Ящики для детей – за или против?

Юристы, которые поддерживают повсеместную установку анонимных «беби-боксов» в России, не замечают такие важные правовые понятия, как презумпция невиновности и причинно-следственные связи

Алексей Банников, 25 сентября 2015, 10:28 — REGNUM  

Дискуссии по поводу беби-боксов не утихают. В одной из телепередач 23 сентября в очередной раз была предпринята попытка обсудить законопроекты о ящиках для детей. Именно попытка — сторонники ящиков просто не дали это сделать, предприняв очередную попытку «взять горлом». И это несмотря на то, что некоторые из юристов и могли бы поговорить по существу, но…

Напомню, что один из проектов ФЗ от юриста Константина Добрынина направлен на легализацию ящиков, а другой, внесённый Виталием Золочевским, запрещает установку подобных конструкций. Что интересно, и «за» установку конструкций, и «против» неё выступают российские юристы. Юристы, которые по определению обязаны соотносить свою позицию с российским законодательством. И, как мне видится, если те, кто выступает против, приводят развёрнутую аргументацию(настоятельно рекомендую к прочтению этот материал ИА REGNUM), показывая, что с правовой точки зрения установка ящиков противозаконна, то некоторые юристы-защитники апеллируют эмоциями и кричат о «спасении жизни». Когда им справедливо указывают, что совершенно некорректно считать матерей, которые подкидывают детей, потенциальными убийцами, некоторые юристы-защитники кричат, что «вы не можете это доказать, а значит, матери могут стать убийцами».

При этом они или совершенно забывают о презумпции невиновности, на которую вообще-то всегда опирается здравомыслящий адвокат, или умышленно игнорируют? Дело в том, что вся эта шумиха о необходимости ящиков строится на ложном утверждении, что «они спасают жизнь». То, что они разрушают семью — очевидно. То, что они спасают жизнь — плод воображения и ложной дилеммы типа «или ящик или помойка». То, что мать может оставить ребёнка, отнести в медучреждение, отдать родственникам или просто отказаться от своей идеи, не имея соблазна в виде «беби-боксов» — защитники ящиков не рассматривают в принципе.

Ранее мы не раз слышали заявления некоторых лоббистов ящиков для детей, с помощью которых они пытались выставить свою позицию как единственно моральную и нравственную. То есть они сознательно задают примитивную чёрно-белую конструкцию общества, в которой только и можно обсуждать целесообразность ящиков.

Вот, например, представитель Следственного комитета России Владимир Маркин заявил: «На территории Пермского края с ноября 2011 года работают три «окна жизни», они приняли пять новорожденных детей. В этот период в регионе отмечено снижение числа преступлений, квалифицируемых по ст.106 УК РФ «убийство матерью новорожденного ребенка». И если в 2010—2011 годах на территории края зарегистрировано девять таких преступлений, то в 2012—2013 годах — лишь четыре», — цитирует РГ, со ссылкой на ТАСС официального представителя СК.

Владимир Маркин должен понимать, что такое причинно-следственные связи. Если в картине мира есть только «беби-боксы» и матери желающие убить ребёнка, то, наверное, можно построить такую связь. Но осмелюсь напомнить Владимиру Ивановичу, что мир сложнее и тогда сразу возникают вопросы. Почему снижение числа преступлений по ст. 106 УК РФ не может быть результатом работы органов опеки, педагогов, профилактических мер медицинских работников, МВД и других служб и ведомств? Почему это просто не может быть случайным совпадением. Ведь нельзя по статистике одной области делать столь важные выводы в масштабах всей страны.

Возьмём статистику по 106 УК РФ по Свердловской области за последние годы.

2010 год — ст.106 УК РФ — 3 случая;

2011 год — ст.106 УК РФ — 0;

2012 год — ст.106 УК РФ — 3;

2013 год — ст.106 УК РФ — 3;

2014 год — ст.106 УК РФ — 3;

За истекший период 2015 года (первые семь месяцев) — ст.106 УК РФ — 0.

Как видим, данная цифра не превышает трёх случаев в год. Если можно так сказать, она «стабильна». Более того, с начала марта 2014 года в Екатеринбурге был установлен ящик для детей, и в том же 2014 было два подкидыша в ящик. Тем не менее, как мы видим из статистики, было возбуждено три уголовных дела по ст. 106 УК РФ. А в 2015 не возбуждено ни одного, как не было и не одного подкидыша. Как видим, между «беби-боксами» и случаями инфантицида нет никакой связи, а если попытаться её представить, то она вовсе не доказывает необходимость ящиков, а вовсе наоборот.

Более того если мы рассмотрим статистику по ст. 125 (умышленное оставление в опасности заведомо беспомощного) то увидим вот такую картину:

2010 год — 25 случаев;

2011 год — 17;

2012 год — 12;

2013 год — 19;

2014 год — 12;

За истекший период 2015 года (первые семь месяцев) 2015 год — 6.

Отметим, что статья 125 УК РФ касается всех категорий граждан, но в данном случае статистика представлена именно по детям. Выясняется, что за последние годы мы наблюдаем уменьшение случаев. Тогда зачем вводить в правовое поле ящики для детей на фоне благоприятной динамики?

При упоминании практики использования ящиков, лоббисты игнорируют случаи, которые однозначно показывают, что устройство не является панацеей от инфантицида или оставления в опасности. Можно напомнить случай в Тюмени. Там ящик для детей установлен в начале июня 2014 года, однако в апреле 2015 произошёл вопиющий случай. На одной из помоек города была найдена новорождённая девочка. К сожалению, в итоге она умерла от переохлаждения. Как видим, наличие ящика не спасло жизнь ребёнка, да и не могло. Спекулировать на том, что ей было долго добираться до ящика, не стоит. Главный лоббист ящиков Елена Котова, комментируя скандальный случай в аэропорту «Домодедово», где мать, которая следовала из Ростова в Тюмень, выкинула новорождённого ребёнка в туалете и отправилась на рейс своего самолёта, сказала так: «Почему она из Ростова летела в Тюмень? Для каких целей? Может быть, она летела в Тюмень, чтобы оставить там ребенка в «беби-боксе»? Ни в Ростове, ни в Москве «беби-боксов» нет».

Складывается впечатление, что интерпретировать случай так, как удобно для защиты своей позиции, в ущерб объективности — кредо некоторых защитников беби-боксов. И конечно, тут нет «ничего нового», именно так действуют некоторые юристы постсоветского воспитания и образования. Но они, по крайней мере, не морализируют свои действия. Мать-убийца и мать-кукушка — это разные категории женщин, о чём всё время повторяют противники ящиков для детей. В «беби-боксы» подбрасывают своих детей матери, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, и им нужна помощь социальных служб и психологов, а вовсе не тиражирование сомнительных конструкций.

Также противники настаивают на том, что ящики могут использоваться не по назначению, и возможностью подбросить ребёнка могут воспользоваться вопреки желанию матери или родителей. Так, в Ставрополе произошёл вопиющий случай. Бабушка отнесла свою внучку в «беби-бокс» без ведома матери и вопреки её желанию. Особенно цинично, что эту ситуацию, о возможности которой предупреждали противники ящиков, некоторые защитниум «беби-боксов» пытаются повернуть в свою сторону, в частности, начали утверждать, что якобы единственной альтернативой могло стать выбрасывание бабушкой ребёнка чуть ли не на помойку! А, между прочим, эта клевета. И лично мне почему-то кажется, что если бы спросили бабушку, то она дала бы иные показания. Вряд ли она собиралась умерщвлять ребёнка или оставлять в опасности. Ранее она, поясняя свой безумный поступок, заявляла о тяжёлой жизненной ситуации в семье.

Подытожим проблему, рассмотрев моральный аспект. Именно на него упирают защитники ящиков, игнорируя при этом «моральные» доводы противников. А именно то, что наличие, доступность и узаконенность анонимного отказа — аморально. Нельзя с одной стороны заявлять, что Россия — страна традиционных ценностей и социальное государство, а с другой стороны легализовать и вводить в правовое поле анонимный отказ от детей.

Об этом высказалась Патриаршая комиссия по вопросам семьи и по защите материнства и детства. Она пришла к выводу, что беби-боксы — это небольшой сектор той войны, которую организовал Запад против России еще много лет назад. Что это специально разработанная акция — отдельный вид вооружения для разрушения русской семьи. Об этом заявил глава комиссии протоиерей Дмитрий Смирнов на заседании Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка в четверг 17 сентября. Да и сам уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов неустанно повторяет, что возникновение подобных ящиков наносит удар по традиционным ценностям.

Дмитрий Смирнов отмечает, что это лишь мнение Комиссии, которую он возглавляет, и что он не уполномочен говорить за всю Русскую православную церковь. В отличие от сторонников беби-боксов, которые частное мнение Владимира Маркина пытаются выдать за «официальную позицию» Следственного Комитета России. Никаких заявлений главы СКР Александра Бастрыкина по поводу данных устройств не было, так же как и не ставился вопрос о коллегиальной поддержке ящиков для детей ведомством.

Чуть выше я упоминал заявления «главного лоббиста» ящиков для детей Елены Котовой и её попытки выставить свою позицию как единственно моральную и нравственную. РПЦ в лице Патриаршей комиссии не только критикует установку «беби-боксов» но и вносит конкретные предложения, направленные на то чтобы изменить ситуацию. Как впрочем, и гражданские российские организации.

Вариантов помощи много. Например, почему бы вместо беби-боксов не размещать информацию о благотворительных организациях, которые могут помочь матери с новорожденным малышом одеждой, питанием, коляской? Это и дешевле, и человечнее: ребенок останется с матерью, а мать получит квалифицированную многостороннюю помощь. В качестве одного из способов решения проблемы для женщин, отказавшихся от абортов (именно их чаще всего приводят в пример сторонники «бэби-боксов») РПЦ в лице Патриарха предложила создать обязательные приюты при каждой епархии. Такое предложение Патриарх сделал на V Общецерковном съезде по социальному служению 3 сентября 2015 года.

И если юридические позиции противников ящиков сильны и основаны на законодательной базе России, то после таких предложений кто посмеет обвинить противников «беби-боксов» в аморальности?

Читайте развитие сюжета: Беби-бокс: «Простое иллюзорное решение очень сложной проблемы»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.