Что, наконец, узнает Россия и что о себе скрывает Эстония?

О последствиях «шпионского обмена»

Дмитрий Линтер, 29 сентября 2015, 00:31 — REGNUM  

Обмен между Россией и Эстонией, о котором так много говорили и которого так многие желали в эстонском политикуме, свершился. Обменяли русского сотрудника КАПО с немецкой фамилией Алексея Дрессена, осужденного эстонским судом за передачу секретных сведений российской стороне на русского же сотрудника КАПО Эстона Кохвера, задержанного в Псковской области и осужденного в России за шпионаж. И по итогам обмена оказалось что Эстонии их осужденный в России сотрудник, Эстон Кохвер, не очень-то и нужен. Вместо радости сквозило легкое разочарование и недоумение.

В Эстонии дело Кохвера вызвало истерику государственного масштаба. Эстонские СМИ на разных языках выражали Эстону Кохверу поддержку, это первый русский (правда, с нерусской фамилией), о котором эстонское государство так публично и демонстративно беспокоилось. И не просто беспокоилось, а устраивало регулярные истерики на самом высоком уровне. Привлекая в этот ритуальный танец под видом правозащиты самых высокопоставленных европейских и американских политиков. Гражданин же США, президент Эстонии Томас Хендрик Ильвес, который еще несколько лет назад говорил с трудом по-эстонски, призвал сограждан надеть желтые ленты и носить их повседневно. Ведущие эстонские СМИ ставили желтую ленту к себе на первую страницу, и вся государственная машина была заточена на поддержку работника эстонских спецслужб. Эта желтоленточная мания стала смыслом существования всего государства. Ленты продавали на заправках и в торговых центрах. Ведущие сидели в выпусках новостей с желтыми опознавательными сигналами, как в стае диких животных опознавали своих лояльных эстонской политической охранке КАПО.

Вся идеологическая работа направлена на развитие русофобии и очернение правовой системы России, где заведомо приняты неправосудные решения. И фрустрация, когда Кохвера вернули в Эстонию, была просто очевидна. Это прямо сквозило даже в заявлениях эстонских министров. В общем, самым лучшим решением и окончанием этой истории с вечным продолжением обвинения России было бы отправка осужденного Эстона Кохвера в Сибирь, где он должен был потеряться в бескрайней русской тайге на лесоповале. Ну, а когда в Эстонии убедились бы в том, что он сгинул безвозвратно, можно было бы называть его именем улицы и парки. И создавать миф о правозащитнике-грибнике, украденным у матери-родины Эстонии. И сразу же ставить бюст на родине героя. Не случилось. Грибник-правозащитник из КАПО признался, судебное решение вступило в силу, ну, а дальше началась работа (или продолжилась) по обмену их шпиона на нашего разведчика.

Механизм запущен, Россия — Мордор и угроза «грибникам». Пора ставить забор. И даже выделили на это деньги. Ведь это обычная практика служб России забредать в Эстонию и забирать их граждан к себе, а проволочный забор за 230 миллионов евро остановит всех агентов Кремля. Но не случилось. Обратно Кохвера принять были вынуждены, а вот как это преподнести своему обществу не подумали, и как итог виноваты оказались путинские СМИ. Кстати, которые оказались на три головы выше эстонских пропагандистов. Трансляции Первого и Второго российских каналов уже несколько дней висят на большинстве эстонских сайтов, а заявления самых высоких эстонских политиков особо никто не заметил кроме тех, кто обязан их комментировать по служебной надобности. Так что Эстон Кохвер как ложная идея объединения частично позволяла на время скрывать большое количество кризисов, которые разрастаются в эстонском обществе и переводить внимание на одну фигуру.

Но не срослось. Эстон Кохвер признал себя виновным и не оспаривал свой приговор, что полностью разрушает эстонскую эгоцентричную картину мира. В этой картине эстонские ценности — это европейские и американские; и там все вместе и гомосеки, и правосеки, и все они европейцы, а вот варвары из ФСБ взяли невиновного грибника, блуждающего по лесу, который по совместительству оказался сотрудником КАПО. И это так не по-людски, так демонстративно, что очень всех гейропейцев тронуло. Ведь это же так естественно — выйти немножко в лес поработать, попить коньячка с русскими пограничниками, предложить в дружбу денюжек, все это записать на скрытые носители, и, конечно, с собой должен быть пистолет, как у всякого грибника. И делать так раз 9, это только, что записано на видео и было показано в суде. В эстонской голове политических представителей такой «разброд и шатание» дуплится легко, и называется выполнением задач по пресечению контрабанды, а в целом — он же просто грибник.

При этом Эстон Кохвер, находясь под стражей не стал играть в эстонского тормоза и не скрывал, что сотрудничает с органами следствия, а следовательно, выдал всю, известную ему, информацию. Очевидно, несмотря на всю секретность, во внутренних делах КАПО, на российском направлении информацией он владел обширной.

Эстон Кохвер не играл в политику, поддерживая из-за решетки телодвижения эстонского государства и игру в правозащиту, а полностью доверил свою дальнейшую судьбу Российскому государству, отказавшись от предоставленных эстонской стороной адвокатов и консультаций с консульством по вопросам ведения процесса. В результате вернулся домой .

Вряд ли был бы такой итог, если бы он решил играть роль эстонского героя Вамболы и взял бы себе в адвокаты Фейгина. Кстати, удивительно совпали песни о невиновности Кохвера со стороны самых отъявленных русофобов из Эстонии и российских либералов, которые совместно увидели грязные действиях России и кражу грибника. В своей некомпетентности и ненависти к русским, проживающим в Эстонии, отличилась особенно Юлия Латынина. Как я понял, являющаяся лучшим специалистом по прибалтийскому направлению в «Эхе Москвы».

Кохвер оказался разумней и не повелся на игру в политику, а честно рассказал о своей профессиональной деятельности. Поэтому стоит перечислить плюсы, которые получили стороны, совершив обмен.

Основная ситуация, с которой сегодня сталкиваются различные спецслужбы, это не отсутствие информации. А выявление цепочек коммуникаций, определение ценной внутренней информации, связи между элементами и степень их влияния между собой, а также наиболее приемлемые и допустимые инструменты реализации национальных интересов (ну чтоб не прилетело обратно) .

Один из инструментов — это легализация информации, полученной оперативным путем, а в случае необходимости, ее реализация .

Эстонская контрразведка в данном случае по возвращению Кохвера получит большой массив полезной нужной информации, но совсем не по их профилю. А больше по условиям содержания и именам конвоиров в СИЗО. Фамилий судей и работников тюрем, и других полезных в грибном деле деталей.

Россия же, взяв Кохвера, получила от него множество полезной информации, в том числе оперативного содержания, а возвращение Дрессена позволяет легализовать большой объем информации, который был наработан ранее. Напомню, что Дрессен работал на Россию 20 лет.

А это, по моему мнению, позволит приоткрыть следующие интересные вопросы:

1. «Бронзовая ночь» и подготовка к ней. Недаром Следственный комитет возбудил недавно уголовное дело в отношении неизвестных лиц, убивших гражданина России Дмитрия Ганина в ходе сноса «Бронзового Солдата». Очевидно, можно будет много интересного почерпнуть о деталях той спецоперации и о причастных к ней работниках эстонских спецслужб. Я видел Дрессена неоднократно на своих мероприятиях, где он, очевидно, присутствовал с какими-то своими целями, выполняя задачи КАПО.

2. Лица, сотрудничающие с органами контрразведки Эстонии из среды наших соотечественников. И специально внедренные в эти организации. Они наверное известны, но одно дело — знать специальным службам, а другое — рассказать общественности. Кстати, Дрессен занимался русскими общественными группами, а не только радикальными организациями, так что с нетерпением ждем новой интересной и полезной информации

3. Совместные операции со странами, входящими в блок НАТО против русского населения Эстонии на протяжении этих 20 лет и способы их построения, чтобы препятствовать консолидации и политическому представительству русского населения.

4. Специальные механизмы и меры, используемые против активистов русских общественных организаций.

5. Как государство Эстония помогло утонуть парому «Эстония» ровно 21 год назад и кто там что перевозил, и почему все государства балтийского региона так пытаются замять и забыть эту неудобную тему, помогая в этом преступном сокрытии введением уголовного преследования за попытку поиска альтернативных фактов, фактов возможного преступления, в результате которого погибло более 800 человек.

Так что легко понять, почему эстонcкая сторона напряженно радовалась, скрывая за улыбками глубокое разочарование. С одной стороны, вроде и облегчение, а с другой стороны — встают неудобные вопросы к тем кризисам, которыми пытались прикрыть в публичном пространстве делом Кохвера. И именно поэтому известные эстонские политические фигуры (те, кто поумней) готовят соломку, говоря об эффективности кремлевской пропаганды. Прибалтийские политики уже начали понимать, что в России иногда не все ходы прямые. Ну, а теперь хотелось бы, чтобы кремлевской пропаганде дали информацию. Ведь у эстонской стороны всегда виноват Кремль. Пускай хотя бы в этом случае у них не будет больше оправданий в связи с делом Дрессена—Кохвера, а мы посмотрим, как будут власти Эстонии подавать своему националистическому электорату очередную неудачу под видом победы. Умные все равно сделают выводы. А для глупых эстонцев есть Министерство обороны Российской Федерации. Там умеют объяснять вежливо и предметно. Хорошо, если количество умных все-таки в Эстонии будет преобладать. Иначе при такой националистической и провокативной политике в угоду США не видать Эстонии своей государственности уже в ближайшие 5—7 лет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.