Временщики из Минфина режут нефтянку, вместо того чтобы снизить инфляцию

Как это называется на самом деле

Максим Рева, 25 сентября 2015, 11:12 — REGNUM  

«Ситуация в экономике непростая, но не критическая, нам нужно принять выверенные правильные решения, имеющие своей целью укрепление экономического потенциала страны. Для этого у нас все есть, и от наших решений будет зависеть и дальнейшая наша работа в самой важной сфере, ради успехов в которой мы работаем, в социальной сфере», — указал президент Путин на совещании с правительством 22 сентября. При этом глава государства поставил перед кабинетом министров трудно разрешимую задачу: с одной стороны, наполнить бюджет 2016 года, в том числе за счёт так называемых девальвационных доходов сырьевых экспортёров, с другой — «не ослабить экономику компаний-экспортеров, сохранить их инвестиционные возможности».

Несмотря на двукратное падение цен на нефть, российские нефтяные компании генерируют такие же денежные потоки, как и при цене нефти $100. При этом, на фоне сокращения доходов, российские нефтяные компании либо незначительно сокращают нефтедобычу, как «Роснефть» (-1,1%), либо наращивают, как «ЛУКойл» (5,5%). Как следует из аналитического отчёта Goldman Sachs Group Inc, по таким параметрам, как финансовый поток, размеры прибыли и цены на акции, российские нефтяные гиганты «Роснефть», «ЛУКойл», «Газпром нефть» демонстрируют лучшие результаты, чем Royal Dutch Shell Plc, BP Plc и Exxon Mobil Corp. На Лондонской бирже акции «Роснефти» выросли на 2,9%, «Газпром нефти» — на 0,3%, в то же время Shell подешевел на 28%, BP — на 18%.

Таких результатов российская нефтянка смогла добиться только благодаря двум условиям: девальвации рубля и системе налогообложения. Теперь Минфин собирается пересмотреть эту систему с целью увеличить в бюджет поступления от нефтяных компаний. При этом рассматривается два варианта.

Первый — увеличить налог на добычу полезных ископаемых, в результате чего бюджет дополнительно может получить в 2016 году 609 млрд. рублей, в 2017 — 525 млрд. рублей, а в 2017 — 476 млрд. рублей. Однако рост НДПИ приведёт к сокращению налога на прибыль, и уже регионы могут не досчитаться порядка 100 млрд. рублей бюджетных поступлений. В этом случае Минфин предлагает осуществлять бюджетный трансферт на сумму недостающих поступлений. Однако, по оценке самих нефтяников, в таком варианте доналоговая прибыль сократится на 20%, в результате затраты на развитие новых месторождений, а это будущие резервы роста нефтедобычи и, соответственно, налоговых поступлений, сократится на 25−30%.

Второй вариант — более щадящий для нефтяной отрасли. Минфин предлагает сохранить налоговый манёвр, при котором растёт ставка НДПИ и сокращается налог на прибыль, но при этом не сокращать экспортные пошлины и увеличить акцизы на топливо. Что может принести в бюджет 150−200 млрд. рублей дополнительного дохода. Но это может повлечь за собой рост цен на топливо, что создаст дополнительное давление на инфляцию.

И в первом и во втором случаях нефтяные компании теряют часть своих доходов и инвестиционную привлекательность. И при этом сложно просчитать те отрицательные последствия, которые могут быть вызваны сокращением инвестиций в отрасль. Не стоит забывать, что нефтянка является единственным локомотивом, который тащит экономику России. Так из опубликованного на этой недели рейтинга крупнейших российских компаний — РБК 500 — явствует: совокупный доход нефтяных компаний в 2014 году составил 19,8 трлн. руб., или 35,3% всей выручки участников рейтинга, а вот чистая прибыль — 1,98 трлн. руб. — 97,7% всей чистой прибыли. На остальные отрасли пришлось всего 46 млрд. руб. прибыли. «Если в качестве результата деятельности отечественного бизнеса учитывать только прибыль, других отраслей в России по сути не существует» — утверждает издание.

Можно только представить влияние нефтяного сектора на экономику страны и на доходы в других отраслях экономики, но это действительно можно только представить, так как в России уже лет 25 не ведётся анализ межотраслевых бюджетов и денежных потоков. Одно ясно: сокращение прибыли нефтяной отрасли приведёт к сокращению всей экономки страны.

Чиновники Минфина ведут себя как временщики. Теперь ясно — кому и, зачем потребовалось вернуться к однолетнему бюджету. Теперь чиновниками не надо думать, чем наполнять казну через год, два, через пять лет. Надо сейчас выполнить приказ президента, а что будет потом с экономикой и со страной, возможно, уже и не им придётся решать.

А ведь решением задачи могло быть понижение стоимости топлива на внутреннем российском рынке. Это бы сократило производственные и транспортные издержки компаний, сократило бы инфляцию, что позволило бы сократить банковскую процентную ставку, сделало бы доступными кредиты для развития бизнеса, привело бы к росту потребления и так далее, что вело бы к росту экономики и росту налоговых поступлений в бюджет. Сами же нефтяные компании, потеряв только часть своей прибыли, получили бы в будущем увеличение своих доходов из-за роста экономики страны. При этом механизм такого одномоментного понижения цен в государстве выработан. Вспомним, как в декабре прошлого года государство договорилось с теми же нефтяниками о продаже валютной выручки. Помнится, 18 декабря прошлого года на встрече с журналистами президент Путин описал этот механизм следующим образом — «Я позвонил одному знакомому бизнесмену, и спросил, есть ли у него несколько миллиардов долларов, чтобы продать на рынке и поддержать рубль. Тот обещал поискать». Что было потом с рублём — мы все прекрасно помним.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.