Отбившееся от рук ИГИЛ заставило Обаму понимать Россию. Надолго ли?

Исторический тест начат

Восточная редакция ИА REGNUM, 30 сентября 2015, 17:13 — REGNUM  

Что ждать от начала работы Контактной группы по Сирии — поиска формулы коалиции или вывода из игры Турции и Саудовской Аравии?

Заместитель министра иностранных дел, спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов сообщил, что в октябре может состояться заседание международной контактной группы по Сирии. «Мы называли участников: Россия, США, Иран, Саудовская Аравия, Турция, Египет, — уточнил Богданов. — Можно еще кого-нибудь пригласить туда. Естественно, здесь очень важно взаимодействие с ООН, со (спецпредставителем ООН по Сирии Стефаном) де Мистурой».

Ранее в интервью РИА Новости Багданов раскрыл некоторые детали подготовительных мероприятий на обозначенных направлениях, имея в виду созыв в перспективе международной конференции Женева-3. Главная задача — «объединение антитеррористических усилий», чтобы «избежать сценария, по которому Сирия может исчезнуть как целостное и суверенное государство под ударами «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ — структура, запрещенная в России). Привлекая в коалицию такие государства как Саудовская Аравия, Иран, Турция, Сирия, Ирак, Москва исходит из того, что «несмотря на известные расхождения и противоречия между некоторыми из названных региональных игроков, больше шансов на достижение более конкретных и предметных взаимопониманий и договоренностей». Плюс так называемый «московский трек» — продвижение диалога между представителями сирийской оппозиции в Москве и в других столицах. Что же касается Контактной группы, то она, по словам Богданова, «должна содействовать продвижению межсирийских переговоров между единой делегацией от оппозиции, если она будет сформирована, и делегацией правительства САР».

Дополнительно к этому Москва поддержала предложение Стефана де Мистуры структурировать межсирийские переговоры, чтобы была четкая по форме и содержанию система переговорной работы. Речь шла о формировании межсирийских рабочих групп по четырем ключевым направлениям — политическому, гуманитарному, вопросам безопасности (здесь по настоянию Москвы была обозначена задача борьбы с терроризмом) и тематике сохранения государственных институтов Сирии, чтобы в стране не наступил хаос и не произошла полная дезинтеграция институтов госуправления. Теперь, по словам Богданова, «четыре межсирийские группы должны быть сформированы в Женеве», а встреча контактной группы прошла при участии наиболее влиятельных внешних игроков. «Мы за то, чтобы как можно быстрее все это произошло. Уровень пока не решен. Я думаю, что это будет многоуровневая работа, эксперты, заместители министров, министры, если потребуется», — отметил замглавы МИД России.

Напомним, что так называемая Контактная группа по Сирии была создана в конце августа 2012 года по инициативе египетского президента Мухаммеда Мурси. В её состав вошли наиболее активные региональные игроки: Египет, Турция, Саудовская Аравия и Иран. Это была попытка выработать подходы к корректировке действий в Сирии с участием внешних и региональных игроков. Если первые три страны в той или иной степени поддерживали в то время вооружённую сирийскую оппозицию, то подключение Ирана считается уникальным событием, так как тогда он находился в международной изоляции и под давлением режима санкций из-за своей ядерной программы. С 17 по 25 сентября 2012 года в Каире прошла серия встреч Контактной группы, но среди её участников — как и следовало ожидать — выявились большие разногласия. В частности, Тегеран отвергал призывы остальных участников к обязательной отставке президента Башара Асада. Поэтому механизм Контактной группы не заработал и мог начать работу только при определённых изменениях в структуре внешних участников сирийского кризиса. Так оно и происходит.

Период вооружённого противостояния Дамаска и радикальных джихадистских группировок привёл не только к острому кризису в самой Сирии, многотысячным жертвам среди мирного населения, росту беженцев, захлестывающих Европу, но и дестабилизации ситуации в некоторых соседних странах. Вместо обещанного США и их партнерами по международной коалиции окончания этого противостояния, финал войны стал отдаляться. Выяснилось, что к решению сирийской проблемы необходимо подключать новые механизмы или модернизировать прежние с учетом изменившейся ситуации. Так родилась идея возобновить работу Контактной группы, но уже с подключением США, России и вновь Ирана, который после подписания Венского соглашения по ядерной программе стал активно выводиться из международной изоляции, интегрироваться в сложные геополитические процессы на Ближнем Востоке. В то же время Турция, как участник Контактной группы, отказывается от попыток пересмотра прежнего подхода к сирийскому кризису. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу обвинил режим Асада и «Исламское государство» в тактическом партнерстве. «Они помогали друг другу», — заявил он, в то время как американские и европейские эксперты, а также турецкая оппозиция считают, что все обстояло как раз наоборот.

Не изменилась и позиция Эр-Рияда. Выступая в Нью-Йорке перед журналистами министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил, что «не исключает возможности смены власти в Сирии военным путем в случае, если Асад откажется покинуть свой пост добровольно». По его словам, «у Асада есть только два варианта: уйти добровольно или дождаться военной операции по его свержению». Королевство отвергло призывы России сформировать совместно с действующими властями Сирии широкую коалицию для борьбы с ИГИЛ, а Турция носится с идеей создания на севере арабской республики зоны безопасности с целью противодействия курдам и полностью отвергает российский проект по Сирии. Все это наводит на мысль о том, что в Контактной группе могут возникнуть серьезные проблемы при выработке механизмов как политико-дипломатического урегулирования сирийского кризиса, так и в сфере практической борьбы с ИГИЛ. Что дальше?

Как сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров, Владимир Путин и Барак Обама в ходе встречи не говорили о создании коалиции для борьбы с ИГИЛ, то есть «не обсуждали коалицию в классическом значении этого слова», а только — «возможности для США и России ближе сотрудничать в поиске решений самых злободневных проблем». Тем не менее госсекретарь США Джон Керри заявил, что, во-первых, подключение России в решение сирийского конфликта может стать «возможностью» для Вашингтона в разрешении кризиса, и во-вторых, США настаивают на «плавном переходе» власти в Сирии и не призывают к немедленной отставке президента Асада. «Если Асад покинет свой пост быстрее, — подчеркнул Керри, — это может привести к «взрыву, направленному внутрь», что лишит страну любой общественной жизни». При этом госсекретарь подчеркнул, что «на поиск путей к миру и стабильности в Сирии уйдут годы». Поэтому не исключено, что США и Россия вместе будут либо пытаться в своем тактическом альянсе нейтрализовать Турцию и Саудовскую Аравию, либо склонять их на свою сторону, что зависит от многих иных факторов.

Сегодня нет единого фронта борьбы с ИГИЛ. С группировкой воюют правительственные войска Сирии и Ирака, международная коалиция во главе с США (пока ограничивается ударами с воздуха), а также курды, ливанские и иракские шиитские ополченцы. Россия, Сирия, Иран и Ирак решили запустить еще один параллельный процесс, объявив о создании в Багдаде информационного центра для координации борьбы с ИГИЛ. Основной функцией центра станет сбор, обработка, обобщение и анализ текущей информации об обстановке в ближневосточном регионе, распределение ее по предназначению и оперативная передача генеральным штабам четырех стран. Возглавлять структуру будут офицеры России, Сирии, Ирана и Ирака. Президент РФ Владимир Путин сообщил, что лично оповестил об этом глав США, Турции, Иордании и Саудовской Аравии. В этой связи многие эксперты не исключают, что в так называемую «багдадскую коалицию» могут быть приняты новые члены, объединения сирийских и иракских курдов, ливанская партия «Хезболла», и даже некоторые страны-члены Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ). Тут как раз и появляются новые нюансы.

Керри в интервью телеканалу MSNBC выступил с неожиданным заявлением. По его словам, «боевики «Исламского государства» могут избрать своей новой мишенью Россию, если мы не найдем способа объединиться для борьбы с ИГ и Москва станет сражаться с террористами одна, угадайте, что будет». Действительно, что будет, если внимательно оценивать с этой позиции географическую карту и если, по словам Керри, «все заинтересованные стороны — США, Россия, Франция, Германия, Великобритания, Саудовская Аравия, Турция, Иордания, а отчасти и Иран («хотя не напрямую за общим столом») станут искать путь вперед — «формулу, позволяющую понимать, куда двигаться по политическому треку?». Любопытно, что после недавнего посещения Баку заместитель помощника главы Пентагона Эвелин Фаркас, проработавшая в Пентагоне пять лет, где она курировала Россию и Украину, и заявившая, что «США против размещения российских миротворцев в Карабахе», подала в отставку. Американское издание Politico связывает это со «спорами в администрации Обамы по поводу того, как ответить на действия России в Украине и Сирии». Кстати, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев после встречи в Нью-Йорке с президентом США заявил, что «Барак Обама стал понимать позицию России и готов с ней сотрудничать». Это обнадеживает. Не случайно в Армении начинаются совместные учения миротворческих сил ОДКБ «Нерушимое братство». Их цель — «подготовка и ведение операции по поддержанию мира Коллективными миротворческими силами ОДКБ в Кавказском регионе коллективной безопасности». На Большом Ближнем Востоке все быстро меняется.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail