Isaac Nightingale — новый сольный проект известного российского музыканта, певца и композитора Вадима Капустина, ставшего резидентом легендарного клуба Cafe Del Mar, награжденного премией «Золотая Горгулья», как участник лучшего электронного проекта России 2014 года. Обладатель одного из самых красивых и романтичных голосов на современной международной музыкальной сцене, в январе 2016 Вадим покинул проект Triangle Sun, в составе которого творил более 12-ти лет, будучи вокалистом, автором и соавтором почти всех песен проекта, и переехал в Лос-Анджелес (США) для записи своего сольного альбома.

Исаак Найтингейл. Концерт
Исаак Найтингейл. Концерт

Альбом создается на одной из самых известных голливудских студий звукозаписи RUSK, где записывались Elton John, Mick Jagger, Elvis Presley, Frank Sinatra, Tina Turner. При этом в записи некоторых новых песен проекта приняли участие самые популярные и известные российские саундпродюсеры, такие как Александр Хьюман (продюсер, сделавший популярными группы Pompeya, On-The-Go и еще не менее 10 проектов), Илья Шаповалов (E Music, Токио, Мачете, Найк Борзов) и многие другие. Новые песни проекта уже становятся хитами не только в России, но и в США.

Первыми со своей программой Вадим Капустин решил познакомить своих самых преданных российских слушателей. Новые песни, новая команда, новое шоу уже этим летом предстанут перед зрителями в московском клубе «16 тонн» и петербургской «Эрарте».

Исаак Найтингейл. Концерт
Исаак Найтингейл. Концерт

— Вадим, как идет работа над твоим новым альбомом?

— В январе мы начали с работы не над альбомом, а просто над синглом, хотя альбом в планах, конечно же, был, но казалось, что до него еще очень далеко. Сейчас процесс идет очень легко, в работе уже 10 вещей, каждая из которых — это какая-то часть моей жизни, все очень личные и это действительно будет целый альбом. Вокруг меня очень талантливые люди, причем это не только американцы, но и российские музыканты и продюсеры, все — очень известные и супер-профессиональные, я рад, что получил возможность приобрести этот опыт. Скоро будет представлен мой очередной сингл, он уже почти готов, и мне очень нравится то, что получается. Мелодия красивая, вместе с тем, жизнеутверждающий и позитивный, в меру философский текст.

— Насколько это похоже на то, что ты делал в проекте Triangle Sun?

— Песня получается достаточно активной, она далека от downtempo, к которой привыкли ценители творчества Triangle sun, но и не танцевалка в привычном её понимании. Это очень личная вещь, но полная оптимизма. Благодаря Саше Хьюману, который сейчас работает над ней, получился очень радийный формат. Хорошо будет слушаться в кабриолете летним, солнечным днём, хотя и в закрытом автомобиле, мчащемся по скоростному шоссе будет более, чем волнительно. Все, что я сейчас делаю, это электроника в лучших её инди-поп проявлениях, добавьте лёгкую щепотку Bryan Ferry и Peter Gabriel, доносящихся к нам эхом из 80-х, и немного чили — актуальных синтезаторных звуков, и скоро уже можно будет снимать с огня. Я уверен, что это более современная, более глубокая, более разноплановая музыка, в которой мне удается выразить себя на все сто процентов. Я говорю в этих песнях о том, что чувствую, и мне это очень нравится.

— Почему ты решил перебраться в Лос-Анджелес?

— Во-первых, потому что тут всегда солнце, а лично мне оно просто необходимо, во — вторых, тут совершенно творческий город. Напротив нашей студии, например, находится павильон Чарли Чаплина, в котором когда-то снимались все его шедевры, рядом академия драматического искусства, множество известных звукозаписывающих студий. Здесь везде поют — в церкви, на улицах, чего стоят, например, поющие соул чернокожие парикмахеры, поневоле хочется творить, глядя на все это. Ну и после ухода из своей предыдущей группы мне была необходима полная смена обстановки, это было тяжело для меня эмоционально, я не хотел останавливаться, я хотел чего-то нового, новую музыку, новых людей, собрал чемодан и улетел. Сейчас я благодарен проведению за это, за такую возможность выйти на новый уровень.

— Насколько сложно пробиться в Лос-Анжелесе, ведь там наверняка очень большая конкуренция?

— Музыканту в принципе везде не просто пробиться, тем более, когда ты иностранец. Для людей тут английский — это родной язык, они говорят на нем с пелёнок, а когда приезжаешь ты, «поющий» на их языке, то любой маленький акцент, конечно же, заметен, поэтому крайне важно избавится от него, ну или, по крайней мере, добиться того, чтобы он стал не таким броским для слуха — это ведь музыка.

— Сильно ли отличается менталитет у людей в шоу-бизнесе Лос-Анджелеса и Москвы?

— В нашем менталитете, если человек что-то, как ему кажется, может делать лучше, чем другие, то он сразу же начинает задирать нос и считать себя супергениальным небожителем, к которому необходимо записываться на приём, чтобы поболтать. Люди тут намного проще, открытее и приветливее. Человек, который гениально поет (в госпел церкви, например) так, как никто у нас и в помине, даже на большой сцене, спокойно общается с тобой на равных.

Исаак Найтингейл
Исаак Найтингейл

— Английский язык тебе легко дается? Получается петь для его носителей? Как они это воспринимают?

— По поводу английского, я с детства копировал англоязычных исполнителей, поэтому всегда надеялся, что результат есть. Тут каждый второй вторник собираются около 50 американских саунд-продюсеров, чтобы обсудить свежие работы друг друга, сделать какие-то комментарии и обменяться мнениями (весьма полезная практика). После того, как я поставил один из своих треков, ребята отметили, что акцент совершенно отсутствует в пении, хотя когда я говорю, он пока уловим. Мне, конечно же, было очень приятно это слышать, крылышки ещё чуть подросли.

— Ты стал обладателем премии, как участник лучшего клубного проекта в России, как ты вообще относишься к клубной музыке?

— Награда называлась «Золотая горгулья» в номинации «Лучший электронный проект года». Это значительно шире, чем клубный проект. Я считаю, что музыка должна выходить за пределы и рамки клуба, клубным я себя не считаю. Я просто люблю жить многогранной и полной жизнью и стремлюсь писать музыку, которая отражает мои переживания этой жизни, это идёт изнутри, и я делюсь этим с окружающими. Если хотите, это музыка на каждый день и каждый случай, её можно слушать дома, в машине, в метро, на пляже, в парке или супермаркете, в одиночестве и с любимым человеком, это нечто сокровенное и в то же время объединяющее.

— Вадим, ты как артист, очень много путешествуешь, какие страны и города тебе больше всего понравились? Что это дает тебе?

— Я действительно много путешествовал за свою, пока ещё не очень продолжительную жизнь, даже успел пожить в некоторых странах, например, в Германии в Берлине жил несколько лет, также немного пожил в Италии. Мне всегда было интересно общаться с простыми людьми, не относящими себя к «высшему сословию», именно эти люди являют собой отражение богатства той культуры, гостем которой ты являешься. Все самые гениальные писатели, поэты и композиторы черпали своё вдохновение в народном творчестве, обращаясь к своим корням. Это самое дорогое, что у нас есть, это наша история. Любая страна по-своему интересна, их невозможно сравнивать, и об этом можно говорить бесконечно. Очень люблю Европу с её старинными храмами, черепичными крышами, уютными кафе и узкими изогнутыми улочками, деревенскими загородными пейзажами, а также красоту городской суетливо-размеренной жизни. Люблю Англию, старую добрую Германию, Австрию, Голландию, Швецию, Францию. Могу сказать, что чувствую себя там почти как дома. Люблю, кстати, очень Санкт-Петербург и Киев.

— Как ты относишься к кухне этих стран, что больше всего нравится?

— Я обожаю шедевры аутентичной кухни разных стран — это такая приятная и значимая часть жизни. Очень люблю азиатскую кухню, острую, со специями и ароматами, тайская и китайская, наверное, самая любимая. Ну ещё французская, итальянская, если я в этот момент не на диете, конечно.

— А девушки где самые красивые?

— По поводу девушек могу смело заявить, и уверен, что буду поддержан неисчислимой интернациональной армией мужчин из всех стран, русские и украинские девушки — самые красивые в мире.

— Что вдохновляет тебя на написание твоих песен? Откуда они появляются?

— Что меня вдохновляет? Например, возможность прожить какое-то время на острове среди скал, голубой воды, хижин, пальм и диких песчаных пляжей, где можно не спеша после утренней чашки кофе бродить по местному рынку, разговаривать с рыбаками, слушая их истории и удивляясь тому, насколько многогранна, глубока и интересна жизнь. Или просыпаться в огромной кровати от тёплых лучей утреннего солнца, запаха кофе с круассаном, а потом, глядя в окно, наблюдать за утренней воскресной суетой на старинной, вымощенной камнем ратушной площади, слушать бой часов и церковного колокола, и тут вдруг почувствовать нежный, обжигающий и немного влажный поцелуй на своей шее. Эти простые, но драгоценные вещи меня вдохновляют. Могу совершенно точно рассказать, как была написана песня Beautiful. У меня тогда были отношения с девушкой. Так вот был поздний вечер, я сидел за роялем и что-то наигрывал, а она сладко спала на подушках. В окне горела невероятных размеров луна, и вдруг аккорды и мелодия, да и почти все слова как-то сами собой слетели с языка. Диктофон оказался рядом, нажав кнопочку я все благополучно зафиксировал. Потом уже принёс в группу, и там была сделана такая прекрасная аранжировка.

— Ты когда-нибудь думал, чем бы ты занимался, если бы не стал музыкантом?

— Чем бы занимался? Думаю, что танцевал бы. Я и в музыку, кстати говоря, пришёл из танца. Раньше занимался очень плотно «стрит дэнс, брейк дэнс». Геликоптер до сих пор не разучился крутить, чем удивляю порой своих друзей. Раньше даже выигрывал многие фестивали и соревнования, но вот пение, все-таки, смогло превозмочь все остальные явления.

— Ты долгое время работал композитором в Берлинском классическом театре, как тебе этот опыт?

— Вообще у меня очень тёплые воспоминания о жизни в Берлине и работе композитором в Берлинском театре. Могу сказать даже, что я оставил там частичку своего сердца. Скажу вам по секрету, что я участвовал также и в спектаклях, как актёр, а это был невероятно интересный опыт, люди меня окружали невероятно интересные из абсолютно разных стран. Это был интересный этап жизни и я, конечно, развивался и вырос, получил необычный опыт, все это позвякивает до сих пор в моей «творческой копилочке». Берлин — это город с невероятной историей и абсолютно с творческой аурой.

Исаак Найтингейл
Исаак Найтингейл

— Можешь ли сформулировать свои основные жизненные принципы?

— Сформулировать принципы? Надо слушать голос своё сердца, поступать так, как оно тебе говорит. Быть прозрачным и честным, благородным человеком, любить людей. Жить изо всех сил потому, что жизнь это великий дар. Быть благодарным Богу за все и за испытания в том числе. Ценить те простые вещи, которые мы имеем, но могли бы и не иметь. Не боятся порой радикальных решений, если ты интуитивно чувствуешь, что решение правильное, и не боятся ошибаться.

-Уже в июле ты возвращаешься в Россию с сольными концертами? Что ты чувствуешь?

— Я очень рад, что это произойдет, я чувствую, что мне есть очень много что сказать моей публике, и жду я встречи с ней не меньше, чем она. Я очень благодарен ей за поддержку, которую получил в январе, когда предпринял столь радикальный шаг в своей карьере и жизни. Сотни людей писали мне и поддерживали, и я помню это, и всегда буду помнить. Многие мои слушатели были очень расстроены случившимся, я же им говорил, что нет причин для переживаний, и что мы обязательно увидимся. И вот в качестве благодарности с моей стороны за все это — эти концерты и мои новые песни, которые на данный момент — пожалуй, лучшее, что я сделал за свою творческую жизнь. На этих концертах будет мощнейшая, действительно звездная команда на сцене и самый современный и качественный звук, я очень активно готовлюсь к этому и буду очень рад всех увидеть.