Реалии крымских татар

В сознании большинства россиян можно обнаружить устойчивый стереотип, что в Крыму живут изгнанные Сталиным крымские татары, в настоящее время промышляющие самозахватами

Симферополь, 5 августа 2015, 23:09 — REGNUM  Еще кто-то что-то слышал о таинственной организации Меджлис. А ведь крымские татары — третья по численности группа в Крымском Федеральном округе, их язык является государственным.

Крымские татары сформировались на территории полуострова еще в период средневековья в результате слияния тюркских племен с оседлым населением горных и прибрежных районов Крыма. Верующие крымские татары в основном мусульмане-сунниты, однако в религии сохранились некоторые христианские элементы. Значительное влияние на крымских татар оказала турецкая культура. Крымское ханство, возникшее в первой половине XV в. (1475 г. до 1774 г.) находилось в вассальной зависимости от Османской империи.

Присоединение Крыма к Российской империи вызвало отток крымских татар, а процесс переселения фактически не прекращался до 20-х гг. XX в. Уехавшие не перестали считать Крым своей Родиной. В Турции, Румынии, Болгарии создавались организации, которые вели дискуссии по Крымскому вопросу. После установления советской власти была создана Крымская АССР, государственными языками которой являлись крымскотатарский и русский. В результате выселения крымских татар в мае 1944 г. только за первые 2 года погибло около половины его численности. Его национальная культура и язык оказались на грани исчезновения. В настоящее время на родину в Крым вернулось около 300 тысяч человек. Согласно указу Владимира Путина в ближайшем будущем будет разработана отдельная программа экономического развития Крыма до 2020 года, авторы которой предусмотрят меры, направленные на национально-культурное и духовное возрождение этого народа.

Как сегодня жители Крыма воспринимают крымских татар? Был ли крымско-татарский вопрос искусственно сконструирован и какова в этом роль Меджлиса?

Ответы на эти вопросы дали сами жители полуострова в результате проведенных фокус-групп и экспертных интервью.

«Национальная проблема использовалась лишь как инструмент для достижения каких-то целей. Основа — это вопросы, связанные с организационными, экономическими вещами».

«Меджлис — это был коррумпированный орган. Люди это знали. Люди приезжали из Ташкента, им нужен был дом, программа помощи. Но они же как говорили? «Пожалуйста, хочешь дом — ищи, сумма такая-то». Он начинает искать. Говорит «я нашел дом». Они отвечают: «Ты просил 8, мы даем 10. Ты скажешь, что купил дом за 10, а 2 отдаешь нам». Откат. Понимаете? Люди это знали. Поэтому 100% поддержки у Меджлиса никогда не было».

«Проблема самозахватов имела несколько уровней содержания. В чем-то это был нормальный социальный протест. В Крыму землю активно воровали, и обычному человеку, имеющему право подать заявление в сельсовет и получить участок земли, было невозможно, ее не давали. Был, с одной стороны, социальный протест, а с другой стороны, — это бизнес-игра, потому что эти земли потом активно продавались. Там был свой рынок. Организаторы самозахватов действовали по схеме: мы организуем, решаем вопросы, а вы нам подкидываете денег».

«Самозахваты это бизнес. Правда, все сразу же переводилось в межнациональную плоскость: потому что мы татары, нас тут притесняют».

«Между представителями разных национальностей, населяющих Крым, в основе принципиальных разногласий сегодня не имеется. Есть среди представителей, в первую очередь, крымско-татарского народа. Верхушка, которая пытается сделать вид, что такие проблемы есть. Сбежав из Крыма (Р. Чубаров и М. Джемилев — прим. REGNUM), они пытаются сохранить свое влияние на крымско-татарский народ, который в силу своего менталитета, в силу приверженности многовековым традициям, как многие азиатские народы, в массе своей очень дисциплинирован, воспитан в почитании в старших по возрасту, старших по положению — этим многие годы удавалось пользоваться».

«Джемилев, Чубаров — где они сейчас? Их нет! Это ж самые боломуты».

«Со стороны киевской части крымско-татарского политического класса <…> эта ситуация постоянно эксплуатируется. Она нагнетается темой нарушения прав, зажимания, что это все продолжение того же, что было раньше, в период присоединения Крыма к Российской Империи. Используются исторические мифы — Крым был колонизирован и т.д., вспоминается период депортации. Сейчас продолжение этих процессов, что будут преследовать, зажимать в разных сферах.».

При этом следует отметить успех подобных заявлений: «Потому что люди действительно начали бояться вдруг их выселят, на север, в Магадан и прочее. Я действительно знаю, что страх был у определенной части крымских татар. Есть люди, с которыми мы дружим много-много лет, и я помню, как женщины просто плакали «нас выселят» — «Кто вас выселит? Все будет хорошо» — «Да солдаты».

Сегодня на полуострове спокойно, отношение жителей к крымским татарам отражает цитата одного из участников фокус-групп: «Крымчане удивительный народ. Мы же рады всем и вместе все уживаемся. Умные люди, крымская элита не говорят о том, что есть крымские татары и русские. Они говорят крымчане. Сейчас все больше межнациональных браков. Мне кажется, лет через 100−200 мы все ассимилируемся».

Справка

По материалам социально значимого проекта «Исследование потенциала Крымского полуострова (культуры, традиций и характеристик населения) для последующего создания регионального бренда». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 17.01.2014 № 11-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.