Финансовая Армения: Фискальный каток для МСБ и кредитование импорта

Рост был обеспечен за счет инфляции и статистических приписок?

Рубен Грдзелян, 8 Октября 2015, 09:46 — REGNUM  

В эти дни в парламенте Армении мишенью критики депутатов стали финансовые власти страны, представляющие отчет о деятельности Центрального банка за 2014 год и прогнозах на 2015-й.

Основная часть выступающих обвиняла ЦБ в «голоде» наличности и, соответственно, дороговизне денег, что приводит к сокращению кредитования, местного производства и экспорта в условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры. В частности, депутат от правящей Республиканской партии Арташес Гегамян заметил, что из-за сокращения оборота национальной валюты она укрепилась, и республика существенно нарастила импорт, отрицательный торговый разрыв увеличился в разы (сказанное им относится к нулевым годам).

При этом Гегамян засомневался в реальном росте экономики за последние несколько лет. «В 2010 году ВВП в долларовом эквиваленте составлял $9,3 млрд, в 2011 году — $10,1 млрд, в 2013-м — $10,4 млрд, в 2014 году $10,5 млрд. Так за счет чего был обеспечен указанный вами «стабильный» экономический рост?» — обратился он к представителю ЦБ Нерсесу Ерицяну. На поставленный вопрос Гегамян ответил сам — этот рост был обеспечен за счет инфляции.

Оппозиционный депутат Никол Пашинян обрисовал свое видение механизма пополнения госбюджета, основным источником которого, по его словам, являются денежные трансферты из-за рубежа. «Погоду в нашей экономике делают не решения правительства или ЦБ, а объем поступающей из-за рубежа валюты … В этих условиях власти думают не о фискальной политике, а об опустошении страны в целях увеличения притока трансфертов», — отметил Пашинян. Развивая свою мысль, он пояснил, что посредством построения и развития монопольных систем в экономике власти собирают прибывающие в страну частные трансферты во «властный общаг». Последний же, по Пашиняну, используется в целях сохранения власти, а не повышения благосостояния общества и развития альтернативных экономических, общественных и политических групп.

Обратимся к свежим цифрам. Согласно Национальной статистической службе Армении, за первые 8 месяцев текущего года индекс экономической активности в республике составил 3,9%, а инфляция — 4,7%. В том числе на 13,5% возрос объем выпуска сельскохозяйственной отрасли. Критики властей отмечают, что именно из-за приписок в области сельского хозяйства (мало поддающейся учету) официальная статистика фиксирует общий рост. В то же время официальная статистика зафиксировала спад внешнеэкономической активности на уровне 19,5% — экспорт увеличился на 0,5% ($967 млн), а импорт сократился на 22,3% ($2 074 млн). Отрицательный торговый баланс только за 8 месяцев составил $1,107 млрд.

Примечательно здесь вспомнить сложившуюся в эти дни удручающую ситуацию в сфере реализации рекордного объема в этом году урожая винограда (до 300 тыс. тонн). Производители вина и коньяка не имеют оборотных средств для закупки у фермеров сырья в связи со спадом реализации готовой продукции на российском рынке. То есть получается, что виноград произвели, статистика урожай учла, а что придется часть урожая выкинуть, никто в статистике учитывать не будет.

Не так удручающе, на первый взгляд, выглядит ситуация с денежными потоками в государственном бюджете. За отмеченный период доходы госбюджета (по текущим ценам) составили 740 млрд драмов, что больше аналогичного показателя 2014 года на 19%. Однако в результате опережающего роста расходов увеличился дефицит госбюджета, составив 97 млрд драмов (за аналогичный период 2014 года имел место профицит 6 млрд драмов). Для финансирования бюджетного дефицита были привлечены внешние заимствования в размере 121 млрд драмов, чего не наблюдалось в 2014 году.

Любопытны тенденции в структуре собираемых налогов. Так, в целом налоговые доходы за сравниваемый период возросли на 1,3%. В том числе поступления по линии НДС, налога на прибыль, госпошлины и фиксированных платежей сократились на 2,6%, 7,6%, 6,6% и 46,8% соответственно. Существенно увеличились выплаты по линии таможенной пошлины и природоохранных платежей — на 26,5% и 6,3% соответственно. Последние пункты всегда находились в центре внимания критиков фискальных властей, считающих их наиболее рисковыми с точки зрения коррупции сферами. Однако сокращение по части госпошлины и фиксированных платежей говорит нам о сложностях в сфере малого и среднего бизнеса, преимущественно работающего по данным видам налогов. Об этом свидетельствует и сокращение по линии обязательных выплат социального обеспечения и налога с оборота (для малых предпринимателей) на 30%.

За первые 8 месяцев текущего года общий государственный долг Армении возрос с $4,44 млрд до $4,75 млрд, то есть на $310 млн. При этом только внешний долг возрос на $283 млн.

Что касается основных данных ЦБ, то по состоянию на август 2015 года в 12-месячном разрезе денежная база возросла на 19,88%, денежная масса — на 9,7%, кредиты реальному сектору экономики увеличились на 9,02%, а вклады от реального сектора экономики возросли на 15,46%. С 2004 по 2014 г. соотношение банковских активов к ВВП возросло с 19,1% до 70,3%, а соотношение кредитов к ВВП увеличилось с 7,5% до 42,7%. В то же время ставка рефинансирования ЦБ остается относительно высокой — 10,25%. Это, однако, не тормозит рост кредитования экономики, поскольку 2/3 кредитов выдаются в иностранной валюте (преимущественно долларах США).

Можно долго приводить иллюстрирующие финансово-экономическую систему Армении цифры. Однако подведем итоги. ЦБ, на наш взгляд, успешно справляется с инфляцией, если исходить из того, что задача финансовых властей только в этом и заключается (по Конституции так и есть, другое дело — верно это или нет). Минфин продолжает многолетнюю политику по удушению малого и среднего и бизнеса, и, судя по структуре собираемых налогов, продолжает успешно добивать МСБ (беременный возможностью родить средний класс общества). Сокращение доходов от умирающего МСБ компенсируется закручиванием гаек крупных производителей и импортеров-монополистов, выплачивающих природоохранные выплаты и таможенные пошлины. Минфину, собственно, ничего другого не остается в условиях реального сокращения экономической активности в Армении и у ее экономических партнеров.

Что касается собственно банковской сферы, то она увеличивает кредитование по всем отраслям (за последний год немного просело кредитование торговли, но не существенно). Однако это не приводит к опережающему росту экономики, поскольку денежные ресурсы продолжают утекать из нее через прорву отрицательного торгового баланса республики.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
Операция «Буря в пустыне»: роковое решение и уничтожение Ирака
NB!
17.01.17
Как обустроить Палестину? Никак!
NB!
16.01.17
«Денег нет, но вы держитесь»: эксперты о прощальном визите Байдена в Киев
NB!
16.01.17
Триллион иен: цепкий плен обещаний Японии
NB!
16.01.17
Избранный президент Болгарии: Крым де-факто принадлежит России
NB!
16.01.17
Ах, леди, не сморкайтесь в рукава…
NB!
16.01.17
Росгеологию лишили монополии на неразведанные участки углеводородов
NB!
16.01.17
Шамхани: Иран не собирается свергать режим в Эр-Рияде
NB!
16.01.17
Нагорный Карабах: Война и мир
NB!
16.01.17
«Финансового резерва Латвии хватит только на выплату двух пенсий»
NB!
16.01.17
Жители Литвы по-прежнему против однополых браков
NB!
16.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 16 января
NB!
16.01.17
Что делать будете, бандерлоги? — на Украине очередной виток валютной паники
NB!
16.01.17
Главный кредитор Казахстана — Нидерланды
NB!
16.01.17
Пока Додон в Москве, в Молдавии инициируют его отставку за «признание» ПМР
NB!
16.01.17
«От «монетизации» льгот по НДС проиграет бизнес»
NB!
16.01.17
Папа Франциск на Красной площади в Москве? Возможно и даже скоро
NB!
16.01.17
Украина меняет «Минск» на «Женеву»
NB!
16.01.17
К очистке Арктики хотят привлечь средний и малый бизнес
NB!
16.01.17
«Арктика не требует равномерного социально-экономического развития» — МЭР
NB!
16.01.17
Глава комитета Госдумы настаивает на «зачистке» УК от смертной казни
NB!
16.01.17
«Полезные ископаемые станут локомотивом развития Северного морского пути»