Что мы знаем о явлении Бога людям

«Червь сомнения» рано или поздно ставит крайний, предельный вопрос. Он может быть сформулирован по-разному. Но в общих чертах он звучит так: «А что, если все это выдумка?»

Игорь Бекшаев, 9 октября 2015, 16:24 — REGNUM  

Итак, образ Божий восстановлен. Явлен. До того, пока он не явлен, это просто какая-то «высшая сила». И «знания» об этой «высшей силе» фрагментарные. То есть никакие. Мелкие. Все на уровне, что Бог настолько сильный и мощный, что может даже трактор сдвинуть, чему тракторист Василий был свидетелем. Обычно же вычитанные из древних книг или из рассказов тех, кого «сила» приложила каким-то образом сверху. Или он так посчитал, что его приложили с самого верху. Не просто где-то по оплошности подцепил какую-то заразу, а «Бог наказал». То есть Бог в его грехе поучаствовал тем, что мигом среагировал. Значит: следит, любит и ревнует.

И проказа, и оплошность тут сразу отодвигаются на второй план, и на первое место вылазят Бог и наказание. Все сразу выглядит гораздо возвышенней, и лечение протекает параллельно «исступленной молитве» и заодно с духовным исцелением, и молитва, естественно, помогает больше. На высоком уровне понимания мироздания все протекает. Грех, покаяние, очищение. И прочие, вычитанные знания из той же серии. Знания книжные, а точнее — книжнические, фарисейские. Книжничество ведь в чем заключается? Не в том, что человек книги читает, все мы что-то читаем. Книжник не просто книжку читает, он читает ее по принятой методике. И слова книжника почти ничего не говорят о книге, о содержании, о сокровенном смысле, зато с головой выдают методику. Методику, смысл тот самый сокровенный, зарывающую еще глубже. Как выйдет, как скажет «в Библии мы читали, что Бог может всех поразить, вот такой у нас Бог», сразу ясно, что за методика. Поразительная. Все равно, что рассказать о своей гонорее самым возвышенным тоном. Да о ней в основном и речь. Цепляю, мол, в виде наказания разное. Но чтобы не только о себе, можно еще слово вставить и за весь мир, так лучше и возвышенней. Проповедь должна ведь научать. Она вот и научает.

Такие вот пироги с неявленным Богом выходят раз за разом. По этой причине о неявленном Боге можно болтать что угодно. Язык без костей, уши без заглушек. Явление Бога по понятным причинам было недолгим. Убрали с глаз долой, чтобы продолжать про свои болячки. Но кое-что все-таки осталось. И того, что осталось, оказалось достаточным, чтобы понять, что Бог не рассадник СПИДа, чумы и холеры. Что все это — о Боге неявленном. Вычитанном. Продолжающемся по сию пору вычитываться. Соответствие Иисуса Христа Богу приноровились истолковывать так, что все, что там соответствует, оно совершенно не видно. Замаскировано. Причем, специально. Иногда прорывалось в виде чудес.

Чудеса и Воскресение Его, вкупе с тем, что записали со слов, служат как бы доказательством, что этот Человек был еще и Богом. Других доказательств нет. Все вероучение на этом и построено. Вот смотрите, мол, написано. Написано: «Сын Божий», «Я и Отец одно». Еще вот написано: «Воскрес». По воде среди прочего ходил. Короче — написано. А вот церковка построена, чтобы поклоняться всему, о чем написано. Одним словом, как выразился один древний учитель церкви — «верую, ибо абсурдно». То есть сплошные нестыковки, нелепость, ничего не сходится. И, между прочим, был абсолютно прав. В таком вот дискурсе ничего не сходится и сходиться не будет, и не должно даже. Ну написано. Ну построена. Ну даже и поклоняются, заводя ум за разум. Сводится все к тому, что верить-то надо тому, что все написанное — правда. А вот при таком подходе что еще может вырасти из всего этого, кроме книжничества и всего абсурда, которое оно плодит? Ничего ровным счетом. Оно и выросло, вспухло. Вера прямо изначально поставлена в оппозицию разуму, и на этой оппозиции цветет книжничество, выкапывая из древних манускриптов как можно больше абсурда для укрепления верных.

Но чему в евангелиях — в написанном во всем этом — можно верить, разума не отключая? Что там достоверного? Все в конце концов могли выдумать. Да запросто. Придумали очередную историю для охмурения серых старушек и всех, кому они по ушам пройдутся. Ведь такой вот «червь сомнения» обычно грызет практически всякого верующего, кроме самых улетных, кто с абсурдом, можно сказать, с детского сада подружился. Почитать так богословские тома, или сочинения апологетики — и видно что грызет, ох как грызет. Конечно же, в итоге находчивым образом все-таки преодолевается, заталкивается куда-нибудь подальше в темный угол, иначе и апологетики бы многотомной не было, где люди старательно доказывают сами себе, что все-таки есть Бог, есть. Странно, мол, абсурдно, но есть. По какой причине вера возникает и на чем держится? Слово «верующие», как видно, вмещает совершенно разные группы людей. Ни в чем даже не схожие, ничего почти общего между собой не имеющие. Большинство — это верящие в «абсурдность» истории, да и то только потому, что на тему истории стоит церковка, где историю по накатанной культивируют. Было дело, приходил Бог, оставил заповедей, кое-что успели записать под диктовку Святого Духа. Вот он — стержень вероучения, на котором все держится. А на этом ли должно держаться?

Ведь по большому счету «факт» того, что Бог «пришел» — не особо и интересен, и не слишком достоверно выглядит в виде «голого факта». Кому Он только не приходил и под каким только именами. Надиктовывал указаний и опять смывался, исчезал куда-то надолго, редко высовываясь, чтобы поразить молнией детишек, играющих в евхаристию, или указать на зарытую в подвале чудотворную икону. Вот такие силы своего присутствия «потрясающие» являя в режиме подполья. Удивляя народ и укрепляя в нем веру. Почему вот этому диктанту свыше верить надо, а тому не следует? Чем один лучше другого? В одном сказано, что Бог — Троица, а в другом, что Аллах. Да какая, собственно, разница. И вот одни ходят кругами вокруг Аллаха, а другие гуськом за Троицей, а третьи тоже по-своему, и у каждого тот самый необходимый набор абсурда, благодаря которому вера крепко-накрепко держится. Тот самый «червь сомнения» рано или поздно ставит крайний, предельный вопрос. Он может быть сформулирован по-разному. Но в общих чертах он звучит так: «А что, если все это выдумка?»

Об ответе на этот вопрос — в следующей статье.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.05.17
«Лесная реформа» в Брянске привела к отставкам в правительстве
NB!
26.05.17
East Asia Forum: Может ли Индия изменить ситуацию в Афганистане?
NB!
26.05.17
Стерва, бестия, ведьма…Образ женщины в чёрном кино
NB!
26.05.17
Песков о программе реновации жилья в Москве: «Не проект президента»
NB!
26.05.17
«Встряхнулись»: в Хакасии команда Зимина избавляется от приставки «и.о.»
NB!
26.05.17
Полетят головы? В Рязани следователи занялись контрактами на ремонт дорог
NB!
26.05.17
Бугринский мост в Новосибирске вновь требует вложений. Чей просчет?
NB!
26.05.17
Акцизы или спаивание населения: в Чувашии решают, что важнее
NB!
26.05.17
Кадр сплетает несплетаемое
NB!
26.05.17
«В долгостроях Югры тонут миллиарды рублей»
NB!
26.05.17
Радио REGNUM: Аналитика. Главное за 26 мая
NB!
26.05.17
Арестованного вице-спикера городской думы Пензы оставили в статусе депутата
NB!
26.05.17
Эрдоган вернул в Турцию «руководящую и направляющую» роль партии
NB!
26.05.17
80% граждан ждут участия Путина в выборах президента РФ 2018 года: опрос
NB!
26.05.17
Военный Донбасс за сутки: Авдеевка и Красногоровка под обстрелами
NB!
26.05.17
«Многим жаль»?: Дагестан в ожидании помилования организатору теракта
NB!
26.05.17
Паводок в Адыгее: новые угрозы «большой воды» — видео
NB!
26.05.17
Во всей России пить публично нельзя, а в Кронштадте особенно
NB!
26.05.17
Госдума приняла законы об ответственности за «смертельные игры»
NB!
26.05.17
«Кремль не сменит донского губернатора до выборов президента РФ»
NB!
26.05.17
Можно ли реально помочь христианам на Ближнем Востоке?
NB!
26.05.17
Суд в Петербурге прекратил рассмотрение «дела Исаакия»