Базовый учебник для старших аналитиков разведки США по России
Базовый учебник для старших аналитиков разведки США по России
© ИА REGNUM

Первая часть статьи здесь: Война в Сирии, непредсказуемость России и дилетанты разведки США. Часть I. Почему аналитики США не читают российские СМИ?

Не меньше удивления, чем «внезапность» вывода части российских войск из Сирии, вызывает и «неожиданность» для разведывательного сообщества США операции российских войск в Сирии, отсутствие информации о начале которой председатель комитета по разведке Палаты представителей Конгресса Девин Нуньес даже назвал «самым большим провалом разведки со времени теракта 11 сентября 2001 года», поскольку информации о подготовке операции было более чем достаточно, причём именно в американских СМИ и на протяжении достаточно длительного времени. 26 августа 2015 года в Дамаске было подписано бессрочное «Соглашение между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о размещении авиационной группы Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Сирийской Арабской Республики», что, по сути, стало не более, чем формальным закреплением даже не ранее достигнутых договорённостей, а уже давно начавшегося процесса подготовки операции, поскольку модернизация сирийских авиабаз и переброска в Сирию авиационной техники и обслуживающего персонала началась ещё задолго до подписания этого соглашения.

Во всяком случае, фотографии транспортировки техники появились на турецком сайте Bosphorus Naval News ещё 22 августа 2015 года. А 31 августа 2015 года на англоязычном портале Ynetnews, принадлежащем известнейшей газете Израиля «Едиот Ахронот», появилась статья ведущего военного обозревателя этой газеты Алекса Фишмана (Alex Fishman) под красноречивым заглавием «Российские самолеты в сирийском небе» с не менее красноречивым подзаголовком: «Россия начала свое военное вмешательство в Сирии развертыванием воздушного контингента на постоянной сирийской базе, с тем чтобы начать атаки против ИГИЛ и исламистских повстанцев; США молчит». Более того, Фишман, ссылаясь на «западные дипломатические источники», написал в статье о том, что «российский экспедиционный корпус уже прибыл в Сирию на базу в окрестностях Дамаска», а «в ближайшие недели в Сирию будут переброшены тысячи российских военнослужащих, включая советников, инструкторов, логистический персонал, технический персонал, служащих дивизиона ПВО и пилотов».

Вполне естественно, что информация о модернизации авиабаз и массированной переброске техники и личного состава ВС РФ не могла остаться незамеченной, и уже 4 сентября 2015 года сразу в четырёх крупнейших газетах США, — одной из наиболее популярных и авторитетных газет США, занимающей 4-е место в США по тиражу, Los Angeles Times, крупнейшем издании штата Флорида Sun Sentinel, самой популярной газете Чикаго и американского Среднего Запада Chicago Tribune и самой тиражной ежедневной газете американского штата Коннектикут Hartford Courant появилась совместная статья корреспондентов Брайана Беннета (Brian Bennett), специализирующегося на вопросах безопасности и разведки, и У. Дж. Хэннигана (W.J. Hennigan), специализирующегося на военной тематике (Pentagon Correspondent), под соответствующим, хотя и весьма осторожным названием «Россия может нарастить военное присутствие в Сирии». 6 сентября перевод этой статьи со ссылкой на Los Angeles Times появился на «Иносми.ру».

В статье было написано, что разведка США получила свидетельства существенного наращивания поставок вооружения и присутствия российской армии в Сирии, в том числе спутниковые снимки строительства военных объектов, а также, что россияне попросили как минимум одну страну, граничащую с Сирией, разрешить пролет над ее территорией группы российских боевых самолетов на территорию Сирии, но при этом корреспонденты отметили, что «американские чиновники не пришли к твердому убеждению, что Россия намерена вступить в войну в Сирии».

Видимо, именно после прочтения этой статьи в одной из четырёх либо сразу во всех четырёх газетах госсекретарь США Джон Керри (John Kerry) моментально, на следующий же день, позвонил Сергею Лаврову, высказал озабоченность по поводу сообщений о наращивании военного присутствия России в Сирии и предупредил, что если эти сообщения соответствуют действительности, то такие действия РФ могут привести к дальнейшей эскалации конфликта и риску конфронтации с действующей в Сирии антиигиловской коалицией, возглавляемой США. Лавров в свою очередь объяснил Керри, что «российская сторона никогда не скрывала, что поставляет военную технику официальным сирийским властям с целью борьбы с террористами», а также «обратил внимание госсекретаря США на комментарий президента России Владимира Путина во Владивостоке о том, что говорить о российском участии в военных операциях в Сирии пока преждевременно», после чего обе стороны договорились продолжить обсуждение конфликта в Сирии в конце месяца в Нью-Йорке.

Другими словами, Лавров уже 5 сентября подтвердил Керри достоверность данных о переброске техники в Сирию и фактически не отрицал подготовку Россией операции в Сирии. А что касается сроков начала операции, то, исходя из этой информации Лаврова, вполне логично было предположить, что она начнётся сразу же по готовности к её проведению, но не ранее выступления Путина на Генассамблее ООН в Нью-Йорке, во избежание проблем из-за этой операции во время его пребывания в США, учитывая явное неприятие такого шага американской стороной, что следует не только из слов Керри Лаврову, но и позиции президента США, чётко и однозначно сформулированной его пресс-секретарём Джошуа Эрнестом на брифинге для СМИ 3 сентября 2015 года: «Любая военная поддержка режима Асада для любых целей, будь то в форме военного персонала, поставок авиатехники, оружия или финансирования, является одновременно дестабилизирующей и контрпродуктивной». Именно поэтому российская операция в Сирии и началась именно 30 сентября, то есть сразу же на следующий день после отлёта Путина из США.

А количество достоверной конкретной информации, подтверждающей подготовку Россией именно воздушной операции в течение сентября только нарастало. Например, дважды, — 10 сентября и 25 сентября размещало спутниковые снимки о ходе строительства и наличии техники, включая самолёты и вертолёты, агентство Stratfor. 14 сентября популярное информационное онлайн-издание U.S. News & World Report разместило статью, в которой со ссылкой на сирийские источники было указано, что работы по модернизации аэропорта в Латакии «начались в начале августа, продолжались днем и ночью и должны быть завершены в течение нескольких дней», а в Латакии уже находится около 3000 российских военнослужащих, что стало подтверждением данных, изложенных в уже упоминавшейся статье израильского военного обозревателя Алекса Фишмана от 31 августа.

21 сентября агентство ABC News, являющееся структурным подразделением американской коммерческой телевизионной сети ABC (American Broadcasting Company), входящей в так называемую «большую тройку» телеканалов США (NBC, CBS, ABC), опубликовало статью, в которой было указано, что за прошлую неделю на аэродроме в Латакии число российских вертолётов Ми-17 и Ми-24 увеличилось почти в два раза и достигло 15, а вдобавок к переброшенным 18 сентября 4 российским самолётам, 19−20 сентября прибыло ещё 24, сопроводив публикацию спутниковыми снимками за 19−20 сентября и отметив при этом, что «американским чиновникам российские намерения до сих пор непонятны» («But American officials are still unclear about Russian intentions»). А на фоне нарастающего, и при этом документально подтверждаемого (!) вала конкретнейшей информации о перемещении в Сирию российской авиатехники, лётчиков, обслуживающего персонала, средств ПВО и охраны авиабаз, что никак не было похоже на поставки техники сирийской армии, практически непрерывно общались Керри с Лавровым, — 9 и 15 сентября по инициативе Керри состоялись телефонные разговоры, а 27 сентября и 28 сентября личные встречи, в ходе которых постоянно обсуждалась проблематика сирийского урегулирования.

25 сентября, то есть буквально накануне вылета в США, Владимир Путин провёл в закрытом режиме оперативное совещание с постоянными членами Совета Безопасности, в ходе которого, как указано в пресс-релизе, «затрагивалось также положение на Ближнем Востоке с упором на сирийскую проблематику». С учётом завершившейся к этому времени модернизации сирийских авиабаз, а также переброски на них десятков единиц российской техники и нескольких тысяч военнослужащих, вполне понятно, какие конкретно вопросы обсуждались в ходе этого «закрытого» совещания. И, если подписанное в Дамаске 26 августа 2015 года «Соглашение между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о размещении авиационной группы Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Сирийской Арабской Республики» было размещено на официальном интернет-портале правовой информации только 14 января 2016 и до этого американская разведка о соглашении действительно могла не знать, то информация о совещании была размещена на официальном сайте Президента РФ в тот же день, а 25−26 сентября десятки российских новостных сайтов пестрели красноречивыми заглавиями, типа: «Путин экстренно собрал силовиков в закрытом режиме: для Обамы в Нью-Йорке готовятся сюрпризы». О каких именно «сюрпризах» писали СМИ, исходя из имеющейся к этому времени информации о десятках российских военных самолётов в Сирии, догадаться, наверное, было несложно.

27 сентября, за два дня встречи с Обамой, в Нью-Йорке Владимир Путин дал большое интервью американскому журналисту Чарли Роузу (Charles «Charlie» Rose) для одного из трёх самых больших телеканалов США — CBS (CBS Broadcasting inc.), которое было показано в рамках популярной телепрограммы «60 минут» (60 Minutes). Естественно, что в эфир пошёл далеко не весь отснятый материал, в чём можно легко убедиться, сравнив размещённые на сайтах Президента РФ и телеканала CBS тексты интервью, но основные высказывания Путина в отношении российской операции в Сирии были переданы в американском эфире полностью:

«Ч.Роуз: Готовы ли Вы направить российские войска в Сирию, если в рамках борьбы с ИГИЛ в этом возникнет необходимость?

В.Путин: Россия не будет участвовать ни в каких войсковых операциях на территории Сирии или в других государствах, во всяком случае, на сегодняшний день мы этого не планируем. Но мы думаем над тем, как интенсифицировать нашу работу и с Президентом Асадом, и с нашими партнёрами в других странах.

Ч.Роуз: Что это означает?

В.Путин: Это означает, что в боевых действиях непосредственно наши военнослужащие принимать участия не будут, не будут воевать. Мы будем поддерживать армию Асада…

Ч.Роуз: Вы имеете в виду авиационные удары?

В.Путин: Я имею в виду войну, боевые действия на территории, пехоту, моторизованные части»

Применительно к данной ситуации вполне употребимо грубое, но именно в этом случае как нельзя более точное русское выражение «смотрю в книгу — вижу фигу», поскольку даже в задачках на логику для детей младшего школьного возраста зачастую бывают условия гораздо сложнее, нежели в ситуации с началом операции российских войск в Сирии. По сути, к 27 сентября она свелась к весьма банальному, если не сказать совершенно примитивному вопросу: будет ли Россия начинать воздушную операцию в Сирии, если сирийские авиабазы модернизированы, самолёты, вертолёты, лётчики, технический персонал, средства ПВО и подразделения охраны уже неделю как переброшены, а Президент России не отрицает проведения такой операции даже в транслирующемся на всю Америку интервью с американским тележурналистом? К тому же вся информация, несущая в себе практически однозначный ответ на этот вопрос к этому времени уже была в американских же СМИ, причём самых известных, читаемых и авторитетных?! А пресс-секретарь Белого дома Джошуа Эрнест на уже упоминавшемся брифинге 3 сентября 2015 года сказал, отвечая на вопрос корреспондента: «Мы в курсе сообщений о том, что Россия, возможно, развернула военный персонал и самолеты в Сирии, и мы мониторим эти сообщения достаточно тщательно»?!

Можно было бы согласиться с корреспондентом Washington Post в Москве Каруном Демирчяном (Karoun Demirjian) который попытался объяснить данную ситуацию отсутствием в настоящее время квалифицированных экспертов по России и даже с тем, что это беспокоит США, как он это написал прямо в названии статьи: «Lack of Russia experts has some in U.S. worried», но, во-первых, проблема с отсутствием у разведки США упреждающей информации абсолютно не нова, ещё в далёком 1947 году появление в США известного Закона о национальной безопасности (National Security Actof 1947) было вызвано всё тем же «внезапным» для США «вторжением в Южную Корею северокорейских войск», так что можно констатировать, что за прошедшие почти 70 лет с его принятия в плане «внезапности» ничего не поменялось, в том числе, и на территории самих США, что наглядно показал серия масштабных терактов 11 сентября 2001 года.

Во-вторых, на следующий день после трансляции в американском телеэфире интервью Путина, 28 сентября, в Нью-Йорке встретились Керри и Лавров, а спустя два дня после интервью, 29 сентября, по инициативе американской стороны состоялась встреча Обамы и Путина, продолжавшаяся вместо запланированных 55 минут 1 час 40 минут, то есть в два раза больше. И что, в течении этих двух встреч двум американским чиновникам высочайшего ранга, как и тысячам их экспертов по России, тоже не хватило «квалификации», чтобы понять, что делают российские войска в Сирии? Несмотря на уже упомянутый Эрнестом «тщательный мониторинг» даже не СМИ, а «сообщений» о развёртывании в Сирии российского «военного персонала»? Тогда впору согласиться с колумнистом The Washington Post Чарльзом Краутхаммером (Charles Krauthammer), чьи еженедельные колонки публикуются более чем в 400 газетах по всему миру, который в январе с.г. поставил Обаме удручающий диагноз, определив у него «интеллектуальное истощение» (intellectual exhaustion). Но если в отношении Обамы после диагноза Краутхаммера вопросов больше не возникает, то как быть с Керри и остальным многочисленным разведывательно-экспертным сообществом США?

Вполне возможно, что именно вследствие указанного Краутхаммером диагноза, даже несмотря на расследование Конгресса и очевидные провалы американской разведки, американского президента такая ситуация, всё-таки удовлетворяет, поскольку в том же октябре 2015 года в телепрограмме «60 Minutes» на телеканале CBS Обама заявил ведущему программы Стиву Крофту (SteveKroft), что американская разведка «вполне нормальная» («pretty good intelligence»). А разгадка такой позиции Обамы, пожалуй, кроется в утешающих его долгосрочных прогнозах аналитиков ЦРУ, которые давно и регулярно в угоду амбициям своих президентов радуют их прогнозами об упадке России, как например, в исследовании «Глобальные тенденции 2015: диалог с неправительственными экспертами» (Global Trends 2015: A Dialogue About the Future With Nongovernment Experts), опубликованном 13 декабря 2000 года Национальным разведывательным советом США (National Intelligence Council, NIC), являющимся высшим аналитическим органом американского разведывательного сообщества. В работе над этим документом, подготовленным под эгидой ЦРУ, принимали участие, помимо профессиональных аналитиков разведки, сотни неправительственных экспертов из десятков американских научно-исследовательских учреждений и крупных корпораций.

Согласно предсказаниям американской политической элиты, к 2015 году Россия должна была потерять своё значение ведущей державы в своём регионе, а Евразия превратиться в чисто географическое понятие, лишенное каких-либо объединяющих политических, экономических или культурных реалий. А поскольку Россия 2000 года, по оценке экспертного сообщества США, — внутренне слабая страна, влияние которой на мировое развитие определяется лишь ее ролью постоянного члена Совета Безопасности ООН и наличием второго по величине ядерного потенциала в мире, то Россия уже не сможет бросить вызов США.

Более того, эксперты ЦРУ даже выдали прогноз о том, что к 2015 году Россия как зона нестабильности может распасться на 8 государств, при этом ежедневная британская газета The Independent даже отметила, что «многие рядовые россияне, похоже, разделяют пессимизм ЦРУ», сославшись на данные опроса радиостанции «Эхо Москвы». Однако в действительности, к 2015 году Россия не только не развалилась, но ещё и «приросла» Крымом, к тому же превратив его в сплошной Севастополь путём значительного увеличения своего военного присутствия на полуострове, а действия России в Сирии показали, что она по-прежнему остаётся одним из влиятельнейших государств мирового масштаба.

Исходя из того, что прогнозы исследования в отношении перспектив России сбылись с точностью до наоборот, а также известного выражения экс-начальника внешней разведки КГБ СССР Леонида Шебаршина о том, что «Запад хочет от России только одного — чтобы её не было», экспертам и аналитикам разведывательного сообщества США для достижения желаемого результата в ближайшем долговременном прогнозе можно только порекомендовать спрогнозировать присоединение Россией к себе Китая, причём в самое ближайшее время. И если многочисленные и щедро финансируемые разведывательное и экспертное сообщества США не в состоянии прочитать и проанализировать не только ту информацию, которая открыто публикуется журналистами в российских СМИ, но даже ту информацию, которая открыто публикуется в их же собственных СМИ, то что можно говорить о тех случаях, когда действительно легче найти известную чёрную кошку Конфуция в совершенно пустой тёмной комнате, нежели логику и последовательность в некоторых действиях, не говоря уже о словах, российских государственных структур и их руководителей?!

Например, Президент РФ Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции 17 декабря 2015 года, отвечая на вопрос о сроках окончания российской военной операции в Сирии, заявил: «Мы же давно сказали, что мы будем проводить удары авиацией и поддерживать наступательные движения сирийской армии. Мы и делаем это до тех пор, пока сирийская армия эти операции проводит. И когда мы увидим, что процесс сближения начался, начался политический процесс, и сама сирийская армия, сирийское руководство считает, что всё, надо прекратить стрелять и нужно начать договариваться, с этого момента мы не собираемся быть большими сирийцами, чем сами сирийцы», что совершенно правильно, поскольку своё будущее должны определять сами сирийцы, о чём Путин не раз говорил, в том числе и в этом же интервью. К тому же Путин достаточно последователен именно в этой позиции, поскольку ещё 16 октября 2015 года, выступая на заседании Совета глав государств СНГ сказал по поводу операции российских войск в Сирии, что у неё «есть также временное ограничение — на срок проведения сирийскими войсками наступательных операций против террористов».

В то же время Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев в интервью журналу «Тайм» 15 февраля 2016 не менее определённо и чётко по поводу пребывания российских войск в Сирии заявил: «Мы выполняем там совершенно ограниченную, конкретную задачу, основанную на защите национальных интересов, и по просьбе Президента Асада. Поэтому не он будет определять масштабы присутствия российской армии, российских вооружённых сил там, а российские власти, Верховный главнокомандующий и все, кто вовлечён в этот процесс», что тоже совершенно верно, поскольку Асад действительно не может командовать российскими войсками, в том числе определяя время их пребывания в Сирии, но в общем-то, кардинально противоречит словам Путина.

Ещё одну версию озвучил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 3 февраля 2016 года на пресс-конференции в Омане по итогам переговоров с Министром, ответственным за иностранные дела Султаната Оман: «Нанесение Россией авиаударов не будет прекращено, пока мы действительно не победим такие террористические организации, как ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусру» и подобные им группировки. Не вижу причин для прекращения нанесения авиаударов». То есть вывод российских войск, по версии Лаврова, должен быть осуществлён исключительно после разгрома террористов ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра», а не потому, что так решат «российские власти, Верховный главнокомандующий и все, кто вовлечён в этот процесс» или, тем более, сирийское руководство, что тоже правильно, но несколько отличается от мнения президента и премьера.

И в качестве дополнения, стоит ещё процитировать слова Путина, сказанные 27 сентября 2015 года во время уже упоминавшегося интервью американскому журналисту Чарли Роузу для телеканала CBS: «Более двух тысяч боевиков, выходцев из бывшего Советского Союза находятся на территории Сирии. Есть угроза, что они к нам вернутся. Так чем ждать, пока они к нам вернутся, лучше помочь Асаду бороться с ними там, на территории Сирии. Вот это самый главный побуждающий мотив, который подталкивает нас к тому, чтобы оказать Асаду содействие». Но если «самым главным побуждающим мотивом» для оказания помощи Асаду является уничтожение боевиков, выходцев из бывшего Советского Союза, в том числе из России, которые находятся на территории Сирии, то поневоле возникает совершенно логичный вопрос о том, почему до 30 сентября 2015 года сирийцы на протяжении предыдущих 5 лет должны были быть большими россиянами, чем сами россияне в деле уничтожения этих боевиков, чтобы они не вернулись обратно в Россию?

Принципиально такая многополярность или даже, можно сказать, разновекторность мнений высших руководителей РФ может означать, что Россия является настолько демократической страной, что каждый руководитель в ней имеет право на высказывание и реализацию своего мнения даже в том случае, если они не просто противоречат друг другу, но даже являются взаимоисключающими. А вот каким образом такая многополярность, разновекторность и взаимоисключаемость мнений российского руководства трансформируется в единую последовательную внешнюю политику России, действительно не понять даже самым умным западным экспертам и это известно настолько давно, что об этом ещё 28 ноября 1866 года в назидание экспертам по России того времени известный российский поэт Фёдор Тютчев написал: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить». Как следует из нынешних событий с «непредсказуемостью» сперва начала российской воздушной операции в Сирии, а затем и такого же «неожиданного» вывода части российской авиации из той же Сирии, это поэтическое назидание не утратило своей актуальности до настоящего времени.

Еще сложнее определиться в логике и мотивах суждений, когда российские чиновники начинают оперировать конкретными цифрами. Во время уже упоминаемой официальной встречи Владимира Путина с Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу 14 марта с.г., министр обороны заявил, что «на территории Сирии уничтожено более двух тысяч бандитов, выходцев из России, в том числе 17 полевых командиров» и нет ровно никаких оснований не верить в приведённые министром обороны РФ статистические данные. Тем более, что Путин 16 октября 2015 года на уже упоминавшемся заседании Совета глав государств СНГ сказал: «По разным оценкам, на стороне ИГИЛ уже воюют от пяти до семи тысяч выходцев из России и других стран СНГ».

Но 18 апреля 2016 года, то есть спустя месяц после заявления Шойгу, председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в интервью журналу «Коммерсант-Власть» заявил: «Более тысячи российских граждан выехали в Сирийскую Арабскую Республику для участия в вооруженном конфликте. В отношении этих лиц уже возбуждено 469 уголовных дел. Из них 135 человек погибли в результате боестолкновений с правительственными войсками Сирии». И если приблизительное количество «более тысячи» Бастрыкина ещё как-то сопоставимо с количеством «бандитов, выходцев из России», названным Путиным и Шойгу, то количество погибших не коррелирует никак. Но судя по тому, что за прошедшее время никто никого не опровергал, то либо Бастрыкин и Шойгу не знают о содержании выступлений друг друга, либо каждый из них прав по-своему, но вот в чём именно, ни один западный эксперт тоже никогда не догадается. Приводить примеры высказываний российских чиновников менее высокого ранга нет смысла, поскольку там ситуация с логикой и последовательностью ещё хуже, чему свидетельство, например, упоминавшиеся комментарии по поводу мартовского визита Бреннана в Москву.

Такая ситуация не нова, и о ней давно в свойственном ему стиле высказался известный британский премьер Уинстон Черчилль в выступлении по радио (BBC Broadcast) 1 октября 1939 года: «Я не могу предсказать вам действия России. Это загадка, завернутая в тайну внутри головоломки; но, возможно, есть ключ. Этим ключом является русский национальный интерес». Но вот в чём конкретно заключается этот «русский национальный интерес», сложно понять даже из выступлений высшего руководства России, не говоря уже о невозможности приведения содержания их выступлений к какому-то «единому знаменателю». Впрочем, следует отметить, что со стороны Китая, например, никаких сетований на «непредсказуемость» и «неожиданность» действий России не поступает, видимо, у китайского руководства никаких проблем с пониманием генеральной линии внешней политики России и, соответственно, её действий не возникает.

А директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер, являющийся главой правительственного аппарата по координации работы всех разведслужб США и лично отвечающий за их работу перед президентом США, видимо, то ли раздосадованный жёсткой критикой разведывательного сообщества в Конгрессе, то ли вдохновлённый словами Обамы, что разведка в США «вполне нормальная», 30 октября 2015 года дал эксклюзивное интервью американскому телеканалу CNN, в котором ничтоже сумняшеся объяснил отсутствие информации о начале воздушной операции в Сирии тем, что у Путина нет долгосрочного плана в отношении Сирии, а в силу своей «импульсивности и противоречивости» он ежедневно «импровизирует» («wingingthis»)?!

После таких «убедительных» объяснений провала американской разведки в тот же день на популярном американском консервативном сайте Red State он был жестоко высмеян в статье под названием «Джеймс Клэппер, Карл фон Клаузевиц, Владимир Путин и почему Россия одержала победу» с использованием цитат известного военного теоретика XIX века фон Клаузевица и уничижительным выводом на их основании: «Клэппер, кажется, думает, что «импровизация» — это оскорбление. В геополитике и в войне, если вы не можете «импровизировать», вы просто не понимаете эту игру» («Clapper seems to think «wingingit» is aninsult. In geopolitics and in war if you can’t «wing it» you simply don’t understand the game»). То есть глава всего разведывательного сообщества США был публично уличён в непонимании вопросов «геополитики и войны», что на фоне ситуации с абсолютной слепотой американской разведки в сирийской эпопее ввода-вывода российских войск выглядит вполне логично.

Впрочем, другую реакцию на этот неуклюжий постановочный «эксклюзив» CNN сложно было ожидать, поскольку в ходе интервью не прозвучал ответ на самый главный вопрос — как целый генерал-лейтенант авиации, коим является Клэппер, к тому же возглавляющий всё разведывательное сообщество США, не смог определить начала российской воздушной операции в Сирии, в течение двух месяцев наблюдая за её подготовкой?! Причём даже тогда, когда 20 сентября, то есть за 10 дней до начала операции, на модернизированных сирийских аэродромах уже была сконцентрирована вся российская авиационная техника и персонал, необходимые для её проведения?! Это выглядит совершеннейшей бездарностью, особенно на фоне заявления уже упоминавшегося израильского военного обозревателя Алекса Фишмана: «Россия начала свое военное вмешательство в Сирии развертыванием воздушного контингента на постоянной сирийской базе, с тем чтобы начать атаки против ИГИЛ и исламистских повстанцев», сделанного ещё 31 августа?!

Вполне возможно, что Клэппер и его эксперты-аналитики ожидали от руководства России некоего официального заявления о начале операции, вроде советского «ТАСС уполномочен заявить», но, как показал случай с таким же «неожиданным» выводом части российских войск из Сирии, даже появление такого заявления ничего бы не изменило, поскольку американские эксперты-аналитики российские СМИ всё равно не читают. Равно как и израильские, даже на английском языке, принимая во внимание полное игнорирование заявления Фишмана от 31 августа. После такого конфуза вопрос о квалификации Клэппера можно не задавать. Совсем. Об уровне остальных «экспертов-аналитиков» говорить тем более нет смысла. Можно только предполагать, что «диагноз Краутхаммера» в отношении Обамы относился не только к Обаме.

К тому же данная ситуация наталкивает также на мысль о том, что Клэппер не читает те документы, которые ему приносят на подпись. Ни до подписания, ни после, потому что если бы он хотя бы поверхностно просмотрел «Директиву разведывательного сообщества № 203» (Intelligence Community Directive 203), которую сам же подписал 2 января 2015 года, то таких бы провалов не было, поскольку в ней весьма подробно и грамотно расписаны аналитические стандарты, которые регулируют анализ разведывательных данных. Что касается «эксклюзива» CNN, то отсутствие такого вопроса было бы понятно в том случае, если бы Клэппера интервьюировала какая-нибудь экзальтированная барышня из программы типа «Люблю военных…», но интервью вёл ведущий корреспондент CNN по вопросам национальной безопасности США, в том числе и внешней политики (Chief National Security Correspondent for CNN) опытнейший и авторитетный Джим Скуитто (Jim Sciutto), который, тем не менее, вместо профессионального выяснения реальных обстоятельств провала американской разведки, весьма неуклюже подыгрывал Клэпперу в его самолюбовании. К тому же Клэппер и Скуитто не могли не знать о скандальной публикации в The New York Times от 25 августа 2015 года по поводу фальсификаций отчётов экспертов-аналитиков американской разведки и принуждении к увольнению несогласных, но предпочли обойти его обоюдным молчанием.

Более того, об этой склонности к извращению фактов ещё 16 ноября 2014 года в интервью «Комсомольской правде» рассказывал экс-старший аналитик ЦРУ Рэймонд Макговерн (Raymond McGovern), который во время службы в ЦРУ проводил индивидуальные утренние брифинги для вице-президента, госсекретаря, председателя объединённого комитета начальников штабов и помощника президента США по национальной безопасности, а ранее был одним из пресс-секретарей по разведке у президента США Рональда Рейгана: «Разведчики работают в режиме секретности. Они выдают информацию наверх, но не контролируют её использование. И в случае искажения им остается либо молчать, либо начинать давать начальству такие данные, которые оно хочет получать, либо, подобно Сноудену, начинать выносить сор из избы. Так что там есть еще очень хорошие люди, в том числе и те, кто предотвратил бомбардировки Сирии в прошлом году. Но я не берусь утверждать, что они не являются вымирающим видом. Сам я бы не стал уже там работать».

Как видно из последовавших через год после интервью Макговерна скандалов с увольнением принципиальных экспертов-аналитиков, желающих работать объективно, а не в соответствии с политическими заказами руководства, то представителей «вымирающего вида» в американской разведке действительно становится всё меньше, а «экспертов-угодников», которые готовы тешить своё руководство не реальной информацией, а той, которую этому руководству, включая самое высокое, хотелось бы видеть, соответственно, всё больше. Но, как показала ситуация с провалом программы подготовки бойцов так называемой умеренной сирийской оппозиции, а затем с «внезапным» началом российской операции в Сирии и таким же «неожиданным» выводом части российских войск, эти «эксперты-угодники» в такой обстановке зачастую деградируют, превращаясь в полных дилетантов, не способных предоставлять реальную информацию даже в тех случаях, когда она в буквальном смысле лежит на поверхности, в том числе опубликована в свободном доступе в СМИ.

И если бы речь шла только об имиджевых потерях для США или, как в случае с фальсификацией данных о кандидатах для программы обучения и вооружения сирийских бойцов из так называемой умеренной сирийской оппозиции, ещё и значительных финансовых потерях, исчисляемых сотнями миллионов долларов, это всё равно было бы сугубо внутренним делом самих США. Но, к сожалению, в большинстве случаев такой подход применяется и к информации, на основании которой принимаются решения на уровне президента и конгресса США, в том числе, касающиеся других стран, а к чему приводит такой подход, хорошо видно на примере разгрома в 2001 году Ирака на основе заведомо ложной информации о разработке химического оружия, что привело к миллионным жертвам и фактическому развалу страны. А это означает, что по большому счёту будущее отдельных государств и мира в целом во многом может зависеть от неких анонимных аналитиков-дилетантов из американской разведки, готовых ради собственной карьеры сфальсифицировать любую информацию.

Что же касается неспособности американских разведывательного и экспертного сообществ прогнозировать или хотя бы адекватно анализировать и, соответственно, оценивать текущие действия России и её руководства в военных и политических вопросах, то в этом нет ничего удивительного, учитывая их представления о России. Например, считающийся самым авторитетным в вопросах внешней политики американский журнал Foreign Affairs, издаваемый Советом по международным отношениям США (Council on Foreign Relations, CFR) — наиболее влиятельной во внешней политике США частной организацией, свой последний, третий номер (май—июнь), основной темой которого стала Россия, сопроводил соответствующим видеоанонсом, более чем наглядно показывающим его представление о современной России. Если даже для Foreign Affairs Россия до сих пор ассоциируется с образом медведя и беспрестанно льющейся из графина в стаканы водкой, то к редакции журнала и его издателю в лице CFR, исходя из их уровня компетенции в видении современной России, может быть только один вопрос: почему у медведя в видеоролике нет балалайки?

Читайте ранее в этом сюжете: Война в Сирии, непредсказуемость России и дилетанты разведки США. Часть I