Когда в России появится детский морфин?

Сенаторы и депутаты Госдумы РФ занялись проблемой доступности лекарств для тяжелобольных людей

Санкт-Петербург, 15 октября 2015, 16:27 — REGNUM  По данным Минздрава России, 15—16 из 100 тыс. детей в России с онкологическими заболеваниями ежегодно нуждаются в паллиативной помощи. В этих случаях к основным медицинским препаратам, доступность которых проблематична, прибавляется множество сопутствующих, которых просто нет в России, или нынешние законы не позволяют их применить, хотя в других странах это возможно. Сегодня наша страна занимает 82-е место в мире по доступности обезболивающих препаратов для умирающих.

Закон и практика

Новая редакция федерального закона № 501-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 31 декабря 2014 года должна была облегчить доступ пациентов к сильным обезболивающим лекарствам, помочь больным с онкологическими заболеваниями четвертой стадии. Закон вступил в силу 1 июля 2015 года, но законодательные нормы оказались далекими от действительности.

«По-прежнему нет правильно оформленного законодательства, четко определяющего структуру выдачи сильнодействующих препаратов. Эта система несовершенна», — заявил 9 октября главный внештатный детский специалист-онколог Минздрава РФ Владимир Поляков на пленарном заседании проходившего в Санкт-Петербурге II Всероссийского Конгресса «Современное состояние, новые возможности и перспективы социальной политики в отношении детей с тяжелыми заболеваниями».

Как утверждают медики, нормативные ограничения в отношении морфина и других основных контролируемых паллиативных препаратов остались чрезмерными — корректировка законодательства почти ничего не изменила. И очень долго еще предстоит преодолевать годами воспитанную привычку: врачи опасаются выписывать сильные обезболивающие, потому что их много лет пугали наказанием за то, что лекарство считается наркотическим препаратом. Путаница в документах приводила и приводит к тому, что многие доктора предпочитают «не связываться» и не создавать ситуаций, которые могут вызвать вопросы Федеральной службы по контролю за наркотиками (ФСКН). Однако в июне этого года представители партии «Единая Россия» заявляли в Госдуме РФ, что держат на контроле ситуацию с паллиативной помощью и готовы наладить взаимодействие и с ФСКН, и Минздравом, и с региональными властями.

Системная ошибка

«Обеспечение лекарствами детей с орфанными (редкими и сложными) заболеваниями в настоящее время отнесено к полномочиям регионов, которые в силу разного экономического статуса не всегда в состоянии справиться с этой нагрузкой. Это большая системная ошибка. Мы просим, чтобы эту функцию передали на федеральный уровень, соответствующее обращение уже направлено в правительство России», — рассказала корреспонденту ИА REGNUM первый заместитель председателя Комитета по социальной политике Совета Федерации РФ Людмила Косткина. Но примет ли правительство решение и когда, она не знает.

«Петербург преуспел в решении паллиативных проблем, но и для этого города большой проблемой остается полноценное лекарственное обеспечение, — утверждает сенатор. — Сегодня Минздрав России дает трансферты, но они не покрывают необходимых расходов, и люди остаются без лекарств…» О катастрофическом отсутствии сильных обезболивающих, особенно детских, регулярно сообщают журналисты и общественники из большинства регионов России. Врачи-онкологи бьют тревогу в связи с возможным сокращением бюджетных денег, выделенных на медицину, в «жестком федеральном бюджете» на 2016 год.

«И очень медленно что-то меняется», — говорит Косткина. По ее словам, государственные сферы здравоохранения, социальной защиты и образования часто дублируют друг друга в своих действиях, а за самые актуальные направления в итоге не берётся никто. В том числе и это побудило церковь вплотную подключиться к проблемам семей с тяжелобольными детьми. Протоирей Александр Ткаченко 12 лет назад создал в Петербурге благотворительный фонд «Детский хоспис». Спустя три года, в 2006 году, было зарегистрировано медицинское учреждение «Детский хоспис», не без труда получившее лицензию на оказание медицинской помощи.

Сотрудники выездных бригад этого учреждения стали выезжать на дом к детям, на которых официальная медицина махнула рукой как на безнадежных. Сегодня такие бригады обеспечивают наблюдение на дому и пациентов Ленобласти, в которой паллиативная помощь вообще отсутствует.

Вместо боли — капли?

Вице-спикер Госдумы РФ Андрей Исаев считает, что необходимо наладить в России производство детских форм наркотических анальгетиков. «Использование таких препаратов — не уколов, а капель или сиропов — не будет приносить ребенку дополнительные страдания, — объяснил он журналистам. — Чем меньше ребенок, тем хуже он переносит боль. Морфин короткого действия есть только в уколах, а колоть его надо каждые 4−6 часов… Но в любом случае, помогут ли «детские формы» умирающему ребенку и разрешать ли производить детский морфин, решать государству»

Даже если оправдаются прогнозы сенаторов, и уже до конца года, как обещает Андрей Исаев, мы узнаем о появлении отечественного производства «детского морфина», применение таких анальгетиков может стать явью не раньше, чем через три года, после ряда клинических испытаний и регистрации. А прежде всего должно состояться государственное решение об ускоренной регистрации «детской формы» морфина в России.

«Мы работаем с живыми людьми. Только они умирают раньше нас», — повторял Виктор Зорза — советский, а затем британский журналист, который был идеологом и основателем первого хосписа в России. Он открылся в Петербурге на Лахте в октябре 1990 года и работает до сих.

Евгения Дылева.

Справка.

По оценкам Всемирной организации здравоохранение, ежегодно в мире в паллиативной медицинской помощи нуждаются 40 миллионов человек, 78% из которых живут в странах с низким и средним уровнем дохода. Получают паллиативную медицинскую помощь сегодня лишь около 14% жителей планеты, нуждающихся в ней. По данным члена комитета Госдумы по охране здоровья, соруководителя партпроекта «Единой России» «Качество жизни (Здоровье)» Салии Мурзабаевой, по состоянию на 17 июня 2015 года, около 1 млн российских граждан нуждались в оказании паллиативной помощи. Около трети таких пациентов — онкобольные.

В пленарных заседаниях и рабочих секциях II Всероссийского Конгресса «Современное состояние, новые возможности и перспективы социальной политики в отношении детей с тяжелыми заболеваниями» в Петербурге 9 и 10 октября приняли участие 350 специалистов в области здравоохранения и социальной защиты детей, в том числе из Совета Федерации ФС РФ, Государственной думы РФ, федеральных профильных министерств и ведомств, коммерческих и некоммерческих организаций, благотворительных фондов и союзов. На форум съехались специалисты из более 60 российских регионов. В мероприятии участвовали депутаты Госдумы РФ и сенаторы, представляющие разные регионы страны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.