Органы опеки пытаются забрать детей у 23-летней нижегородки

Семья, где воспитываются дети, состоит на социальном учете как неблагополучная, но правозащитники считают доводы органов опеки надуманными

Нижний Новгород, 13 октября 2015, 16:07 — REGNUM  Органы опеки пытаются забрать двоих детей у 23-летней Жанны Коченковой, проживающей в Навашинском районе Нижегородской области. Об этом корреспонденту сообщила Альбина Волкова, представитель Родительского Всероссийского Сопротивления (организация, появившаяся в результате общественного движения против внедрения в России ювенальных технологий).

По ее словам, мотивировок для того, чтобы забрать детей из семьи, у представителей органов социальной опеки несколько.

«Семья, в которой воспитываются дети, стоит на социальном учете как неблагополучная. У Жанны были проблемы с алкоголем. В 2012 году она состояла на учтете у нарколога, но после этого встала на путь исправления, создала семью, родила второго ребенка. В 2013—2014 годах к ней не было никаких претензий. В начале 2015 года она вновь привлекалась комиссией по делам несовершеннолетних за распитие спиртных напитков. Комиссия посетила ее 8 и 19 января, почему-то именно в праздничные дни. Действительно, в эти праздничные дни она выпивала — один раз в гостях, другой раз с подругой. При этом детей рядом с ней в это время не было, они находились у бабушки и у крестной. В итоге девушка была вызвана на комиссию, оштрафована, и органы опеки про нее забыли на несколько месяцев», — рассказала Волкова.

Вспомнили о семье Жанны после того, как летом 2015 года в Нижнем Новгороде произошло массовое убийство детей и беременной женщины. После этого убийства уполномоченный по правам ребенка в Нижегородской области Надежда Отделкина выступила с призывом провести воспитательно-профилактическую работу с семьями, состоящими на учете как неблагополучные.

Спустя несколько дней, из детского сада, где находился старший ребенок Коченковой, раздался звонок в органы опеки. Звонивший сообщил, что родители не пришли за ребенком. Звонок состоялся за 20 минут до закрытия детского сада. Спустя 10 минут в детский сад уже прибыли представители органов опеки, за несколько минут составили акт об оставлении ребенка и забрали девочку в больницу. При этом заведующей детским садом не оставили ни акта передачи, ни каких-то расписок.

По словам Волковой, мать ребенка в тот момент находилась дома. Ребенка из детского сада должны были забрать дедушка и его жена, у которых девочка гостила накануне. Они этого не сделали. При этом матери ребенка никто не позвонил и не предупредил. Работники детского сада также не сообщили Коченковой, что ее ребенка забрали сотрудники органов опеки.

Вечером этого же дня работники соцзащиты в сопровождении сотрудников полиции пришли к Коченковой домой и забрали второго ребенка, которому на тот момент было 9 месяцев.

К моменту прибытия членов комиссии мать детей спала. Прибывшие заявили, что девушка и ее мать находятся в состоянии алкогольного опьянения, забрали ребенка, документы, которые смогли найти в сумке Жанны, предметы детской гигиены, продукты питания и отвезли ребенка в больницу.

«На вопрос, почему члены комиссии решили, что Коченкова находится в состоянии алкогольного опьянения, они ответили: «Потому что она спала в 19 часов вечера». Доводы о том, что девушка весь день проработала в огороде, а перед этим ночь не спала из-за маленького ребенка и просто прилегла отдохнуть, восприняты не были. Обвинение, что бабушка детей была пьяна, также несостоятельны, так как именно она поехала с детьми в больницу и оставалась там в приемном покое. Человека в состоянии алкогольного опьянения к детям просто не допустили бы», — уверена Волкова.

По ее словам, в настоящее время органы опеки вернули детей матери до вынесения решения суда: «В этом опять есть определенные противоречия. В соответствии с постановлением областного правительства, для того, чтобы изъять ребенка из семьи, должна быть создана комиссия во главе с заместителем главы администрации. Ребенка можно забрать, только если его жизни и здоровью угрожает какая-то реальная опасность. И если эта опасность действительно существовала, то возвращать ребенка матери нельзя до решения суда. Получается, что если этой опасности не было, то дети у матери были отобраны незаконно. Если же эта опасность существовала, то детей незаконно ей вернули».

В настоящее время Жанна Коченкова работает дворником с зарплатой 4 тыс. рублей. Еще 15 тыс. рублей ей присылает гражданский муж, который живет и работает в строительной бригаде в Новосибирске. Кроме того, финансово девушке помогает ее мать, и 7 тыс. рублей она получает в виде пособия. Жанна и ее муж 13 октября регистрируют официальный брак, в результате чего семья может лишиться пособия, которое выдавалось Жанне как матери-одиночке.

Читайте также: Ребёнка могут отнять у любой семьи: как это делается

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.