«Если бы не Россия...»: Литва подсчитывает убытки от войны санкций

В литовском отделении датского банка Danske bank проанализировали убытки экономики Литвы от контрсанкций России

Вильнюс, 25 сентября 2015, 12:20 — REGNUM  Литва из всех стран Прибалтики больше всего пострадала от войны санкций между Россией и ЕС, считают аналитики литовского отделения датского банка Danske bank, сообщает корреспондент ИА REGNUM сегодня, 25 сентября.

В банке, который сегодня распространил оценку влияния России на экономику Литвы отмечают, что самые большие потери, несмотря на поиски новых рынков, понесли пищевая промышленность и сельское хозяйство. Но весьма успешно устоял транспортный сектор. Тем не менее, в следующем году, прогнозируют эксперты банка, экспорт вновь должен вернуться в зону роста 4−5%.

Хотя в 2014 года Литва среди стран Прибалтики была лидером по экономическому росту, в этом году Литва стала экономикой, растущей медленнее всего. Это произошло из-за значительно сократившегося в первом полугодии торгового баланса Литвы, то есть из-за разницы между экспортом и импортом, отрицательное влияние на это оказали упавшие на 35% продажи литовских предприятий на основном экспортном рынке страны — в России. В первом полугодии, если не учитывать нефтепродукты, экспорт литовских товаров всего сократился на 5,2%, между тем Эстония и Латвия сумели увеличить экспорт.

«Такое значительное уменьшение экспорта Литвы предопределило не только введенное Россией эмбарго на продукты питания, которые до эмбарго составляли 4% всего литовского экспорта (и только по 0,5% в случае Эстонии и Латвии), но и вообще упавшее потребление и инвестиции, также и импорт, в России. Всего из-за эмбарго темп роста ВВП Литвы замедлился на 0,7%. Еще 0,8% добавило уменьшение экспорта других продуктов в Россию. Иными словами, если бы не Россия, то ВВП Литвы в первой половине года вырос бы не на 1,4%, а на 2,9%», — считает аналитик Danske bank по Прибалтике Рокас Граяускас.

Тем не менее, в финансовом учреждении отмечают, что убытки Литвы «из-за эмбарго и кризиса в России могли быть и больше». Больших потерь удалось избежать только благодаря переориентированию литовских предпринимателей на новые рынки.

«Наверное, успешнее всего удалось переориентироваться транспортному сектору Литвы. До кризиса в России эта страна составляла примерно треть доходов от экспорта транспортного сектора, а с конца прошлого года экспорт транспортных услуг в Россию сократился также примерно на треть. Но весь сектор транспортных услуг в первой половине этого года сократился всего на 1,6%. Потери удалось амортизировать, увеличив экспорт услуг на основные европейские рынки — страны еврозоны, Скандинавии. Этот успех отражается и в финансовых показателях транспортных предприятий. После рекордной прибыли в прошлом году, в первой половине этого года прибыль транспортного сектора (до налогов) выросла на 14%», — отметил Граяускас.

Среди производителей продовольствия, продолжил он, успешнее всего удалось переориентировать производителям мясных продуктов. Они компенсировали потери в России, увеличив продажи в странах еврозоны и СНГ. «В первые месяцы эмбарго лучшие результаты в поисках новых рынков демонстрировали литовские переработчики молока. Были успешно завоеваны новые рынки, такие как Саудовская Аравия, США, Япония, также увеличены продажи в еврозоне. Но потом рост экспорта на этих рынках выдохся. В первой половине этого года молочному сектору удалось компенсировать уже только треть потерь, понесенных на российском рынке», — утверждает автор анализа, подтверждая ранее высказанные слова самих производителей, что поставки на новые рынки в настоящий момент только разовые, а стать регулярными они могут только спустя несколько лет кропотливой работы.

Если смотреть на весь сектор пищевой промышленности, новые рынки заменяют чуть больше половины всех убытков, понесенных из-за России. Всего экспорт продуктов питания литовского происхождения в первой половине года упал на 13%. Примерно на столько же сократились доходы и прибыль продовольственных предприятий.

С пищевой промышленностью напрямую связан и сельскохозяйственный сектор Литвы, доходы которого, после снижения цены на молоко и другую продукцию, а также падения спроса, сократились на 10−15%. Правда, крупные сельскохозяйственные компании сумели и на фоне кризиса увеличить продажи. «Это еще раз позволяет убедиться в том, что более крупные, кооперированные предприятия могут легче амортизировать колебания на рынке, а самыми уязвимыми при таких обстоятельствах являются мелкие хозяйства», — отмечает эксперт.

«Является ли успехом такое переориентирование литовского бизнеса на фоне российского кризиса, каждый может решать индивидуально», — заключил Граяускас.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.