О самообороне в Казахстане: «Мужскую гордость надо преодолевать»

Эксперты обсудили, как защитить себя и не получить срок в условиях, когда судами уголовной юрисдикции выносится менее 2% оправдательных приговоров в год

Астана, 23 Сентября 2015, 21:43 — REGNUM  При самообороне — в сложившейся в Казахстане правоприменительной практике — надо постараться преодолевать мужскую гордость и стараться уладить конфликт с помощью полиции или иными способами. К такому выводу пришли эксперты, собравшиеся на дискуссионной площадке аналитической группы «Кипр» сегодня, 23 сентября. В противном случае, как говорят адвокаты, исходя из своей практики работы в судах, можно оказаться виновной стороной.

Юрист и исследователь Роман Реймер считает, что репрессивный тренд в судебной практике Казахстана очевиден. «1,87% — это процент оправдательных приговоров, вынесенный судами уголовной юрисдикции в Республике Казахстан за 2014 год, — сообщил эксперт. — Репрессивный тренд очевиден. Возможно, это связано с тем, что оправдательный приговор рассматривается государственными органами как серьезнейшее ЧП. Поскольку оправдательный приговор наделяет оправданного человека правом на получение законной компенсации, а также дает возможность привлечь представителей уполномоченных органов к уголовной ответственности».

Реймер привел несколько примеров, в том числе резонансное дело Кузнецова (Александр Кузнецов стал участником драки у ночного бара. Защищаясь, он несколько раз ударил другого участника драки, который впоследствии умер. Кузнецова приговорили к 1 году и 6 месеяцам заключения), в которых люди защищали себя, в результате нападавшие погибли, а оборонявшиеся получили тюремные сроки.

«Можно поставить вопрос — виноват тот, кто жив?» — обозначил проблему юрист.

По мнению Реймера, говорить о праве гражданина на необходимую оборону в Казахстане не приходится, поскольку это право «попирается государством», которое, помимо этого, не соблюдает своей части социального контракта. В подтверждение последней мысли Реймер привел данные о падении ВВП, низких местах Казахстана в рейтингах по коррупции, индексах человеческого развития и демократии.

Также Реймер привел данные об отношении граждан к государству в его правоохранительной части: «Результаты опроса заявителей на электронном портале Комитета правовой статистики показывают, что из 3179 опрошенных граждан остались недовольны работой полиции 2547. ПРООН с участием Центра исследований правовой политики и Центра изучения общественного мнения, провели социологическое исследование по вопросам удовлетворенности судами. Как оказалось, около трети граждан недовольны качеством судебных услуг».

При этом, по данным, которые привел юрист, количество тяжких и особо тяжких преступлений в Казахстане выросло за первое полугодие 2015 года на 11,4% и 8,5% соответственно.

Таким образом, по мнению Реймера, гражданин оказывается заложником ситуации. С одной стороны, рост преступности ведет к тому, что «право на необходимую оборону является необходимостью», а с другой стороны — «гражданин попадает под действие репрессивного аппарата судебной системы».

Реймера поддержал его коллега — адвокат Джохар Утебеков, который сразу подчеркнул, что в Уголовном Кодексе Казахстана нет понятия самообороны, а есть понятие «необходимой обороны», введенное с начала 2015 года.

Адвокат дал некоторые терминологические разъяснения и отметил: «Важно понимать, что государство приветствует защиту каждым человеком себя и других граждан. По крайней мере, на словах». На практике же, как отметил Утебеков, складывается модель: «Живи тихо, пройди мимо — не защищай себя и слабых».

Такая ситуация, по словам эксперта, является следствием того, что при хороших законах, по мнению адвоката, в стране страдает правоприменительная практика. В судах могут обратить внимание на то, был ли защищавший себя человек более крупной комплекции, чем нападавший, защищался ли с ножом против палки и т.д., или не успел вовремя остановиться и начал добивать уже бездвижного человека, который нападал.

Настоящую причину Утебеков усмотрел в том, что «государство не хочет делиться монополией на насилие». И пока это так, получается, что «жизнь напавшего — священна».

Своим мнением на этот счет поделился Сергей Катнов, вице-президент оружейной ассоциации: «На мой взгляд, проблема заключается в том, что наша система — и следствия, и дознания, и судебная — рассматривает данные происшествия с точки зрения наступивших последствий, а не с точки зрения предотвращенных. Я считаю, что это корень сегодняшней проблемы».

Коллегу поддержал Александр Тен, президент Казахстанской стрелковой ассоциации, который считает, что право на владение короткоствольным огнестрельным оружием могло бы стать благом: «Я всегда был против травматического оружия не в том смысле, что его надо забрать, а в том смысле, что это недооружие, оно вводит в заблуждение и владельца оружия, и нападающего человека. Говорили, что в США больше преступников застрелено гражданами, чем полицейскими. На самом деле, там статистика очень простая: 80% преступлений были предотвращены вооруженными прохожими, которые просто мимо проходили. Причем в 90% случаев даже стрелять не надо было. Право на самооборону у нас есть. Я бы хотел говорить о том, как бы нам снизить преступность. У нас при всех ограничениях на оружие — 10 убийств на 100 тысяч населения. Мне говорили — вы что, хотите, чтобы у нас было, как в Техасе? Да, я хочу, чтобы у нас было, как в Техасе — 2 убийства на 100 тысяч. Да, там 90% смертей происходят из-за огнестрельного оружия, это плохо, конечно, но там в 5 раз меньше убийств. У нас убивают топорами, ножами или еще чем-то — это в смысле лучше? Я хочу, чтобы мы понимали, что преступления и преступность уменьшаются не полицией и не судами, а на улицах за счет того, что люди перестают совершать преступления. А перестанут они в том случае, когда будут понимать, что это — рулетка».

Участники дискуссии обращались и к российскому опыту. «В России не так давно был пленум Верховного суда, посвященный именно самообороне, там наконец-то прозвучало, что при явном нарушении закона гражданин может защищать себя всеми доступными средствами и способами. И, кстати сказать, пошли оправдательные приговоры в России. Их не так много, они связаны с подъемом общественного резонанса по каким-то делам, но тем не менее это пошло», — отметил Сергей Катнов.

Как отметили эксперты, пока складывающая ситуация ведет к тому, что человеку невыгодно защищать ни себя, ни других. Говоря об этом, участники обсуждения обратились к недавней истории «карате-пацана», когда в торгово-развлекательном центре сын чиновника пнул девушку-кассира и при этом свидетели ситуации не показали никакой особой реакции.

«Парень пнул девушку в кинотеатре. Был бы я рядом, не стерпел, вмешался бы. И что? Он там чей сын? Девушке миллион дали бы, и она забыла бы, что он ее пнул, в итоге получилось бы, что я избил молодого человека в общественном месте. Оно мне нужно?» — задался резонным вопросом Александр Тен.

По этому поводу адвокат Джохар Утебеков дал совет: «Мужскую гордость, особенно при нашей правоприменительной практике, надо преодолевать. Что надо делать? Звать охрану, полицию, кричать, сопротивляться, привлекать внимание общества. То же самое произошло с девушкой-кассиршей, которую пнули. Когда парень плеснул в нее воду, она бросила в него стаканчик. Хотя надо было отступить, вызвать охрану торгового центра и полицию, потому что это уже мелкое хулиганство. Парня упаковали бы на 3−5 суток и все, — обрисовал ситуацию эксперт и резюмировал: — это все недоверие полиции».

Отметим, 9 сентября Генеральная прокуратура Казахстана распространила сообщение о результатах работы ведомства за первую половину 2015 года. В пресс-релизе Генпрокуратуры было отмечено, что в «целом развитие правового института проходит поступательно, что позитивно отразилось на качестве расследования и поддержания гособвинения в суде», а также подчеркивалось, что «не было допущено ни одного оправдательного приговора».

Читайте развитие сюжета: В Казахстане в 2015 году прекратили 229 тысяч уголовных дел

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
06.12.16
В России за кибератаки будут сажать в тюрьму на 10 лет
NB!
06.12.16
Эрдоган одобрил ратификацию «Турецкого потока»: когда это сделает Москва?
NB!
06.12.16
Рейтинг курского губернатора падает, показатели экономики региона — растут
NB!
06.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 6 декабря
NB!
06.12.16
Заплати налог… Жителям Карачаево-Черкесии налоговики не дали спать спокойно
NB!
06.12.16
«Долго не удержатся» — депутаты Госдумы о руководстве Чувашии
NB!
06.12.16
Рейтинг доверия Сергею Аксёнову осложняют невыполненные обещания
NB!
06.12.16
Назарбаев: «Казахстан был колонией России»
NB!
06.12.16
Искушение святым Антонием: католики Львова требуют от Украины вернуть свое
NB!
06.12.16
Прокуратура внесла представление главе Севастополя за ледяную блокаду
NB!
06.12.16
«Слабое место» челябинского губернатора и слухи об отставке
NB!
06.12.16
Путин назвал идиотским решение Литвы о запрете на въезд судьям из РФ
NB!
06.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк II
NB!
06.12.16
«Шок!»: Первого вице-спикера Рады в Киеве месяцами «разводили» на бензине
NB!
06.12.16
Путин призвал не подвергать эрозии Конституцию РФ
NB!
06.12.16
Global Times: Китай не должен позволять Трампу пользоваться собой
NB!
06.12.16
Офицеры ВСУ проходят учебу в школах НАТО — хакеры «Спрут»
NB!
06.12.16
Отложено? Минтранс проведет беседы в Госдуме о платном въезде в города
NB!
06.12.16
«Предложение разрешить «скорым» таранить машины не пройдет в Госдуме»
NB!
06.12.16
СМИ: Трамп хочет отобрать у индейцев их богатые нефтью земли?
NB!
06.12.16
Рейтинг открытости министерств и ведомств в России
NB!
06.12.16
EAF: Австралия должна вернуться к серьезной внешней политике