"В Россию не ввезено ни грамма отработанного ядерного топлива из-за рубежа, так как неясен сам механизм ввоза": Интервью зампредседателя комитета Госдумы по экологии Александра Косарикова ИА REGNUM

Москва, 11 февраля 2004, 20:39 — REGNUM  

Александр Николаевич, в 2001 году Государственная Дума приняла ряд поправок к закону "Об охране окружающей среды", разрешающих ввоз в Россию отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Прошло почти 3 года: какова на сегодня ситуация с ввозом и хранением "зарубежного" ОЯТ в России?

На сегодняшний день в Россию не ввезено ни грамма ОЯТ, несмотря на закон.

Вы хотите сказать, что российское правительство, в частности, Минатом, пошло на поводу у общественности? Ведь еще в 2001 году, когда Госдума рассматривала законопроект о внесении поправок, было много споров, говорили даже об угрозе второго Чернобыля. С другой стороны, сторонники проекта утверждали, что ввоз ОЯТ из-за рубежа принесет России огромную прибыль...

Общественность здесь ни при чем. Напомню, что ввоз ОЯТ в Россию осуществлялся с 80-х годов из тех стран, где мы строили атомные станции. До сих пор к нам на хранение и переработку идут сборки из стран СНГ, Болгарии и тех стран, куда мы поставляли наше ядерное топливо. Поправки к закону в 2001 году регламентировали ввоз ОЯТ из тех стран, где Россия станций не строила. Что же касается прибыли, то, по расчетам Минатома, в мире сейчас есть около 200 тыс. тонн ОЯТ. Если брать на хранение и, частично, переработку, в среднем, за 1-2,5 тыс. долларов за килограмм, то можно подсчитать, сколько получит Россия. Поправки к закону оговаривают, что ввоз ОЯТ возможен только по международным соглашениям, следовательно, на основании договоренностей частных фирм это не возможно. Это справедливо, учитывая возможные, сложные социальные последствия и угрозу терроризма. Второе - раз соглашения международные, то по ряду из них могут быть и ратификации, то есть они могут контролироваться Госдумой. Третье: этими же законами было предусмотрено создание специальной комиссии по надзору и выбору решений по ввозу ОЯТ. В комиссию вошли специалисты палат российского парламента и академии наук. Так вот, несмотря на все положительные стороны закона, он не действует.

Почему?

Самое главное - механизм ввоза ОЯТ в законе не прописан. Это оставили за гранью законодателя, оставили за министерством атомной промышленности РФ. И, видимо, там сегодня никак не могут найти решения, как это сделать. И, как я представляю, здесь существуют принципиальные трудности. Вот я, например, и многие люди, которые имели отношение к Минатому (я 25 лет проработал в этой системе), понимаем, что ввозить ОЯТ в материковую часть России, в центр страны из других стран - это увеличивать риски. Конечно, понятно, что отработавшая топливная сборка - это не атомная бомба и взорваться она не может. Но при катастрофе на железной дороге разброс вещества создает "грязную бомбу", то есть загрязняет территорию настолько, что ее санация и восстановление могут оказаться так дороги, как это и было в районе Чернобыля. И это может ударить и по здоровью людей.

На ваш взгляд, что необходимо дополнить в существующем законе?

Прежде всего, нужно узаконить ввоз ОЯТ только на нематериковую часть России. У нас есть острова, которые уже значительно пострадали от ядерной радиации, где проводились испытания и где, в случае складирования высокоактивных отходов, ничего не изменится, даже по радиационному фону. Например, Новая земля, где проводилась серия ядерных испытаний, пока они были разрешены. Там до сих пор работают специалисты и люди, готовые принять ОЯТ. Там сохранился порт, соответственно, подвозка ОЯТ как из России, так и из других стран, может идти морем. Здесь могло бы быть решение о создании под международным надзором такого акционерного общества с контрольным пакетом государства, которое взяло бы на себя эту переработку. Таким образом, мы получили бы дополнительные рабочие места, мы получили бы деньги за аренду нашей территории, а сроки использования территории оговариваются отдельным международным договором. При этом обязателен контроль МАГАТЭ.

Думаю, что с выходом на островную часть это было бы решением для всех. Там легче осуществлять международный контроль, там легче защитить, легче охранять. И главное, снимается то ощущение "чернобыльского синдрома", которое иногда, особенно спекулятивно во время выборов, возникает в нашей стране.

От кого зависит решение по внесению новых изменений в закон?

Сейчас я направил докладную в Минатом РФ и, если будет принято политическое решение, в течение 2-3 лет можно будет уже наладить ввоз ОЯТ на нематериковую часть России. Политическое решение зависит от правительства РФ в первую очередь.

Александр Николаевич, вы голосовали за принятие этого закона в последнем чтении и, очевидно, как депутат от Нижегородской области, видели и использование при этом научного и промышленного потенциала региона.

В Нижегородской области существует значительный куст предприятий, которые четко задействованы на эту тематику. В первую очередь, конечно, федеральный ядерный центр в Сарове, где можно делать самые совершенные системы мониторинга, наблюдений и переработки. Также и другие предприятия в Нижнем Новгороде, в частности оборонные, где производят и транспортные, и погрузочные механизмы и все, что связано с этой глубокой проблемой. Эти заказы были бы для них полезны, потому что сейчас они находятся не в самом лучшем состоянии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail