"Бизнес ощутил, что находятся один на один с властью": Интервью вице-президента РСПП Евгения Гонтмахера ИА REGNUM

Москва, 10 февраля 2004, 13:32 — REGNUM  

Кризис во взаимоотношениях бизнеса и власти в России, катализатором которого послужило так называемое "дело ЮКОСа", послужил толчком к пересмотру предпринимательскими кругами своего места в обществе, а общественно-политический язык обогатился новыми понятиями. В частности, вдруг как по команде представители бизнеса и государства заговорили о социальной ответственности, а вслед за этим в России появился первый перевод международных стандартов социальной отчетности. По просьбе ИА REGNUM ситуацию прокомментировал вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Евгений Гонтмахер.

Евгений Шлемович, не так давно Агентство социальной информации и экологическая организация "Эколайн" презентовали первый перевод на русский язык международных стандартов социальной отчетности, которые сейчас получили широкое распространение в бизнес-кругах развитых стран. Мода на социальную отчетность сейчас приходит и в Россию. С чем вы связываете это?

Это связано со многими причинами. Во-первых, это приносят с собой западные фирмы, которые приходят сюда работать. Первой такой отчет представила компания British American Tabacco. О том же сейчас думает и British Petroleum.

Но ведь они могли бы и не делать социальный отчет для России.

Это часть кодекса поведения транснациональной корпорации. И они учитывают, что те, кто следит за их деятельностью, сразу увидят - в одних странах они делают социальные отчеты, а в России - нет. Это выглядит неэтично.

Возможен и обратный процесс. Когда наши корпорации покупают предприятия на Западе, то, попадая туда, они должны следовать принятым там правилам. Если наш бизнес хочет там закрепиться, он тоже должен вводить у себя социальную отчетность - для начала хотя бы в тамошних своих отделениях. Хотя конкретных примеров пока нет, потому что наш бизнес начал активно и легально входить на Запад только буквально в последний год.

А что касается того бизнеса, который работает внутри страны и не является совместным... То, что произошло с ЮКОСом, конечно, послужило поводом к тому, чтобы бизнес задумался о многом. Во всяком случае, крупный бизнес.

Бизнес допустил большую ошибку, думая, что если прошло уже больше 10 лет с тех пор, как у нас частная экономика, и, вроде бы, в последние годы дела в экономике пошли на лад, люди в основной массе стали лучше жить, количество бедных уменьшается, доходы растут, то общество уже прошло точку возврата. То есть большая часть людей уже прониклась идеями рынка и, если не демократии в политическом смысле, то хотя бы какого-то плюрализма. Бизнес считал, что нашим обществом уже усвоены какие-то стандартные западные ценности. Но, оказывается, нет! В этом просчитался не только бизнес, но и вся политическая элита. События прошлого года, начиная от ЮКОСа, и кончая парламентскими выборами, показали, что произошла громадная ошибка. Оказалось, что рыночные и демократические ценности вовсе не овладели умами широких масс. Да, народ у нас сейчас в основном работает на частных предприятиях. Но он работает там, как оказалось, в основной своей массе с некой ностальгией по прежним временам. И защищать бизнес не собирается никто. Оказалось, что значительная часть людей, кстати, и молодых, все равно надеются, что рано или поздно придет нормальный добрый царь (или даже уже пришел, как некоторые считают), который всех рассудит, всех богачей прижмет и всем все даст.

Все эти годы мы пугали себя возвратом в прошлое, но этот возврат представлялся обычно в виде коммунистического реванша. Теперь уже ясно, что никакого коммунистического реванша не будет, зато опасность пришла с неожиданной стороны - из области массовой психологии. Выходит, Моисей был не так глуп, когда сорок лет водил свой народ по пустыне...

Да, в Библии написано совершенно правильно - необходима смена поколений и даже, возможно, не одного. Почему это произошло? Некоторые наши реформаторы иногда сгоряча говорят: "Плохой нам народ достался! Вот если бы нам хороший народ, тогда бы реформы у нас пошли". Да нет же! Народ, так же как и бизнес, действует в соответствии с теми условиями, в которые его поставили. Бизнес обвиняют за то, что он уходит от налогообложения, но это происходит оттого, что он поставлен в такие условия, когда ему выгодно уходить от налогообложения. Это как вода - если вырыть канавку, она будет течь только по этой канавке, а вверх, в горку не потечет никогда - это противоречит законам физики. То же самое и с народом. Можно называть много причин того, почему он так отчужден от бизнеса. Одна из них - бизнес-сообщество никогда не работало с общественным мнением. Его позиция была очень простая: мы делаем свое дело, свой бизнес, и этого достаточно. Да, они "отстегивали" на социальные программы. Кто-то под давлением, а кто-то сам давал на детские дома, на церкви, на музеи, на Большой театр. Но наши капитаны бизнеса считали, что народ и так об этом узнает, что народ уже все понял и сам это оценит. Нет, нужно было с народом работать, надо было объяснять. Может быть, вместо точечных дорогостоящих акций нужны были более широкие программы, которые оказывали бы (за те же деньги) помощь тысячам людей... Впрочем, это уже риторические вопросы, которые остались в прошлом.

Вторая причина - это то, что бизнес в политическом смысле вел себя абсолютно беспардонно. Покупали власть, и все про это знали. Народ видел эту коррупцию.

Третья причина... Мы еще много лет будем смеяться над "новыми русскими". В принципе, период крутых парней, которые скупали в Париже галстуки квадратными метрами, прошел. Но смотрите - Куршевель! Это уже не просто альпийская деревня, это политическое явление российской жизни. Ну как можно нашему обозленному, склонному к реваншу обществу нахально демонстрировать то, как ты проводишь свое свободное время? Ведь журналисты не случайно узнали об этом, они не в замочную скважину подсматривали за тем, как развлекаются наши богачи. Многие приехали туда по приглашению "отдыхающих". Я не говорю, что богатым людям нельзя тратить такие деньги. Но вот положительный пример - господин Вавилов. Если бы американские власти недавно не посадили его самолет во Флориде, никто и не знал бы, что он на частном самолете полетел в Аспен, штат Колорадо, кататься на горных лыжах. Естественно, он потратил на свой отпуск большие деньги. Ну и дай бог ему здоровья! Если бы не этот инцидент, никто бы об этом не знал.

Скромность образа жизни наших крупнейших предпринимателей я понимаю не в том смысле, что они должны ходить в лохмотьях или ездить на "Запорожцах". Но нужно пользоваться своим богатством крайне аккуратно. А они выставляли его напоказ в 90-е годы и продолжают делать это сейчас - по инерции.

Видимо, они пытаются копировать стандарты поведения западных богачей?

Они воспроизводят стандарты поведения западных бизнесменов первой половины XX века. В 20-е годы в Америке был подобный период - бизнесмены публично швырялись деньгами. Это был своего рода социальный реванш, потому что они вчера еще они были бедными. Но сейчас этого нет. Сейчас для американского миллиардера считается неприличным, чтобы все смотрели по телевизору и читали в газетах, сколько миллионов долларов он выбросил за свой отдых. Он, может быть, и выбросил эти деньги, но об этом никто не знает. Жесточайшая прайвеси! Вот совсем недавно прошла информация о том, что Билл Гейтс написал завещание, согласно которому он оставляет своим детям по 10 миллионов долларов, а все остальное отдает на благотворительность. Вот это он сделал как раз публично, и это показали по телевизору. Так что не нужно кивать на Запад. Мы в этом смысле больше напоминаем Латинскую Америку.

Этот фактор - вызывающий стиль поведения - на фоне того, что у нас колоссальное различие в доходах между небольшим числом супербогатых и остальным населением, сыграл крайне негативную роль в последних политических событиях. Крупный бизнес это еще не осознал.

Кстати, что такое крупный бизнес? На федеральном уровне это люди с миллиардными состояниями, но в каком-нибудь областном городе человек, у которого пара миллионов долларов за душой, уже считается местным олигархом, и к нему это тоже имеет отношение.

Возможно, все сложилось бы по-другому, если бы бизнес в этой ситуации получил какую-то поддержку. Были отдельные попытки, например, несколько тысяч рабочих Ангарской нефтехимической компании выступили в поддержку Ходорковского. Но это были разрозненные действия. И когда бизнес ощутил, что он беззащитен, что никто не прикрывает его спину, и он находятся один на один с властью, вот тогда и возник испуг. Какой могла бы быть первая реакция бизнеса при испуге? - Вывести активы и валить из этой страны. Но надо отдать должное - этого не произошло. Наши бизнесмены понимают, что за границей им делать нечего, что надо жить тут, и сохраняют надежду на то, что здесь что-то может измениться. И они лихорадочно ищут возможности как-то наладить диалог.

Появилось это словосочетание: "социальная ответственность". В последних выступлениях Путина уже несколько звучали эти слова, и один раз он даже упомянул о необходимости тех самых стандартных форм социальной отчетности, с которых мы начали разговор.

Со стороны бизнеса это очень здоровая реакция, поскольку речь идет не о попытке пассивно откупиться от государства, а о гораздо более серьезном процессе. По-видимому, то, что бизнес всерьез заговорил о социальной ответственности и о соответствующей публичной отчетности, это попытка активно влиять на ситуацию, в которой он существует, для того, чтобы содействовать ее благоприятному развитию.

Да, и я думаю, что какое-то поле для возобновления диалога бизнеса и власти постепенно формируется. Хотя диалога пока еще нет. Путин предпринимателей коллективно не принимает. По одиночке он, конечно, приглашает к себе этих людей по каким-то конкретным вопросам, но это не оглашается. Но какое-то поле для диалога, я повторяю, формируется, и задача бизнеса и РСПП, как организации, которая некоторым образом представляет бизнес, наращивать это возможное поле, чтобы диалог в конце концов начался бы. Естественно, с подключением гражданского общества, поскольку мы рассматриваем это как диалог трех сторон. Тут реально и может начаться та консолидация общества, о которой говорил Путин в своем прошлогоднем послании. Ведь ни удвоение ВВП, ни преодоление бедности невозможно только усилиями государства. Не подходит и имитационная активность бизнеса, гражданского общества. Нужен реальный, пусть и непростой, разговор.

Вспомните - о диалоге и об общественном договоре речь идет уже не первый год. И основными пунктами этого договора должны были быть как раз социальные. Но тогда и бизнес, и власть не придавали этому большого значения. А теперь вдруг поняли, что это актуально.

Но здесь, как всегда в таких случаях, возникает угроза профанации...

Да, профанации, подмены понятий. Но какой-то шанс есть, и им надо воспользоваться. Бизнес должен предложить что-то конструктивное. Для начала сам для себя. Эти стандартные формы - показатель роста культуры бизнеса. Вот сейчас у нас вводятся международные стандарты финансовой отчетности. Считается, что это само собой разумеется, раз мы входим в мировое сообщество. Социальная отчетность - явление того же порядка, за исключением того, что это дело сугубо добровольное, и никто не собирается это навязывать.

Социальная отчетность это, прежде всего, открытость. Ведь эти формы отчетности предполагают не просто циферки. Это беседы со всеми стейкхолдерами, то есть заинтересованными сторонами, это выяснение мнения о себе со стороны внешних институтов, фокус-группы, общественные слушания. Здесь чрезвычайно важна коммуникация. Эти отчеты должны вывешиваться на сайтах компаний и быть доступны всем желающим. Это огромный процесс. На одно из ближайших заседаний бюро РСПП мы принесем формы социальной отчетности АА 1000 и GRI. Я думаю, для многих наших предпринимателей будет большой сюрприз, когда они увидят эти толстые тома. Это не просто какие-то графы, которые нужно заполнить. Это колоссальная работа по созданию репутации компании, в которой должны принимать участие все, начиная с первых лиц.

Но в итоге она ведет к увеличению капитализации компании?

Да. Сначала это расходы. Нужно тратить деньги на опросы и исследования, привлекать аудиторские фирмы. Но, в конечном счете, через несколько лет упорной работы результаты становятся очевидны. Улучшается репутация, повышается капитализация, охотнее идет инвестор. Поэтому в Европе уже две трети компаний занимается социальной отчетностью. В США - порядка 40 процентов. Это очень много.

А существуют ли для социальной отчетности ограничения по размеру компании?

Формально нет, но для мелкого бизнеса социальная отчетность в таком объеме представляет собой неподъемную задачу. А чтобы заниматься благотворительностью, мелкому бизнесу не обязательно втягиваться в этот сложный процесс.

То есть стандартная социальная отчетность представляет собой только частный случай более широкой социальной активности бизнеса?

Безусловно, и прежде всего это касается крупных и средних компаний. Для остальных это просто неэффективно.

Из наших компаний пока о своем намерении заняться социальной отчетностью заявили "Российские коммунальные системы".

Да, это новая компания, она только формируется, и с самого начала встроить такую отчетность в ее работу проще, чем для компаний, которые работают уже давно.

Но ведь ЮКОС и "Интеррос" уже имеют очень хороший задел для этого.

Да, и ЮКОС собирался ввести у себя такую отчетность. "Интеррос" тоже к этому движется, "Альфа-групп" имеет такие намерения. Но тут палка о двух концах. Ты как будто бы смотришься в зеркало. Станешь открывать эту информацию и может оказаться, что, занимаясь благотворительностью, ты часто выбрасываешь деньги на ветер, потому что не имеешь продуманной социальной политики компании. Поэтому эта работа может быть сопряжена для компаний с довольно неприятными выводами, в том числе и с точки зрения менеджмента. Это накладывает очень большую ответственность на бизнес и заставит, может быть, многие предприятия по-другому посмотреть на то, какую социальную эффективность имеет их деятельность.

РСПП, со своей стороны, собирается пропагандировать это направление в деятельность компаний?

Да. Начиная с весны, мы будем проводить под эгидой РСПП серию обучающих семинаров по международным стандартам социальной отчетности для представителей корпораций. Кроме того, мы приняли решение о том, чтобы предпринять необходимые шаги для вступления в GRI - Глобальную инициативу по отчетности. Это авторитетная международная организация, где Россия пока вообще не присутствует.

Значит, 2004 год для социальной ответственности крупного бизнеса в России может быть очень важным и даже, возможно, переломным?

Да, важным, но не уверен, что переломным. Меня беспокоят регионы. Крупные корпорации сосредоточены в Москве, а до регионов московские веяния доходят с большим опозданием и часто в виде искаженного, слабого сигнала. Это как раз задача РСПП - перегонять информацию туда по своим сетям, стараться охватить как можно больше фирм и предприятий, чтобы это не ограничилось Садовым кольцом, как это часто бывает.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
В Калужской области скончался беженец с Донбасса, которому не дали убежища
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
«Спартак» второй раз в сезоне обыграл ЦСКА
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
«По закону» или «по понятиям»: как Великобритания уходит из ЕС
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Тони Блэр: Тереза Мэй скрывает реальные последствия Brexit
NB!
30.04.17
Политическая рулетка распоясавшихся игроманов
NB!
30.04.17
Шоу для юного зрителя: Украинские ракеты «Ольха» и «Гром-2»
NB!
30.04.17
El País: «В Москве выселят 1,6 миллиона человек»
NB!
30.04.17
Соцопрос: Ни Макрон, ни Ле Пен не смогут объединить французов
NB!
30.04.17
Как польские подростки разгромили немецкое кладбище
NB!
30.04.17
Афганские банды — результат 16-летней оккупации этой страны США
NB!
30.04.17
Экономика: как очистить данные от эмоций
NB!
30.04.17
Как Макрон притворится президентом?
NB!
30.04.17
Динамичный триллер: по пути в Европу Украине скучать не приходится
NB!
30.04.17
Выборы во Франции: «я его слепила из того, что было»