Сама идея «беби-боксов» противоречит Конституции РФ

Комментарий юриста к проекту Федерального закона о легализации «беби-боксов»

Людмила Виноградова, 23 Сентября 2015, 22:28 — REGNUM  

15 августа 2015 года в Государственную думу Российской Федерации направлен проект Федерального Закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». Речь в нем идет о легализации «беби-боксов» — ящиков для подкидывания детей. Сама идея «беби-боксов», то есть предоставления возможности анонимного оставления ребенка, — противоречит Конституции РФ. Тем не менее ее продвигает К.Э.Добрынин — заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству (!) и государственному строительству Совета Федерации.

В законопроекте заявлено о «защите прав детей», однако не приведено норм, подтверждающих эту декларацию. Более того, вводятся дискриминационные нормы по возрастному цензу и самому субъекту: так, из законопроекта следует, что защите подлежат права детей не старше одного года, и конкретно — оставленных родителями в «беби-боксах». То есть права ребенка старше одного года, подброшенного дальним или близким родственником, не являющимся родителем, защищаться не будут?

Поражает воображение и норма, позволяющая устанавливать ящики во всех государственных и муниципальных учреждениях. Исключений в статье нет, поэтому можно предположить, что кому-нибудь придет в голову идея установить такие ящики в учреждениях органов исполнительной власти, чтобы, дескать, привести чиновников в чувство, опустить, так сказать, с небес на землю: «Смотрите, что происходит из-за вашего воровства: детей кормить не на что, а вы часы по тридцать шесть миллионов покупаете».

За такой потенциально сильный ход можно было бы законотворцев и похвалить, однако похвалы разбиваются о здравый смысл и антитеррористическое законодательство, устанавливающие, что круглосуточно открытые ящики для детей нельзя устанавливать не только в учреждениях органов власти, но и в медицинских организациях, которые, возможно, имели в виду разработчики закона.

Целый ряд законов и подзаконных актов устанавливают требования по антитеррористической защищенности объектов. В регионах, где ящики уже установлены, про законы «О борьбе с терроризмом», «О противодействии терроризму», «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» руководители учреждений, видимо, не знали или накрепко забыли, а ведь они обязаны на каждое место массового пребывания людей после проведения его обследования и категорирования составить паспорт безопасности. Установлена обязательность согласования данного паспорта с руководителями территориального органа безопасности, территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по месту расположения объекта. И что, они действительно получили согласование на установку «беби-боксов» в медицинских организациях от всех перечисленных органов? Или они решили, что террористы пощадят женщин с грудными детьми, и не составляли никаких паспортов? Но ведь в Буденновске не пощадили и не только в нем одном! И это уже не смешно.

В законопроекте нет ни одной жизнеспособной нормы, каждая из них конкурирует с действующим законодательством, некоторые из норм достойны хорошего фельетона. Тем не менее лоббисты «беби-боксов» утверждают, что в первой декаде октября 2015 года законопроект будет рассматриваться в Госдуме РФ в первом чтении.

Вместе с тем, есть надежда на здравый смысл законодателей, на то, что они, разобравшись в существе вопроса, как и многие представители гражданского общества и РПЦ, примут единственно верное решение — снимут поспешный законопроект с рассмотрения и возьмутся за действительно актуальные законопроекты, годами дожидающиеся своей очереди на рассмотрение.

Людмила Николаевна Виноградова — юрист ОООЗС «Родительское Всероссийское Сопротивление», член Общественной палаты РФ

Полный текст Комментария юриста к Проекту ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» см. ниже.

__________________________________________________________________________

Комментарий юриста

к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»

Проект вносится Членами Совета Федерации К.Э.Добрыниным и В.А.Тюльпановым

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»

Внести в Федеральный закон от 24 июля 1998 года N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 31, ст. 3802; 2004, N 35, ст. 3607; N 52, ст. 5274; 2007, N 27, ст. 3213, 3215; 2008, N 30, ст. 3616; 2009, N 18, ст. 2151; N 23, ст. 2773; N 51, ст. 6163; 2011, N 30, ст. 4600, 2013, N 14, ст. 1666; N 26, ст. 3208; N 27, ст. 3477; N 48, ст. 6165; N 49, ст. 6329) следующие изменения:

1) статью 1 дополнить абзацем следующего содержания:

«беби-бокс» — специальное оборудованное место, предназначенное для анонимного и безопасного оставления ребенка после его рождения, но не более чем до достижения им возраста одного года, и отвечающее установленным Правительством Российской Федерации требованиям.»;

2) дополнить статьей 15−1 следующего содержания:

«Статья 15−1. Защита прав детей, оставленных родителями в беби-боксах

1. Органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах своих полномочий осуществляют контроль за установкой и эксплуатацией беби-боксов.

2. Установка и эксплуатация беби-боксов может осуществляться в государственных и муниципальных учреждениях в порядке, определенном Правительством Российской Федерации.

3. Некоммерческие организации вправе устанавливать и эксплуатировать беби-боксы в случаях и порядке, определенных Правительством Российской Федерации.»

Президент Российской Федерации

__________________________________________________________________________

Комментарий:

1. Федеральный Закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», проект которого внесен на рассмотрение Государственной Думы Российской Федерации сенаторами Добрыниным К.Э. и Тюльпановым В.А., в случае его принятия, будет способствовать нарушению Конституции РФ, федеральных законов и подзаконных актов.

1) Конституция РФ:

Ст. 38 — «Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей»;

2) Семейный кодекс:

Ст. 47 — «Права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке»;

ст. 48 — право на установление происхождения;

ст. 54 — право ребенка жить и воспитываться в семье;

ст. 55 — право ребенка на общение с родителями и другими родственниками;

ст. 58 — право ребенка на отчество и фамилию;

ст. 60 — право на получение содержания от своих родителей, на имущество в порядке наследования;

ст. 71 — право пользования жилым помещением;

ст. 84, 85 — право на алименты;

ст. 86 — право на оплату постороннего ухода;

ст. 93, 94 — право на получение алиментов от своих братьев, сестер, дедушек и бабушек;

3) ФЗ-143 от 15.11.1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния»:

ст.16. п.6. — «Заявление о рождении ребенка должно быть сделано не позднее чем через месяц со дня рождения ребенка».

Пункты 2 и 3 раскрывают конституционную норму, указанную в пункте 1 — конституционную обязанность родителей воспитывать ребенка, действующую по факту рождения. То есть сама идея — предоставить возможность анонимного оставления ребенка, противоречит Конституции РФ. Тем не менее, ее продвигает К.Э.Добрынин — Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству.

2. Пункт первый законопроекта предлагает ввести в понятийный аппарат дискриминационную норму, «защищающую права детей» в возрасте до одного года:

«беби-бокс» — специальное оборудованное место, предназначенное для анонимного и безопасного оставления ребенка после его рождения, но не более чем до достижения им возраста одного года, и отвечающее установленным Правительством Российской Федерации требованиям.».

Между тем, в той же статье 1 Федерального закона Российской Федерации от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», в которую предлагается внести дополнение, определено, что «ребенок — лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия);».

Указанное в законопроекте ограничение по возрасту не только ничем не обосновано (известен зарубежный случай, когда в бокс был подброшен 17-летний подросток), но оно по сути своей абсурдно. Предполагается, что в ящики должны подбрасывать детей до одного года. Однако, в законопроекте не предлагается подбрасывающему как-либо подтвердить возраст ребенка. Определение Правительством РФ порядка передачи детей через «беби-боксы» также не облегчит работу правоприменителей. В отсутствии фейс-контроля и в условиях свободного доступа к «окну жизни», дети будут помещаться в ящики без документов, не смотря на более старший возраст.

В законопроекте не указано, должны ли приниматься какие-либо санкции к лицам, оставившим в «беби-боксе» ребенка старше одного года.

Что будет происходить с ребенком при установлении истинного возраста? Детей невозможно будет вернуть подбрасывателям, поскольку процедура задумана, как «анонимная и безопасная» для преступников.

Не понятна логика разработчиков законопроекта. Если речь идет о профилактике инфантицида, то российское законодательство ограничило возраст потерпевшего одним месяцем жизни. Если речь идет о «спасении» детей, находящихся в трудной жизненной ситуации или в социально-опасном положении, то тем более непонятно ограничение возрастом в один год. Получается, что полуторалетних, двухлетних спасать и защищать не нужно.

3. Введение специального субъекта, указанного в названии статьи 15−1 (пункт 2 законопроекта), также ограничивает права детей на «защиту», поскольку «под защиту» законом предлагается брать не просто детей в возрасте до одного года, но конкретно «оставленных родителями» в «беби-боксе».

Между тем, декларируемая анонимность не предполагает прохождение паспортного контроля и пропускного режима, в связи с чем невозможно будет установить, кем подброшен ребенок — родителями или другими родственниками. Из законопроекта не понятно, как это должно сказаться на ребенке, подкинутом, например, бабушкой или дедушкой? (В Ставрополе бабушка сдала в беби-бокс свою внучку http://www.msk.kp.ru/daily/26432.5/3304273/), такой ребенок не будет считаться подкинутым, и не будет «защищаться» государством, или все подкидыватели, кроме родителей, будут привлекаться к уголовной ответственности? Для чего персонифицирован субъект?

В отсутствие видеонаблюдения при совершении преступления, например, похищении ребенка, невозможно будет установить преступника, или же работа по его поимке будет затруднена в связи с предлагаемыми мерами предосторожности для сокрытия личностей подкидывателей, следовательно, они будут уходить от ответственности, а устроители «беби-боксов» в этом случае будут им помогать.

При имеющихся правовых «дырах» в законодательстве, таких, как ст. 14 Федерального закона от 15.11.1997 N 143-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «Об актах гражданского состояния», позволяющих регистрировать рождение ребенка по свидетельским показаниям «очевидца» родов, хищение детей и их легализация в чужих семьях упрощается.

Несмотря на то, что предлагаемая статья 15−1 заявляется, как защищающая права детей, собственно о защите прав в ней не сказано ни слова. Помещение детей родителями в «беби-боксы» нельзя расценивать, как благо для ребенка, поскольку речь идет не о его спасении, а о разлучении его с матерью, спровоцированной легким решением своих проблем, способной пойти на отчаянный шаг под влиянием трудного момента. Называть подобное «защитой прав детей» аморально для такого государства, как Российская Федерация, названная в статье 7 Конституции РФ «социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

4. Законопроектом предусматривается, что «Установка и эксплуатация беби-боксов может осуществляться в государственных и муниципальных учреждениях».

Статьей 9.1. Федерального закона «О некоммерческих организациях», N 7-ФЗ от 12.01.1996, определено, что

«1. Государственными, муниципальными учреждениями признаются учреждения, созданные Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации и муниципальным образованием.

2. Типами государственных, муниципальных учреждений признаются автономные, бюджетные и казенные.».

«Бюджетное учреждение — некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий соответственно органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах» (ст. 9.2).

«Автономная некоммерческая организация — не имеющая членства некоммерческая организация, созданная в целях предоставления услуг в сфере образования, здравоохранения, культуры, науки, права, физической культуры и спорта и иных сферах» (ст. 10).

Согласно статье 6 Бюджетного кодекса РФ — «казенное учреждение — государственное (муниципальное) учреждение, осуществляющее оказание государственных (муниципальных) услуг, выполнение работ и (или) исполнение государственных (муниципальных) функций в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления, финансовое обеспечение деятельности которого осуществляется за счет средств соответствующего бюджета на основании бюджетной сметы.».

Статьей 31 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» от 8 мая 2010 № 83-ФЗ установлено, что статус казенных учреждений должны иметь:

«1. 1) а) управления объединений, управления соединений и воинские части Вооруженных Сил Российской Федерации, военные комиссариаты, органы управления внутренними войсками, органы управления войсками гражданской обороны, соединения и воинские части внутренних войск, а также других войск и воинских формирований;

б) учреждения, исполняющие наказания, следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы, учреждения, специально созданные для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, выполняющие специальные функции и функции управления;

в) специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации;

г) учреждения Министерства внутренних дел Российской Федерации, Главного управления специальных программ Президента Российской Федерации, Федеральной миграционной службы, Федеральной таможенной службы, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, специальные, воинские, территориальные, объектовые подразделения федеральной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, аварийно-спасательные формирования федеральных органов исполнительной власти;

д) психиатрические больницы (стационары) специализированного типа с интенсивным наблюдением, лепрозории и противочумные учреждения.».

В пояснительной записке к законопроекту сенаторы пишут: «Представляется, что распространенность и «шаговая доступность» беби-боксов позволит значительно сократить число убийств матерями своих детей, а также фактов оставления детей в опасности. Немало случаев, когда детей оставляли у порога больницы, в подъездах с надеждой на их обнаружение и спасение, однако детей находили слишком поздно».

Законопроект не предусматривает каких-либо изъятий в части 2 ст. 15−1, таким образом, при принятии обсуждаемого закона, «беби-боксы» можно будет устанавливать во всех перечисленных казенных, автономных, бюджетных учреждениях, начиная от Главного управления специальных программ Президента Российской Федерации, учреждений системы ФСБ, Службы внешней разведки, следственных изоляторов, органов внутренних дел, учебных, медицинских заведений, спортивных сооружений, заканчивая психиатрическими больницами, лепрозориями и противочумными учреждениями, а так же в некоммерческих организациях (которые могут располагаться в многоквартирных жилых домах), в порядке, определяемом Правительством РФ, то есть, действительно в «шаговой доступности», как и указывается в пояснительной записке к законопроекту.

Между тем, принцип анонимности, регламентированный пунктом 1 настоящего законопроекта, не может быть выдержан при принятии закона в данной редакции, поскольку создание условий для анонимности несовместимо с требованиями, предъявляемыми к порядку эксплуатации объектов, перечисленных в пункте 2 законопроекта, и территорий, на которых они расположены.

Указом Президента Российской Федерации от 13 сентября 2004 г. N 1167 «О неотложных мерах по повышению эффективности борьбы с терроризмом» Правительству Российской Федерации было предложено: «а) совместно с Министерством внутренних дел Российской Федерации, Министерством обороны Российской Федерации, Министерством Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий и Федеральной службой безопасности Российской Федерации представить предложения по созданию эффективной системы государственного управления в кризисных ситуациях, предусмотрев выработку адекватных мер по предупреждению и предотвращению терроризма в любой форме (…захват заложников и другие формы),

б) совместно с Федеральной службой безопасности Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации разработать комплекс мер по предупреждению и пресечению террористических проявлений на объектах транспорта, энергетики и связи, в местах массового пребывания людей, в образовательных и медицинских учреждениях, а также утвердить перечни объектов повышенной опасности по всем субъектам Российской Федерации».

Согласно статье 3. «Основные понятия» Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О противодействии терроризму»

«6) антитеррористическая защищенность объекта (территории) — состояние защищенности здания, строения, сооружения, иного объекта, места массового пребывания людей, препятствующее совершению террористического акта. При этом под местом массового пребывания людей понимается территория общего пользования поселения или городского округа, либо специально отведенная территория за их пределами, либо место общего пользования в здании, строении, сооружении, на ином объекте, на которых при определенных условиях может одновременно находиться более пятидесяти человек.».

Пунктом 15 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2009 N 384-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» разъяснено:

«2. 15) помещение с постоянным пребыванием людей — помещение, в котором предусмотрено пребывание людей непрерывно в течение более двух часов;».

Все государственные и муниципальные учреждения попадают в категорию помещений с постоянным и (или) массовым пребыванием людей, следовательно, на них распространяются требования «Технического регламента», а также антитеррористического законодательства.

С 11.04.2015 г. вступило в силу Постановление Правительства Российской Федерации от 25.03.2015 № 272 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей и объектов (территорий), подлежащих обязательной охране полицией, и форм паспортов безопасности таких мест и объектов (территорий)».

Предусмотрено категорирование мест массового пребывания людей в целях установления дифференцированных требований к обеспечению их безопасности с учетом степени потенциальной опасности и угрозы совершения террористических актов и их возможных последствий.

На каждое место массового пребывания людей после проведения его обследования и категорирования комиссией должен быть составлен паспорт безопасности. Установлена обязательность согласования данного паспорта с руководителями территориального органа безопасности, территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по месту расположения объекта.

Предусмотрено обязательное оборудование всех мест массового пребывания людей независимо от установленной категории:

— системой видеонаблюдения;

— системой оповещения и управления эвакуацией;

— системой освещения.

В соответствии со статьей 13 ФЗ N 384-ФЗ:

«13. Для обеспечения защиты от несанкционированного вторжения в здания и сооружения необходимо соблюдение следующих требований:

1) в зданиях с большим количеством посетителей (зрителей), а также в зданиях образовательных, медицинских, банковских организаций, на объектах транспортной инфраструктуры должны быть предусмотрены меры, направленные на уменьшение возможности криминальных проявлений и их последствий;

(в ред. Федерального «закона» от 02.07.2013 N 185-ФЗ)

2) в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях в зданиях и сооружениях должны быть устроены системы телевизионного наблюдения, системы сигнализации и другие системы, направленные на обеспечение защиты от угроз террористического характера и несанкционированного вторжения.».

Антитеррористические нормативные акты предусматривают, что «наибольшая плотность инженерно-технических средств охраны создается на направлениях, ведущих к критическим элементам объекта (территории), на трудно просматриваемых участках периметра и уязвимых местах объекта (территории)» (п. 24 Требований), то есть, именно в тех местах, где предполагается установка «беби-боксов».

Требования к инженерно-технической укрепленности объектов (территорий), применяемым на объектах (территориях) техническим средствам охранной, тревожной и пожарной сигнализации, контроля и управления доступом, оповещения и охранного освещения, а также к инфрастуктуре физической охраны объектов (территорий) предусматривают, что

«16. Оконные конструкции должны обеспечивать надежную защиту помещений и обладать достаточным классом защиты к разрушающим воздействиям».

"20. Вентиляционные шахты, короба, дымоходы, технологические каналы и отверстия диаметром более 200 миллиметров, имеющие выход за границы охраняемой территории объекта (территории), в том числе на крыши зданий и (или) в смежные неохраняемые помещения и входящие в охраняемые помещения, оборудуются на входе в эти помещения металлическими решетками и при необходимости техническими средствами охраны.

Решетка в вентиляционных коробах, шахтах, дымоходах со стороны охраняемого помещения располагается от внутренней поверхности стены (перекрытия) не более чем на 100 миллиметров.».

«23. Минимально необходимый состав средств инженерно-технической укрепленности объектов (территорий) в зависимости от присвоенной объектам (территориям) категории включает в себя:

а) на объектах (территориях) категории 1:

ограждение периметра объекта (территории) 4-го класса защиты;

ворота, калитки 4-го класса защиты;

контрольно-пропускные пункты;».

37. Система охранного телевидения должна обеспечивать:

в) видеоверификацию тревог (подтверждение обнаружения проникновения) — подтверждение с помощью видеонаблюдения факта несанкционированного проникновения в зоне охраны и выявление ложных срабатываний;

г) прямое видеонаблюдение оператором (дежурным) зоны охраны;

д) запись видеоинформации в архив для последующего анализа состояния охраняемого объекта (зоны), тревожных ситуаций, идентификации нарушителей;

38. Видеокамеры системы охранного телевидения должны работать в непрерывном режиме.».

Из анализа антитеррористических норм явствует, что установка «беби-боксов» в местах массового и (или) постоянного пребывания людей без урона безопасности их жизни и здоровью невозможна.

В соответствии с законом «Борьба с терроризмом в Российской Федерации основывается на следующих принципах:

2) приоритет мер предупреждения терроризма;

6) приоритет защиты прав лиц, подвергающихся опасности в результате террористической акции» (ст. 2 ФЗ № 130-ФЗ).

Таким образом, защите прав граждан, находящихся в государственных и муниципальных учреждениях, в которых предлагается устанавливать «беби-боксы», действующим Федеральным законом № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» отдается приоритет, в связи с чем граждане не должны подвергаться опасности из-за установки функционирующих в круглосуточном режиме ящиков для подбрасывания детей, являющихся средством проникновения в учреждения.

Следовательно, при принятии решения исполнительными органами власти об установке на территории региона «беби-боксов» в государственных и муниципальных учреждениях, как предлагается пунктом 2 законопроекта, они должны будут предусмотреть все выше перечисленные требования к технической укрепленности объектов, что не будет отвечать принципам «анонимности и безопасности», или же обустроить ящики для детей на заброшенной территории, в отдельно стоящих зданиях, не создающих угрозу для жизни и здоровья населения, что вряд ли будет отвечать принципу «шаговой доступности».

Из анализа приговоров на осужденных по ст. 106 УК РФ явствует, что преступления женщинами совершались в туалетных комнатах квартир, общежитий, магазинов, в лесополосе, за гаражными массивами. Следуя логике законотворцев, ящики для детей должны устанавливаться поблизости от места их рождения, чтобы предотвратить инфантицид. Однако, здравый смысл подсказывает, что ни с моральной, ни с материальной точки зрения невозможно установить «беби-бокс» рядом с каждым мусоропроводом, гаражом, тем более, в лесных массивах Российской Федерации. Практика и статистика показывают, что инфантицид не предотвратить путем установки ящиков, сколько бы их ни устанавливали. Ящики же способны спровоцировать на избавление от ребенка легким способом. Более того, они могут способствовать совершению преступлений — похищению человека, торговле неучтенными детьми, что принесет реальную угрозу жизни и здоровью детей, причем, не только группы риска.

5.Пунктом 2 законопроекта на органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах их полномочий возлагается обязанность осуществлять «контроль за установкой и эксплуатацией беби-боксов».

Данная норма в предложенном контексте не корреспондируется с действующим законодательством.

В соответствии со статьей 6. «Субъекты, осуществляющие борьбу с терроризмом» Федерального законаот 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом»,

«2. Федеральные органы исполнительной власти участвуют в борьбе с терроризмом в пределах своей компетенции, установленной федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.».

Федеральный закон от 06.03.2006 N 35-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О противодействии терроризму», в статье 5.1. «Полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области противодействия терроризму» предусматривает, что

«2. Высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации:

7) организует выполнение юридическими и физическими лицами требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), находящихся в собственности субъекта Российской Федерации или в ведении органов государственной власти субъекта Российской Федерации;».

Статья 9. «Содействие органам, осуществляющим борьбу с терроризмом» Федерального закона № 130-ФЗ, регламентирует, что

«1. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, общественные объединения и организации независимо от форм собственности, должностные лица должны оказывать содействие органам, осуществляющим борьбу с терроризмом.».

Следовательно, все субъекты, указанные в пункте 2 законопроекта, согласно российскому законодательству, обязаны в пределах своей компетенции осуществлять антитеррористические мероприятия, в связи с чем, при принятии обсуждаемого закона, в условиях конкуренции норм они вынуждены будут игнорировать предложенную законопроектом часть 2 статьи 15−1, в силу приоритета мер предупреждения терроризма, приоритета защиты прав лиц, подвергающихся опасности в результате террористической акции (ст. 2 ФЗ № 130-ФЗ).

Статья 17. «Возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции» Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» предусматривает, что

» 1. Возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого совершена эта террористическая акция, с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством.».

Таким образом, руководители учреждений, установившие в нарушение антитеррористического законодательства ящики для подкидывания детей, в случае совершения террористического акта с помощью «окна жизни», в определенных обстоятельствах могут быть признаны виновными в халатности или злоупотреблении должностными полномочиями, а также привлечены к возмещению материального вреда.

6. В законе о легализации «беби-боксов» нет никакой необходимости, поскольку фактически действующее законодательство позволяет женщине анонимно родить ребенка и так же отказаться от ребенка, оставив его в лечебном учреждении или же сдав его в медицинскую организацию без предъявления документов в случае рождения в домашних условиях.

Согласно статье 19.1. «Порядок государственной регистрации рождения ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов», Федерального закона от 15.11.1997 N 143-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «Об актах гражданского состояния», «Государственная регистрация рождения ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов, производится по заявлению медицинской организации, в которой находится ребенок, либо органа опеки и попечительства по месту нахождения ребенка не позднее чем через семь дней со дня его оставления матерью.

3. Сведения о фамилии, об имени и отчестве ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов, вносятся в запись акта о рождении этого ребенка по указанию органа или организации, определенных пунктом 1 настоящей статьи. Сведения о родителях ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов, в запись акта о рождении этого ребенка не вносятся».

Следовательно, никаких обязанностей для родителей оставленного ребенка не наступает, в том числе, не несут родители оставленного ребенка и уголовную ответственность по ст. 125. «Оставление в опасности» Уголовного кодекса РФ.

Кроме того, если женщина находится в трудной жизненной ситуации, она вправе оставить ребенка по заявлению в медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения до исполнения ему четырехлетнего возраста на основании ч. 3 ст. 54Федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».

Вместе с тем, при установленной законом системе, мать в любое время вправе вернуть ребенка в семью или, в случае лишения ее родительских прав, восстановиться в родительских правах в течение полугода после оставления ребенка в медицинской организации. Ребенок при этом не может быть кем-либо усыновлен (ч. 6 ст. 71, ч. 4 ст. 124 Семейного кодекса РФ). При анонимной передаче ребенка в «беби-бокс» никаких актов передачи ребенка из рук в руки не составляется. Ребенок может попасть в преступную схему бизнеса на детях. Поэтому возвращение ребенка может быть невозможным по ряду причин.

Кроме того, создавая условия для безнаказанного анонимного отказа родителя от ребенка в нарушение установленного законом порядка, организаторы установки «беби-боксов» нарушают родительские права второго родителя (чаще — отца), а также — личные неимущественные и имущественные права ребенка, регламентированные Семейным кодексом РФ.

Поскольку фактически в Российской Федерации существует возможность анонимного оставления ребенка в медицинской организации, закрепленная законом и подзаконными актами, нет никаких оснований для легализации «беби-боксов» путем принятия нового закона, допускающего многочисленные нарушения действующего законодательства. Следовательно, Законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» должен быть снят с рассмотрения в Государственной Думе Российской Федерации.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
«Идти Вальсом» — бывший премьер-министр Франции проигрывает праймериз
NB!
20.01.17
Песков: Россия регулярно подвергается кибератакам из США, ФРГ и Британии
NB!
20.01.17
Новая холодная война
NB!
20.01.17
Беларусь в Москве: есть ли у минских ТВ-агитаторов такая же свобода дома?
NB!
20.01.17
«Барселона» впервые за 10 лет победила «Реал Сосьедад»
NB!
20.01.17
«Рома» уничтожила «Сампдорию» — 4:0
NB!
20.01.17
Феллини: конец искусства и конец человека
NB!
20.01.17
Японский энергомост и комплексное развитие Дальнего Востока
NB!
20.01.17
Архиважный проект: Госдума обсудит «Турецкий поток»
NB!
19.01.17
Белград сделал всё, чтобы албанцы Косово чувствовали себя независимыми
NB!
19.01.17
«Украинские военные могли бы выдавить хоть протокольную благодарность»
NB!
19.01.17
Львов провоцирует противостояние между Варшавой и Киевом
NB!
19.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 19 января
NB!
19.01.17
Турция становится еще ближе к России
NB!
19.01.17
«Заявление Шувалова вызвало шок на рынке, но это лишь первый залп»
NB!
19.01.17
Украина убивает экосистему Днестра
NB!
19.01.17
Зюганов: Вопрос о перезахоронении Ленина в 2017 году — провокация
NB!
19.01.17
Додон признал за Молдавией $6 млрд приднестровского долга за российский газ
NB!
19.01.17
«Реальных интервенций ЦБ избежать не удастся»
NB!
19.01.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Катерина Калос
NB!
19.01.17
Налоговое ярмо: трудоспособные украинцы собирают чемоданы и бегут из страны
NB!
19.01.17
Западноафриканские войска готовы вторгнуться в Гамбию