Имитация государства: Победа на выборах равна поражению: Сербия 19-25 января 2004

, 26 января 2004, 20:55 — REGNUM  

Новостью недели стал снег, "неожиданно" в середине января блокировавший столицу Сербии с утра до вечера, прекративший транспортное движение по всему городу, особенно через мосты. Горожане пешком возвращались домой, а назавтра все официальные лица мэрии повторяли что-то в роде уже знаменитых слов "хотели как лучше, а получилось как всегда". (Политика, 23.1.2004)

Кроме этой "неожиданности" все остальные события недели можно подвести под раздел "уже виденного". Политическую обстановку вокруг переговоров по формированию нового правительства самым лучшим образом отражают три заглавия, занявшие первую полосу газеты "Политика" 21 января: "Соглашение достигнуто" (по поводу документа о правительстве меньшинства), "Никто не может шантажировать Демократическую партию" (заявление одного из лидеров Демократической партии), "Все неизвестно" (по поводу уже достигнутого соглашения о выборе спикера парламента). (Политика, 21.1.2004) Именно такую политическую обстановку, итоги которой хорошо отражают ироничные заголовки "В ожидании правительства больше, чем Годо - огромная потеря времени" (Дневник, 25.1.2004) и "Предельная скорость" (Данас, 19.1.2004), создают нынешние сербские политики.

Итак, переговоры по формированию правительства продолжаются безрезультатно. В такой обстановке пресса сама зашла в тупик. В начале недели на первых полосах размещались более оптимистические заголовки. Газеты писали, что Коштуница согласен через несколько месяцев принять представителей Демократической партии в правительство (Курир, 19.1.2004), что все оговорено насчет правительства меньшинства (Дневник, 20.1.2004), что прочность правительства будет достигнута во взаимных переговорах (Глас јавности, 20.1.2004). Но несколько дней спустя зазвучал пессимизм: то, что в начале недели казалось уже достигнутой договоренностью, в середине и ближе к концу недели выглядело уже недостижимым, а уже договоренное несуществующим. Газеты заговорили, что страна находится "в шаге от [новых] выборов" (Вечерње новости, 21.1.2004), что переговоры в "глубочайшем кризисе" (Глас јавности, 22.1.2004) и "зашли в тупик" (НИН, 22.1.2004), что соглашение Демократической партии Сербии, "Г17 плюс" и Сербского движения сопротивления - Новой Сербии достигнуто, но вопреки ему формирования правительства нет (Политика, 22.1.2004), что выборы, по всей видимости, будут единственным выходом из сложившейся ситуации (Политика, 23.1.2004). Наконец заговорили, что, хотя все дело рухнуло, следует ожидать нового поворота (Политика, 24.1.2004), а Коштуница придумал новое решение (25.1.2004).

В начале недели газета "Блиц" обратила внимание что "Сербское движение сопротивления - Новая Сербия" может поставить под вопрос итоги уже достигнутого соглашения: "Коштуница на встрече представителей демократического блока предложил, что будущее правительство будет иметь 15 министерств, что он будет премьер-министром, а единственным вице-премьером лидер "Г17 плюс" Миролюб Лабус. С таким раскладом согласились в "Г17 плюс", но возражали лидеры "Сербского движения сопротивления и Новой Сербии" Вук Драшкович и Велимир Илич, которые рассчитывают на пост вице-премьера или министерство иностранных дел для Вука Драшковича". (Блиц, 19.1.2004) В тот же день "Глас јавности" в статье "Большой аппетит "Г17 плюс" разрушил переговоры" вину возложила на "Г17 плюс", обвиняя Лабуса в том, что тот требовал посты вице-премьера, спикера парламента, министра финансов, путей сообщения, здравоохранения, внешнеэкономических связей и главы центробанка. (Глас јавности, 19.1.2004). Наконец, "Политика" подвела итог этой своеобразной сумбурной борьбе за позиции в новой власти, вроде не зависевшие напрямую от реальных результатов переговоров, и перечислила уже утвержденные кандидатуры на ключевые посты в будущем правительстве. Единственный, чья роль не ставится под сомнение, это Воислав Коштуница, проявивший интерес к посту премьер-министра, - в этом с ним согласны все партии демократического толка участвующие в переговорах. Но уже на пост спикера парламента существуют несколько кандидатов (Демократическая партия Сербии, "Г17 плюс", Демократическая партия и Сербская радикальная партия), на пост министра финансов - три ("Г17 плюс", Демократическая партия Сербии и Сербское движение сопротивления), на пост министра юстиции - два, на пост министра образования - три, министра культуры - два и т. д. (Политика, 25.1.2004)

Что стоит за этим? Все согласны, что в первую очередь - это страх перед ответственностью, которая в будущем не может не отразиться на партийном рейтинге. Так журнал Blicnews после обширного анализа пишет: "По оценке политических аналитиков, даже тех, кто никогда ни в чем не согласны, две из сильнейших партий демократического блока, Демократическая партия Сербии и Демократическая партия, не имеют воли к формированию нового правительства. Функция переговоров около формирования нового правительства в целом сводится к идее уменьшения потерь, которые могут понести эти партии на следующих парламентских выборах. С другой стороны, если соглашение будет достигнуто - даже это будет мотивировано, прежде всего, страхом перед новыми выборами". Один из аналитиков, Дж. Вукадинович разделяет мнение, что "никому не важно как закончатся переговоры, важно, чтобы на них не была возложена вина за возможный провал выборов. Просто взять власть в нынешней ситуации - вовсе не удача, и Демократическая партия Сербии перед дилеммой: пойти на этот шаг или нет. Но этого шага не избежать именно сейчас, поскольку надо отразить критику за то, что они постоянно стараются избежать ответственности и власти. Но, если бы им удалось найти кого-то другого, на кого можно возложить вину за провал выборов, они были бы очень рады не браться за власть". (Blicnews, 21.1.2004)

Возможность остаться в оппозиции сегодня выглядит все более выгодно. В это время все процессы в Сербии, прежде всего экономические, замерзли. Именно такую, уснувшую Сербию, в четверг захлестнул снег.

Обозреватель газеты "Политика" И. Торов пишет: "Если нашим политикам (во власти или в оппозиции или, как теперь, ни во власти, ни в оппозиции) присуще имитировать государство, еще более естественной является привычка многих СМИ имитировать демократию, журналистскую свободу, мораль, профессионализм, факты и правду - способом, который, по меньшей мере, вызывает отвращение... СМИ взяли на себя роль судьи и полевого суда, и при огромной поддержке политических, идеологических, деловых, даже и преступных центров влияния, вводят в Сербии логику анархии, отсутствия морали, примитивизма, всеобщего недоверия, интриг, а иной раз и медийного линчевания". (Политика, 25.1.2004)

За происходящим в Сербии внимательно следили и иностранные эксперты и остальные друзья Сербии, трактуя о том, что Сербией надо или не надо делать и как в принципе ей надо вести себя. По мнению директора "Балканской инициативы", Американского института за мир - Даниела Сервера, "Сербия еще находится в переходном периоде и ее ожидает очень длинная дорога к демократии. (Блиц, Политика, 19.1.2004) Со своей стороны глава миссии ОБСЕ Маурицио Масари, наблюдая переговоры по формированию правительства, выразил "надежду, что правительство будет вопреки всему сформировано и что реформы будут продолжены". (Политика, 20.1.2004) Весьма любопытно по поводу ситуации в Сербии на этой неделе писала немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung в статье "Почему сербы не проголосовали так, как хотелось Солане". Немецкий обозреватель намекнул, что "Хавьер Солана, глава дипломатии Европейской Союза, предупредил сербов, что им не надо возвращаться в национализм и изоляцию. За несколько дней до выборов он еще раз поставил сербов перед важнейшим выбором: назад в прошлое или вперед в европейское будущее. Предупреждение, высказанное Соланой, демонстрировало добрые намерения Запада, но не отражало желания сербов, хоть не отразило желания большинства, как показывают результаты выборов. Рассказ Соланы о старых грехах сербов не был достаточно убедителен, прежде всего потому, что и Западу есть над чем поработать. Прежде всего это касается правового положения Косово". (Политика, 20.1.2004) А один из директоров британского королевского института вооруженных сил, Джонатан Айл, стараясь пояснить несколько противоречивые новости, приходящие из Брюсселя - что официальный Брюссель, с одной стороны, готов отложить начало политических переговоров с Сербией и Черногорией, одновременно неофициально выражая готовность проявлять "больше гибкости" в отношениях с Белградом - констатирует: "Большинство сербов считает, по всей видимости, что Сербия не вознаграждена ожидаемой наградой за все переходные усилия в последние два-три года, и потому сделала вывод, что "сотрудничество с Западом не принесет прибыли"". А это, по мнению Айла, само собой представляет "достаточный факт, чтобы европейские столицы начали вести себя по-другому, т. е. чтобы начали вознаграждать демократические власти в Белграде, а не только давить на них". (Политика, 22.1.2004) Солана добавил: "надо подождать, как будет сформировано правительство в Белграде и когда это будет сделано, мы продолжим сотрудничество без каких либо трудностей... За тем исключением, если трудности не возникнут с другой стороны (т. е. Сербии и Черногории)". (Политика, 20.1.2004) А генсек Совета Европы Вальтер Швиммер заявил, что ситуация в Сербии после выборов не дает надежды на оптимизм: "Нам не хочется чтобы демократические силы в Белграде отстали, но новости из Белграда не дают права на оптимизм". (Данас, 24-25.1.2004)

А в конце недели из Европы и мира уже стали приходить и более серьезные предупреждения. Так на встрече в Давосе министру финансов и экономики Сербии Божидару Джеличу со стороны Международного валютного фонда однозначно было сказано, что поддержка МВФ в будущем будет зависеть от подтверждений новым правительством экономического курса на реформы. На встрече с Соланой Джеличу поставлен вопрос: "чем Евросоюз может помочь Сербии без вмешательства в ее внутренние дела" и на всякий случай еще раз подчеркнул, что "Евросоюз хотел бы увидеть формирование правительства демократического блока, способного продолжить реформы". (Дневник, 25.1.2004) Одновременно Сенат США свою помощь Сербии на 2004 год (100 миллионов долларов) и, самое главное, поддержку Сербии со стороны США перед международными финансовыми институтами обусловил поимкой генерала Ратко Младича. (Глас јавности, 25.1.2004)

Внимание прессы на этой неделе привлекли и два вопроса напрямую связанные с войнами последнего десятилетия на пространстве прежней СФРЮ. В первую очередь, это связано с заявлением Хелен Ранта, финского эксперта судебной медицины, возглавляющей в свое время международную комиссию по расследованию причин гибели албанцев в деревне Рачак в январе 1999 года, - события, ставшего ключевым в ходе принятия решения НАТО о развязывании войны против Сербии. Сербские власти тогда официально заявили, что убитые албанцы в деревне Рачак являются солдатами террористической "Освободительной армии Косово", погибшими в борьбе с регулярными частями югославской армии. Со своей стороны НАТО, на основе доклада своего эксперта Уильяма Уокера, сделал это событие ключевым доказательством преступлений сербских солдат и полицейских против мирного населения Косово - и тем самым решающим поводом для бомбежки Сербии. Хелен Ранта в интервью немецкой газете Berliner Zeitung заявила, что Гаагский трибунал "не обратил внимание" на тот факт? что в деревне Рачак шли жестокие бои между сербской армией и албанцами и что, помимо албанцев, были и погибшие сербские солдаты. Гаагский трибунал, который в обвинение Милошевича вставил только версию происшедшего, опирающуюся на доклад У. Уокера, пока не отреагировал официально на заявление Ранта. (Данас, Глас јавности, 20.1.2004; Данас, 23.1.2004).

Второй вопрос, которым занималась пресса на этой неделе, связан с шумом, поднявшимся в европейских СМИ по поводу сообщений, доказывающих прямые связи Боснии и исламских террористических организаций, в том числе и Аль-Каиды. Речь идет о заявлении Касима Зулума из Сараево, подтвердившего что его сын Алмир погиб в Чечне в 2000 году, а тоже о подтверждении того, что Алмир Тахирович в том же году из Боснии отправился в Чечню бороться с русскими. Это подтвердило то, что сторонники радикального исламского движения в Боснии, молодые ваххабиты направляются на театры военных действий в Чечне, Афганистане, Ираке, после обучения в Ливии и Пакистане.

Одновременно одна из комиссий Конгресса США опубликовала ряд фактов, доказывающих, что Осама Бин Ладен проявлял огромную активность во время войны в Боснии в 1992-1995 гг., отправляя сюда террористов со всего исламского мира, чтобы они боролись против сербов. После 1995 года Босния для Бин Ладена стала плацдармом для переброски террористов в страны Европы и США. (Политика, 19.1.2004) Несколько дней спустя огромное внимание итальянского общества привлекло прямое обращение боснийского моджахеда по телеканалу RAI-3, который грозил "кровавою местью Европе, США и Израилю за преследования мусульман". Журналист газеты Corriere della sera, участвовавший в передаче, добавил, что моджахеды, воевавшие в Боснии, уже находятся в Италии. (Глас јавности, 20.1.2004)

В этом контексте, особенно в связи с последними попытками КФОР в Боснии арестовать Радована Караджича, весьма любопытно прозвучала информация, что в начале недели Пале, сербская часть Сараево, было покрыто фотографиями Караджича, которые кто-то ночью вывесил по всему городу. (Политика, 20.1.2004)

* * *

В Сербии уничтожено 1.200 стоявших на вооружении армии переносных зенитно-ракетных комплексов "Стрела 2м" - как официально объяснено, в знак борьбы против терроризма. При уничтожении присутствовали военный министр Сербии и Черногории генерал Крга и посол США в Белграде Уильям Монтгомери. (Глас јавности, 24.1.2004) Последовавший затем опрос агентства Strategic Marketing показал, что СМИ все меньше места посвящают армии. (Глас јавности, 24.1.2004) К этому прозвучало и заявление полковника Зорана Вучковича о том, что армия страдает и из-за квартирного вопроса, поскольку 14.300 офицеров не имеет квартир. (Блиц, 20.1.2004)

Не вызывает оптимизма и информация, прозвучавшая из Белградской биржи о том, что торговля акциями вряд ли будет открыта 10 февраля, что приносит ежедневный ущерб свыше 1,5 миллионов евро. (Глас јавности, 22.1.2004) Любопытно выглядит наряду с этим информация, что зарплата в Сербии в среднем достигает 210 евро в месяц. (Вечерње новости, 24.1.2004)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail