно. Поэтому велика вероятность того, что эта тема обсуждалась и во время встречи Путина с Алиевым в Баку в формате состоявшегося трехстороннего саммита Азербайджан-Россия-Иран. Но проблема была уже не в том, чтобы лично помирить Путина с Эрдоганом, как это представляют некоторые турецкие, казахстанские и азербайджанские издания, а в том, как оценивать, а главное — действовать в сложной ситуации, которая сложилась в Турции после 15 июля. Как реагировать на заявления турецкого лидера о смене внешнеполитического курса страны. В этом смысле мнение президента Казахстана, союзника России по ОДКБ и члена Евразийского экономического союза, надо полагать, имело особое значение при подготовке и проведении саммита Путин-Эрдоган в Санкт-Петербурге.

С одной стороны, Москва решила реанимировать прежние торгово-экономические отношения с Турцией, вплоть до возобновления проекта «Турецкий поток». С другой — стало важным понять, насколько далеко Эрдоган намерен дрейфовать в сторону от Запада, идти на изменения отношений как внутри НАТО, так и ЕС. Нужно было определиться, как в дальнейшем можно разыгрывать «турецкую карту» с учетом существующих для Анкары интеграционных альтернатив. Ясно, что при помощи России и Ирана президент Турции получает шанс нормализовать ситуацию в стране и сохранить власть. Но есть варианты. Первый: тянуть Эрдогана на Восток, замыкая его внешнеполитический вектор только на расширение взаимодействий в рамках ШОС или Евразийского экономического союза. Второй вариант: не стремиться «вытаскивать» Эрдогана из западного альянса, превращая в этих рамках в своего устойчивого союзника и партнера. Наконец, третий вариант исключительного свойства: может реализоваться предложение министра иностранных дел Бельгии Дидье Рейндерс, который требует на уровне Евросоюза и НАТО обсудить ситуацию со сближением России и Турции, а вслед за этим в отношении Анкары могут последовать жесткие санкции. Тогда придется вернуться к первому варианту.

На второй вариант работает «Турецкий поток», по которому Россия намерена поставлять газ в Европу, хотя президент Путин ясно уточнил: реализация этого проекта в части поставок газа в Турцию не подлежит сомнению. Правда, в Евросоюзе к «Турецкому потоку» отношение изначально было критическим. По данным агентства Reuters, заявления президентов России и Турции относительно возобновления строительства газопровода уже вызвали беспокойство в политических кругах Европейского союза. Помимо того, против российско-турецкой кооперации активно выступил Киев. Как заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин, Россия стремится «обойти Украину и создать газовый хаб на территории Турции, который не будет подпадать под европейские правила». Между тем Киев, по словам министра, принимает на себя европейские правила и обязательства в рамках энергетического сообщества, действуя согласно Соглашению об ассоциации с ЕС. Но в любом случае, если сработают «Турецкий поток» и «Северный поток-2», то украинский транзит точно не состоится.

Теоретически Турция могла бы сыграть роль транзитера, помимо российского, еще и азербайджанского и иранского газа для поставок в Европу, стать энергетическим хабом, укрепляя таким образом свое геополитическое положение и получая серьезные аргументы в диалоге с ЕС. Но насколько Брюссель сегодня готов к такому ходу событий — ведь это способно помешать ему использовать режим санкций против Анкары? К тому же до недавнего времени Запад противопоставлял «Турецкий поток» Трансадриатическому газопроводу (ТАР) и Трансанатолийскому трубопроводу (TANAP), по которым предусматривается поставка газа из Азербайджана в Европу. При этом Еврокомиссия одобрила строительство ТАР, признав его соответствующим европейскому законодательству. Эксперты усматривают за этим далеко идущий стратегический ход, так как у Брюсселя появляется возможность разыграть против России и Турции азербайджанскую «карту». Не случайно министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу предложил объединить «Турецкий поток» с трубопроводом TANAP.

Вот и выходит, что в формирующемся очередном «турецком уравнении» Азербайджан может выступить в роли неизвестной величины, но только в случае, если станет выпадать из тюркского альянса. Или, наоборот, Баку, как и Анкара, станет показывать дрейф в сторону ШОС и Евразийского союза, интегрируясь, кстати, уже вместе с Тегераном в новые глобальные объединения — сначала только экономические, а потом и политические. Если такой сценарий станет осуществляться, то можно будет говорить о тандеме Назарбаев-Эрдоган-Алиев как о состоявшемся факте. Так что президентам Казахстана и России в Сочи есть что серьезно обсуждать. Возможно, сегодня закладываются основы для нового интеграционного проекта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail