Топор — от головы, от обмороков — мужик: как лечили девочку на Алтае

Девушка-подросток из Алтайского края, заболевшая простудой, почти 2 года «живет» в больницах

Барнаул, 6 октября 2015, 13:31 — REGNUM  В Алтайском крае широкий общественный резонанс получила история девушки-подростка Василины из Солтонского района, которая подхватив простуду, вот уже почти 2 года практически живет в больницах. Ее живот покрывают множество шрамов и ран, в том числе, незаживающих, кровоточащих. Подробности редактору ИА REGNUM (Алтайский край) Светлане Шаповаловой рассказали почти все фигуранты этой истории: Василина и ее мама — Юлия Сидоренко, а также — лечивший девочку врач-педиатр из Солтона Юрий Зинец.

Мама же девочки пояснила, что была вынуждена обратиться к общественности из-за опасений, что доктора могли наделать ошибок в лечении дочери, и теперь они боятся в этом признаться: переписывают историю болезни и перекладывают вину друг на друга.

Василина

Василина — 16-летняя девушка. В который раз госпитализирована в хирургическое отделение одного из барнаульских детских стационаров. Она находится там далеко не первый день. Чтобы проповедать этого (по больничным меркам) ребенка, не пришлось даже называть дежурной сестре его фамилию.

«А вы здесь, оказывается, знаменитость! Про вас все знают», — доложила я Василине уже в палате. Девушка подтвердила, что это действительно так. «Знаем и переживаем за нее», — откликнулись две девчонки — соседки Василины.

Общий наркоз Василина перенесла в обед, 5 октября, но уже через пару часов была рада встрече с корреспондентом. «Приносить ничего не нужно, просто приходите», — написала она в телефонном сообщении.

Рассказывала о своих о злоключениях спокойно, без причитаний и плача. Чувствовалось, что девушке очень хотелось, чтобы ее выслушали, поддержали. Как и ко многим пациентам, поступающим из отдаленных сел, к ней редко приходят посетители.

До своей болезни Василина родилась и жила за 300 километров от Барнаула — в Солтонском районе Алтайского края. Когда родители развелись, мама с двумя другими детьми переехала в Бийск. Василину же оставили на попечении отца и бабушки в селе Нижняя Ниника. На семейном совете решили: девочке будет лучше, если она доучится в солтонской школе. Впрочем, все эти планы перечеркнула болезнь.

Теперь мама девочки — Юлия Сидоренко — считает своим долгом использовать все шансы, чтобы вылечить дочку. Именно поэтому в июле 2015 года, не найдя поддержки и понимания в Алтайкрайздраве (куда она обращалась с запросом), изложила историю с лечением на сайте известной телевизионной программы «Пусть говорят». Ответа не дождалась, но необходимый отклик все-же получила.

Так совпало, что Сергей Юрченко — алтайский депутат Госдумы — стал недавно одним из тех редких гостей, что посещают Солтон с рабочим визитом. Благодаря ему история девочки, которую, по словам бабушки, лечили от пневмонии психотропными препаратами, легла в основу обращений в Минздрав РФ и стала известна СМИ.

С высокой температурой

Заболела Василина в ноябре 2013 года.

«Мы обратились в Солтонскую району больницу с симптомами ОРВИ и нам было назначено амбулаторное лечение. Лечили нас до 13 января 2014 года, но улучшений не последовало. Сразу после новогодних праздников мы вновь обратились в больницу с жалобами на температуру и кашель. Но районный педиатр снова назначил лечение дома. После поездки в больницу состояние дочки ухудшилось: ночью с температурой 39, 2 градусов Василину в экстренном порядке положили в детское отделение Солтонской больницы. Там медики диагностировали двухстороннюю пневмонию. С этой госпитализации и началась наша уже практически двухлетняя эпопея скитания по больницам», — отметила Юлия Сидоренко.

С потерей сознания

По ее словам, спустя 12 дней после той госпитализации улучшений не произошло. Тогда Василине поставили диагноз, связанный с менингитом.

«Врач сказал, что нужны сильные антибиотики, но в больнице таких нет. Тогда я купила их в Бийске под заказ. После введения этих препаратов дочке стало значительно хуже. Температура стала подниматься до 40 градусов. Болезнь протекала с потерей сознания. Выписали нас после месяца такого лечения с температурой 37,8 градусов. Дома мы пробыли недолго», — вспоминает мама Василины.

Юлия Сидоренко посчитала, что в течении 2014 года ее дочку госпитализировали в детское отделение районной больницы с интервалом раз в 2−3 недели.

«Державшаяся на протяжении долгого времени высокая температура постоянно давала разные осложнения», — пояснила она, отметив, что выздоровлению никак не способствовало отношение к Василине лечащего врача.

«Наш лечащий врач — Зинец Юрий Евгеньевич — в беседах со мной говорил что это у неё переходный возраст, всё пройдёт. И дочери продолжали колоть антибиотики — достаточно сильные и в больших дохах. Дочь часто теряла сознание, а температура не падала ниже 38 градусов. Тогда начались наши скитания по больницам — в Бийске и Барнауле», — поясняет Юлия Сидоренко.

С дыркой в животе

В октябре 2014 года к высокой температуре прибавились еще и боли в животе: Василину госпитализировали в хирургическое отделение ЦГБ Бийска.

«Проведенные обследования не помогли докторам найти причину этих болей, и они провели диагностику с хирургическим вмешательством (лапароскопия). Через 4 дня, сделав вывод о том, что жалобы на боль — результат длительного приёма антибиотиков — лечащий врач выписал дочку домой», — говорит Юлия Сидоренко.

«Медсестра перед выпиской, когда обрабатывала рану, обратила внимание, что шов разошелся. Однако доктор, осмотревший меня до этого, посоветовал на этот счет не беспокоиться, сказал, мол, все заживет. Об этом я и сказала медсестре. Та хоть и покачала головой, ответила: «что-ж, доктору виднее», и предпринимать ничего не стала», — пояснила Василина.

По ее словам, через двое суток после выписки рана раскрылась и началось сильное кровотечение. Но в больницу девушку не положили, а, зашив рану, отправили лечиться домой. История с госпитализацией повторилась и усугубилась: рана, оставшаяся после лапароскопии начала гнить. Лечить Василину вновь взялись доктора в отделении хирургии районной больницы Солтона.

Топор — от головы, от обмороков — мужик

Мама Василины считает, что все беды начались вследствие неверно поставленного диагноза и последовавшего за ним лечения. Юлия Сидоренко говорит о конкретном докторе — педиатре Юрии Зинце и указывает на его неподобающее поведение.

«Мой ребёнок потерял сознание в палате: медсестра попыталась привести его в чувство, но ничего не вышло. Тогда пришел Зинец, посмотрел и сказал: «Дайте ей 4 таблетки глицина и мужика». Развернулся и ушел», — рассказывает мама Василины.

Сама девушка тоже подтвердила, что такое обращение доктор позволял себе несколько раз. «Уйдите от нее на х…, ей мужик нужен», — такие указания по поводу меня получили от Зинца медсестры. Доктор думает, что я специально симулирую болезнь, чтобы не ходить в школу», — поделилась откровением Василина.

По ее словам, именно эта уверенность породила такое к ней отношение.

«Я ему (Зинцу) несколько раз говорила, что меня мучают сильные головные боли, что уснуть не могу. Но Юрий Евгеньевич реагировал на это весьма странно: «От головы могу только топор прописать», — отметила Василина. А ее мама — Юлия Сидоренко — добавила: «Доктора в Солтоне часто позволяют себе находиться на работе в нетрезвом состоянии».

«Район маленький, постоянных специалистов — 5 или 6 человек. Хирург пьёт, терапевт пьёт, обращение к пациентам ужасное. Люди, приходя на приём, спрашивают у медсестер: «Врач трезвый или с похмелья?». Если трезвый — остаются, если нет то уходят», — заявляет Юлия Сидоренко.

Сам Юрий Зинец ее слова категорически опровергает. «Работаю в больнице уже 28 лет. Василину знаю с рождения: у ее мамы домашние роды принимал», — отмечает доктор.

Свою вину в болезнях девочки он тоже отрицает.

«У нас любят все очернять: либо врач плохой, либо — пьяный. Если я и говорил в сердцах какие-то нехорошие слова, то это было не при Василине. Не знаю, может быть ей потом их кто-то передал. А что касается моего, якобы, похмельного синдрома, так про любого человека это можно сказать, но не обязательно это будет правдой», — отметил Юрий Зинец.

Сейчас его больше волнует холод в палатах Солтонской районной больницы. «После того, как строители зачем-то ободрали сайдинг на здании детского отделения, которым только в прошлом году обшили наше здание, температура в больнице упала на 7 градусов. А у меня грудные ребятишки лежат, мерзнут», — досадует доктор.

С надеждой на выздоровление

Накануне, 5 октября, доктора вновь вынуждены были произвести Василине необходимые процедуры под общим наркозом. Всего за год из было более 30.

Сколько их еще предстоит сделать — не говорят. А может быть — сами не знают.

Обнадеживающий ответ сообщил ИА REGNUM Яков Шойхет, ознакомившись с проблемой Василины. Имя этого доктора медицинских наук, профессора, члена-корреспондента РАМН и заслуженного деятеля науки РФ известно не только в России, но и далеко за ее пределами.

«Случай сложный, сейчас важнее ребенку помочь, а не искать крайнего. Предстоит серьезный консилиум. Состоять он будет из двух частей. В первой врачи детально ознакомятся с историей болезни девочки и пойдут думать, если нужно — изучать дополнительно нюансы заболевания. А по итогам второй части консилиума — найдут решение», — пояснил Яков Шойхет.

А депутат Сергей Юрченко, узнав о подготовке данной статьи редакцией ИА REGNUM, помимо запросов в Минздрав и Прокуратуру, дал обещание отправить Василину на лечение в Москву.

Читайте развитие сюжета: «Топор от головы»: пациентке алтайского педиатра помогли московские врачи

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.