За год до выборов: зачем Петербургу новая избирательная система?

Одной из основных проблем, связанных с предстоящими выборами депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга в 2016 году, является вопрос выбора избирательной системы — сохранить ли существующую, или же перейти к смешанной

Санкт-Петербург, 30 сентября 2015, 10:32 — REGNUM  Корни этого вопроса уходят в середину 2000-х годов, когда федеральный закон обязал регионы избирать хотя бы половину депутатов по пропорциональной системе. Тогда Санкт-Петербург стал одним из первых субъектов федерации, которые решили сразу перейти к полностью пропорциональной системе, а не вводить смешанную, исполняя требования закона в минимально необходимом объеме. Однако два прошедших с тех пор электоральных цикла выявили недостатки в избирательной системе, принятой городом, и в преддверии очередных выборов возник проект отката к смешанной системе.

Самым главным недостатком Санкт-Петербургской системы является то, что в её дизайне заложены пережитки старой — когда депутаты избирались по пятидесяти одномандатным округам по системе большинства. В новой системе авторы ввели пятьдесят электоральных территорий, с каждой из которых партия могла сопоставить одного кандидата (помимо трёх в общегородской части списка). После распределения мест в Законодательном собрании между партийными списками по пропорциональной методике, причитающиеся каждой партии места переходили по одному «подспискам» из тех территорий, где оказался наибольшим процент голосов, полученных партией. Фактически, за вычетом общегородской части списка (получавшей мандаты в первую очередь), эта схема стремилась как можно точнее приблизиться к старому «одномандатному» порядку в рамках новой пропорциональной парадигмы.

Это решение оказалось далеко не идеальным.

Во-первых, в отличие от старой системы, новая не гарантировала каждой территории своего представителя. Даже в гипотетическом случае безальтернативных выборов, при допустимой длине партийного списка в 53 кандидата, до трёх территорий могли оказаться непредставленными в Законодательном собрании.

Во-вторых, распределение мандатов по территориям проходит индивидуально для каждой из партий, и может оказаться так, что сразу несколько кандидатов от разных партий станут представителями избирателей от одной и той же территории.

В-третьих, при распределении учитывается прежде всего процент голосов избирателей, и лишь при равенстве процентов — исходное число голосов. Однако территории лишь приблизительно равны по числу избирателей, и одно и то же значение в процентах, полученное в разных округах, может отражать разное число индивидуальных избирателей — и, следовательно, «вес» голоса избирателя из меньших территорий при распределении мандатов будет выше. В этом случая небольшая территория, показавшая чуть лучший процент, может «выиграть» представителя, принеся в копилку партии меньше голосов, чем более крупная территория, где процент оказался чуть меньше.

Насколько существенными оказались эти недостатки? В 2007 году в Законодательное собрание прошли депутаты от четырёх партий («Единая Россия», «Справедливая Россия», ЛДПР и КПРФ). По одному представителю получили 37 территорий, 3 получили по два (одна от «Единой России» и КПРФ, две — от «Справедливой России» и КПРФ). Без представителей оказались 10 территорий. Для следующих выборов количество территорий было увеличено до 53, видимо, в попытке добиться лучшего уровня представительства. В 2011 году в Законодательном собрании были представлены уже пять партий — в дополнение к вышеперечисленным депутатские мандаты получила партия «Яблоко». Однако без представителей остались 15 территорий, и четыре получили двух («Единая Россия» и «Справедливая Россия», «Единая Россия» и ЛДПР, «Справедливая Россия» и «ЛДПР», «Справедливая Россия» и КПРФ). По одном представителю таким образом получили 34 территории.

Разумеется, такие результаты плохо соотносятся с нормативными представлениями о представительстве интересов граждан депутатами. Поэтому сейчас в качестве решения проблемы представительства рассматривается отказ от пропорциональной системы в пользу смешанной несвязанной, когда половина (25) депутатов Законодательного собрания будут избираться в одномандатных округах, а оставшаяся половина — по пропорциональной системе. Однако это решение грозит последствиями, куда более серьезными, чем отклонения от идеального представительства — подобная система радикально изменит соотношение сил в самом Законодательном собрании.

Если рассмотреть каждую из территорий в отдельности, то оказывается, что в 2007 году в 43 из них наибольшее число голосов получила «Единая Россия» и лишь в 7 — «Справедливая Россия». КПРФ в основном оказывалась на третьем месте (в 14 случаях — на втором), ЛДПР — на четвёртом, СПС и «Патриоты России» — неизменно в аутсайдерах. В 2011 году ситуация сложилась в целом аналогичная — в 40 территориях лидировала «Единая Россия», в 12 — «Справедливая» и в одной — ЛДПР. Второе место обычно было у «Справедливой России», третье — у КПРФ. «Яблоко» оттеснило ЛДПР на пятое место и иногда боролось за третье место с КПРФ. «Патриоты России» и «Правое дело» оказались стабильными аутсайдерами. Если экстраполировать это соотношение сил на предлагаемую систему, то можно ожидать, что около 80% мест получат кандидаты от «Единой России», а оставшиеся 20% — от «Справедливой». Иными словами, из 25 мест в одномандатных округах «Единая Россия» получит 20, а «Справедливая» — 5. Поскольку оставшиеся 25 мандатов будут распределены по пропорциональной части, то это приведёт к тому, что все прочие партии — те, чьи кандидаты не смогли одержать победу в одномандатных округах —получат лишь половину от того количества мест в Законодательном собрании, которое они имеют сейчас. Зато в результате объединения мандатов, полученных по системе большинства и по пропорциональной системе, партия-лидер скорее всего получит абсолютное большинство мест в законодательном органе, чего в рамках пропорциональной системы не случалось. Это, в свою очередь, сведёт влияние оставшихся партий на принятие решений к минимуму — что сделает депутатов от этих партий неэффективными представителями своих избирателей.

Разумеется, этот прогноз не учитывает влияние персонального фактора, харизмы кандидатов, равно как и не учитывает перспективы участия сильных независимых кандидатов. Однако ожидать, что именно эти факторы кардинально изменят ситуацию, означало бы заподозрить представленные в Законодательном собрании партии в том, что в прошлые годы они вели кампании «вполсилы» и не выдвигали в кандидаты тех, кого считали наиболее сильным претендентом на депутатское кресло. Поэтому с достаточной уверенностью можно сказать, что предлагаемая реформа скорее создаст новые проблемы, чем решит старые.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.