Шеф-редактор ИА REGNUM в Калининграде Андрей Выползов передаёт из Польши, где продолжается автопробег «Дороги памяти».

Главный коммунист Польши Кшиштоф Швей: «Если бы не победа Красной армии, то не было бы в составе Польши Силезии, где мы сейчас находимся»
Главный коммунист Польши Кшиштоф Швей: «Если бы не победа Красной армии, то не было бы в составе Польши Силезии, где мы сейчас находимся»
Андрей Выползов © ИА REGNUM

Вчера мы посетили один городок, о котором стоит рассказать подробнее. Это Домброва-Гурнича — настоящий костяк пролетариата, обосновавшийся в Домбровском угольном бассейне. Именно здесь сильны позиции польских коммунистов, и поэтому к памятникам советским воинам особое отношение.

Домброва-Гурнича — удивительный городок. Здесь — в центре и окрестностях — расположено СЕМЬ памятников красноармейцам. Отсюда родом епископ Римско-католической церкви в Российской империи Ян Цепляк и актёр Януш Гайос, сыгравший роль одного из танкистов (Янека Коса, хозяина овчарки Шарика) в фильме «Четыре танкиста и собака».

Мы прибыли к обелиску ярко-красного цвета, который высится в полусотне метров от костёла. Пожалуй, это был самый необычный памятник, что удалось увидеть за несколько дней автопробега «Дороги памяти». Он украшен — и совсем не к нашему приезду — внушительными открытками с Днём Победы на русском языке и флагом СССР. Также к обелиску привязаны две самодельные фанерные таблички, на которых печатными польскими буквами описан подвиг красноармейцев. Это столь удивительно, что на мгновение думаешь, что ты перенёсся во времена Советского Союза и приехал в старую добрую народную Польшу.

Обелиск нашим разведчикам в Домброво-Гурниче всегда ухожен
Обелиск нашим разведчикам в Домброво-Гурниче всегда ухожен
Андрей Выползов © ИА REGNUM

«На картонках написано — памяти 79 солдат из разведгруппы 80-й дивизии пехоты, которых гитлеровцы взяли в плен, а затем, связав их руки колючей проволокой, заживо сожгли, — говорит председатель общества «Курск» Ежи Тыц, восстановивший в этой округе несколько монументов. — Никто не знает, кто эти картонки установил. И никто их не ломает. И это является доказательством, что в Домброво живут хорошие люди».

Обелиск советским воинам в Домброво-Гурниче. Вдалеке видна скульптура Иоанна Павла II
Обелиск советским воинам в Домброво-Гурниче. Вдалеке видна скульптура Иоанна Павла II
Андрей Выползов © ИА REGNUM

Один их жителей Домброва-Гурнича — Кшиштоф Швей, возглавляющий Коммунистическую партию Польши. Конечно, организация ничтожна в польской политике, но её веса вполне хватает, чтобы следить за монументами в городе.

Главный коммунист Польши Кшиштоф Швей: «Если бы не победа Красной армии, то не было бы в составе Польши Силезии, где мы сейчас находимся»
Главный коммунист Польши Кшиштоф Швей: «Если бы не победа Красной армии, то не было бы в составе Польши Силезии, где мы сейчас находимся»
Андрей Выползов © ИА REGNUM

«В нашем городе ничего плохого не происходит. Спокойно относимся к памятникам, — сказал мне Кшиштоф Швей. — Мы разъясняем нашим жителям, что исторические факты не имеет смысла забывать или искажать. Ну скажите, как можно заставить поляков забыть, что если бы не победа Красной армии, то не было бы в составе Польши Силезии, где мы сейчас находимся. То же самое скажу про Поморье».

Главный коммунист Польши — реалист и скептик.

«Если Сейм проголосует за снос советских памятников, то честные люди ничего не смогут сделать. То же самое касается переименования улиц с социалистическими названиями. Нынешние власти хотят полностью стереть историю Польши 20-го века. Но ситуация такова, что наша молодёжь массово уезжает за границу в поисках работы, а власти говорят, что в этом виноваты коммунизм, социализм и Россия. Но в этом есть парадокс — ведь Россия уже давно не коммунистическая, а такая же, как Польша, капиталистическая страна. В общем, Польша всё больше превращается в профашистское государство, пытаясь объединить народ на ненависти к другому народу».

К памятнику подошёл молодой человек, работающий в канцелярии администрации Домброва-Гурничи. Знакомьтесь: Давид Зеган, выследивший в прошлом году юных вандалов, осквернивших еще один обелиск в городе памяти красноармейцев, погибших 26−27 января 1945 года

Давид Зеган с подругой. В прошлом году он поймал вандалов, осквернивших памятник красноармейцам
Давид Зеган с подругой. В прошлом году он поймал вандалов, осквернивших памятник красноармейцам
Андрей Выползов © ИА REGNUM

«Этот памятник был отремонтирован паном Ежи, — рассказал мне Давид. — А через полгода был осквернён антисоветскими надписями и лозунгами. Мне удалось выследить этих вандалов. Ими оказались местные подростки 15−16 лет. Со старшими товарищами мы задержали их и передали в руки полиции».

Памятник «Миру мир» в окрестностях Домброва-Гурничи отреставрировал Ежи Тыц
Памятник «Миру мир» в окрестностях Домброва-Гурничи отреставрировал Ежи Тыц
Андрей Выползов © ИА REGNUM

Подростки отделались лёгким испугом, попав под прокурорский надзор. Памятник вновь почистили, но остались следы от краски вандалов.

На наш импровизированный митинг пришёл 19-летний паренёк Давид Хайдер, который помогал реставрировать обелиски в Домброва-Гурниче. Давид, искренне волнуясь, зачитал по бумажке собственноручно написанный текст на русском языке. Послушайте его, дорогие мои, без редакторской правки:

«Сердечно вас приветствую! Считаю, что-то, что мы делаем — наш долг и благодарность освободителям Польши от фашизма. Память об их героизме никогда не будет подбыта. Забыта, извините. Очередные попытки польских властей снести советские памятники — это только заострение и так напряжённых отношений между нашими странами. Мы передаем привет всем в России! С праздником Девятого мая! С Днём Победы! Нашей победы! Да здравствует польско-российская дружба!»

Молодой поляк Давид Хайдер: «С Днём Победы! Нашей Победы!»
Молодой поляк Давид Хайдер: «С Днём Победы! Нашей Победы!»
Андрей Выползов © ИА REGNUM

…Уже прощаясь с памятником, я решил дойти сквозь скверик до костёла Святейшего Сердца Господа Иисуса. И вдруг меня окликнули на русском: «Вы из России?»

На меня смотрела женщина возраста моей мамы, сидящая на скамейке в окружении своих подружек. «Я тоже русская!» — продолжила она. «А где жили?» — спрашиваю. «Далеко, моя мама и бабушка родом из Кургана», — отвечает она, и я понимаю, что для меня и этой пани наступил самый лучший день. Дело в том, что моё детство и юность прошли в Курганской области, о чём я с детской радостью сообщаю. И я вижу, что её глаза заблестели ярче костёльной мозаики, озарённой вечерним солнцем.

Уроженцы Кургана Андрей Выползов и Галина Квасневска
Уроженцы Кургана Андрей Выползов и Галина Квасневска
Андрей Выползов © ИА REGNUM

«Моя бабушка, мама из Кургана, мой дедушка погиб под Москвой в 41-м году. Бабушка воспитывала одна четырёх дочерей. Моя мама потом переехала в Магнитогорск. Там я и вышла замуж за польского инженера и вот уже почти 30 лет живу в Польше», — рассказала Галина Квасневска.

Нашу бывшую соотечественницу рука не поднимается назвать «бывшей». «У меня уже внуки — старшему 8 лет, и дети, конечно, знают русский, — с гордостью продолжает Галина. — Здесь вообще много наших — есть из Челябинска, из Москвы. Знаете что, а у вас есть ещё одна георгиевская ленточка?»

Я снял свою, думая, что наденет на 9 Мая. Но пани Галина сразу проворно прикрепила ленту к ветровке и, встав со скамейки с волнением сказала: «Я вас поздравляю с Днём Победы! Передайте нашим, что памятник в обиду не дадим. Я рядом живу, на улице Сосновой, окна прямо на памятник выходят. Люди у нас хорошие. У нас много солдат полегло. Вот пани (Галина показала на седовласую женщину, сидящую рядом. — Прим. авт.), когда венки ветер разбросает, она поправит. Здесь подкрашивают, следят. Скоро цветочки будет подсаживать».

Не забыть мне Домброва-Гурничу.

Читайте также:

«Они моему отцу в спину стреляли!»: 1-й день рейда «Дороги памяти» в Польше

Почему поляки ненавидят слово «Красная»: 2-й день рейда «Дороги памяти«

"Мы ещё будем союзниками»: 4-й день рейда памяти в Польше

«Я видела, кто освободил Варшаву!»: 5-й день рейда памяти

Читайте ранее в этом сюжете: «Мы ещё будем союзниками»: 4-й день рейда памяти в Польше

Читайте развитие сюжета: Власти Польши все больше вынуждают открыть музей Второй мировой войны