12 февраля: отправная точка современного этапа карабахского национально-освободительного движения

Баку, 11 февраля 2004, 19:45 — REGNUM  "12 февраля 1988 года - судьбоносная для армянства Нагорного Карабаха дата. Этот день, пожалуй, стал отправной точкой современного этапа Карабахского национально-освободительного движения. Именно события этого дня предопределили проведение исторической сессии, ознаменовавшей собой успех Движения в целом и достижение долгожданной свободы. И именно в этот день репрессивная махина Азербайджана предприняла политический штурм Степанакерта, падение которого означало бы конец всему Карабаху". Об этом заявил ИА REGNUM депутат Национального Собрания НКР Максим Мирзоян..

По его словам, почти весь 87-й год (начиная с апреля) люди собирали подписи. Толчком к этому стали появление в одной из азербайджанских республиканских газет изображения герба Армении без Арарата (Масиса); серия провокаций со стороны азербайджанцев, в том числе отправка в Степанакерт на футбольный матч "Карабах" - "Кяпаз" (Кировабад) более 200 накаченных наркотиками и алкоголем юнцов, которые самым непристойным и агрессивным образом выражались в адрес армянского населения и руководства области, пытаясь спровоцировать беспорядки с явной целью перевода их в дальнейшем в плоскость выяснения межнациональных отношений; ну, и наконец, известные события в селе Чардахлу, жители которого на протяжении нескольких месяцев систематически терроризировались властями Шамхорского района Аз. ССР (об этом, кстати, 24-25 февраля 1987 года подробно писала российская газета "Сельская жизнь").

"Эти провокации привели к сбору подписей, а затем и принятию исторической декларации "О воссоединении НКАО с советской Арменией", подписанной целыми коллективами предприятий и учреждений, поверившими в провозглашенную Михаилом Горбачевым перестройку. Впрочем, если "перестройка" в понимании карабахцев означала представившуюся наконец возможность освобождения из-под диктата Азербайджана, то в азербайджанской трактовке она, наоборот, подразумевала изгнание карабахцев с родной земли и окончательную азербайджанизацию края", - отметил депутат.

По утверждению Максима Мирзояна, день 12 февраля стал апогеем в скрытой конфронтации между желанием Баку уничтожить Карабах и мечтой Карабаха избавиться от ига Азербайджана - подавляемые до этого эмоции выплеснулись наружу. Официальный Баку и Москва в первую очередь хорошо знали ситуацию - все процессы находились под контролем спецслужб. Надеясь на собственную мощь и поддержку союзных властей, Азербайджан предпринял решительный шаг к достижению своей цели. Стремясь придать своим действиям видимость цивилизованности, Баку попытался добиться санкции у народа на подавление "экстремистско-сепаратистского" движения. С этой целью было решено организовать в Степанакерте и райцентрах партийно-хозяйственные активы, а обобщив результаты на областном партийно-хозяйственном активе, приступить к конкретным практическим действиям.

"У руководства Азербайджана, по всей видимости, не было сомнений, что протоколы активов дадут желанный результат - остальное считалось делом техники, которым тогдашний административно-репрессивный аппарат республики владел в совершенстве, - рассказывает Максим Мирзоян. - Накануне, 11 февраля в Степанакерт приехала большая делегация представителей высшего руководства Азербайджана. Делегацию возглавлял второй секретарь ЦК КП Азербайджана Василий Коновалов. Вместе с ним в областной центр явились заведующий отделом административных органов ЦК КП Азербайджана М.Асадов, все вторые лица силовых структур Азербайджана - КГБ, МВД, прокуратуры, Верховного суда, а также более 200 сотрудников спецслужб. В ночь с 11 по 12 февраля в областном центре состоялось решающее заседание бюро обкома партии, которым практически командовали "хозяева" из Баку. После резкого осуждения процессов в Нагорном Карабахе, участники бюро приняли решение о проведении 12-13 февраля партийно-хозяйственных активов в г.Степанакерте и во всех райцентрах. Гости из Баку в своих угрозах и попытках "образумить" карабахцев не стеснялись в выборе средств и выражений. Характерны угрозы Асадова: "Мы превратим Карабах в армянское кладбище". Однако партийно-хозяйственные активы не дали желанных результатов - активисты Карабахского движения провалили планы Баку.

"Именно 12 февраля произошел взрыв в нашем самосознании, предопределивший все последующие действия, - говорит один из активных участников Карабахского движения, ныне директор Степанакертского комбината строительных материалов Павел Наджарян. - Конечно, не все происходило гладко, были и ошибки. Общество в целом еще не было достаточно подготовлено к происходящим и предстоящим процессам, и мы действовали, учась на собственных ошибках. Но главное то, что в те исторические дни мы поверили в возможность достижения цели и, объединив усилия, сумели осуществить наши вековые чаяния. И именно в сплоченности был секрет нашего успеха".

Все последующие после 12 февраля события последовательно вели к исторической сессии, предопределившей самоопределение Нагорного Карабаха. 13 февраля народ стал собираться на митинг в Степанакерте (ответственным за митинг был Аркадий Карапетян). Власти поняли, что митинга не миновать и попытались придать ему характер незаконности ввиду отсутствия официального разрешения городских властей. В тот период, по утверждению Максима Мирзояна, в области уже не было единой власти и роль общего руководителя была возложена на Совет директоров, в который вошли главы крупных предприятий области и отдельные активисты. Советом было решено прежде чем созвать сессию областного Совета народных депутатов, провести сессии городских и районных советов. Уже 14 февраля Совету директоров удалось предотвратить провокацию азербайджанских властей - группа партработников во главе с секретарем ЦК КП Азербайджана пыталась поместить на первой полосе областной газеты "Советский Карабах" провокационное обращение к жителям Нагорного Карабаха, где процессы в области назывались "экстремисткими и сепаратистскими", а само движение - организованным армянскими националистами.

Тем временем по всему Азербайджану была дана команда о готовности N1. В Агдаме собрались руководители всех прилегающих к Нагорному Карабаху районов, а также высшее партийное и административное руководство республики. На помощь были призваны муллы, повторно прозвучали угрозы в адрес карабахцев - "100 тысяч азербайджанцев готовы в любое время ворваться в Карабах и устроить здесь кровавую бойню". Всю организацию этого сговора взял в свои руки лично первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Кямран Багиров. Угрозы Багирова, как показало время, оказались не пустыми словами.

"По вине Баку и Москвы Карабахское движение приняло характер открытой конфронтации, переросшей вскоре в продолжительное и кровавое вооруженное противостояние, - говорит Максим Мирзоян.- Однако, сама судьба была на стороне справедливого и бесповоротного решения карабахцев, которые ценой беспрецедентного героизма и стойкости сумели предотвратить угрозу своего полного физического уничтожения и твердо встать на путь реализации исконного права на самоопределение в соответствии с основополагающими международными нормами".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.