Франция: Кто выигрывает от наплыва мигрантов?

Обзор французской прессы за неделю: какие преимущества получает от потока беженцев во Францию «Народный фронт» и в состоянии ли левые предложить что-то стране?

Париж, 20 сентября 2015, 20:56 — REGNUM  Тема беженцев получает развитие на страницах французского издания Le Figaro, опубликовавшего на этой неделе интервью с политическим обозревателем и исследователем Ив-Мари Канн (Yves-Marie Cann), директором центра политических исследований Elabe. Она ответила на ряд вопросов издания о том, кто получает выгоду от наплыва беженцев в Европу вообще и во Францию в частности. Мы публикуем это интервью.

Le Figaro: Согласно опросу, проведенному вашим центром, список кандидатов во главе с Марин Ле Пен возглавит второй раунд выборов в Норд-Па-де-Кале — Пикардии с 35% голосов, опередив как «правых», так и центристов во главе с Ксавье Бертраном (Xavier Bertrand) с 33%, а также представителей Социалистической партии и Партии левых радикалов, при поддержке «Левого фронта» во главе с Пьером де Сэнтиньоном (Saintignon) с 32% голосов. Что вы думаете об этом?

Я считаю, что мы можем извлечь несколько уроков из опроса, данные о котором опубликованы в ежедневных изданиях нового региона Нор-Па-де-Кале — Пикардия (новый департамент основан на базе регионов Нор-Па-де-Кале и Пикардия, объединенных в 2014 году, и обретет местные органы власти после выборов в декабре этого года — ИА REGNUM). Во-первых, региональные тектонические плиты мало сдвинулись по сравнению с предыдущими выборами, будь то выборы в европейский парламент или выборы в местные органы власти. Напомним, «Национальный фронт» в этом регионе в первом туре набрал 36,2% голосов в мае 2014-го, когда избирались представители в Европарламент, и 34,2% на местных выборах. Баланс сил, измеренный в этом опросе, показывает, что мы движемся к логичному развитию событий … Пьер Сэнтиньон страдает по меньшей мере из-за двух препятствий: неблагоприятного национального контекста, который влияет в большой степени на региональном уровне, и отсутствия осознания того, что на данном этапе необходимо увеличить активность кампании.

Le Figaro: Заняв третье место в первом туре, левые, по вашему мнению, могут рискнуть представить во втором раунде список своих кандидатов, подвергая себя критике за невольное пособничество победе «Национального фронта»?

Все эти данные… должны пробуждать в нас чувство благоразумия и осторожности. Вовсе необязательно, чтобы избиратели, отдавшие свои голоса за кандидатов первый раз, проголосовали второй раз, исходя из тех же мотивов, в следующем туре, 13 декабря. Предполагая высокую вероятность того, что левые, составляя свои списки, дистанцировались от «Национального фронта», мы неизбежно ставим вопрос о сохранении левых во втором туре. Получив третье место в первом туре и пойдя во второй (т.е. не отказавшись от своих амбиций в пользу тех, кто может составить реальную конкуренцию националистическому «Национальному фронту» — ИА REGNUM), левые рискуют стать объектом критики за то, что способствовали победе «Национального фронта». Исходя из текущей расстановки сил в Нор-Па-де-Кале — Пикардии, президент Франции Франсуа Олланд, вероятно, прав, говоря, что «разделение означает исчезновение». Потому что это риск исчезновения регионального политического ландшафта, который ждет сегодня все компоненты левых партий страны… разделяясь, они проигрывают и исчезают…

Le Figaro: Можем ли мы сделать выводы о связи между этим обследованиями и кризисом мигрантов? Он на пользу «Национальному фронту» и его председателю Марин Ле Пен?

Баланс сил, измеренный в этом опросе, показывает в значительной степени то же самое… те же настроения… что уже наблюдались тут в 2014 году во время выборов в Европарламент. Так что установить прямую причинно-следственную связь с кризисом мигрантов не представляется для меня возможным. Тем не менее у меня есть предчувствие, что текущая ситуация и кризис мигрантов помогают электоральной базе «Национального фронта» сильнее… выкристаллизоваться… проявить себя. Думаю, также не случайно, что Марин Ле Пен вернулась в своих публичных выступлениях к основам радикальной правой риторики и к фронтальной атаке на иммиграцию как явление. Она делает это и с целью отвлечь внимание публики… заставить ту забыть о конфликте Марин Ле Пен с отцом… Она использует избирательную стратегию, основанную на одной из главных пружин голосования «Национального фронта». На данный момент эта риторика также имеет конкурентное преимущество по сравнению с другими приемами правых и центристов Франции, которые пытаются найти общую позицию. Конкурентным преимуществом является и то… и это может оказаться особенно полезными для «Национального фронта» в в Нор-Па-де-Кале — Пикардии… что это — регион с высокой долей избирателей, представленных рабочим классом. Ну, а мы сегодня находим во всех текущих исследованиях Elabe данные, что эти категории людей наиболее оппозиционно настроены к приему мигрантов и беженцев, а также массово желает восстановления границы. В этих условиях я не вижу, как-то, что происходит сейчас, может сократить голосование за «Народный фронт», будь то в Нор-Па-де-Кале — Пикардии или на национальном уровне.

Le Figaro: В общем и целом какие партии, скорее всего, выиграют от этого кризиса? Те, кто представляют самые экстремальные политические позиции? Или даже правительство может воспользоваться этим как шансом воссоединить избирателей слева?

Основные выгодополучатели от кризиса мигрантов — это партии правого сектора, как я только что упомянула. Национальный фронт теперь имеет конкурентное преимущество, и центристы и их союзники пытаются найти общую позицию. Не факт, что достаточно радикальные предложения, сделанные бывшим президентом Николя Саркози по этому вопросу (Саркози предлагает ввести квоты на мигрантов после того, как страны ЕС подпишут новый вариант Шенгенского договора, и открытие лагерей для беженцев на территориях стран Восточной Европы — ИА REGNUM), помогут решить трудности в его лагере. Вероятно, правые даже больше проиграют, чем выиграют, попытавшись сыграть на поле избирателя «Национального фронта» и попытаться вернуть доверие избирателя, который это доверие к правым давно утратил. Я также хочу огласить результаты опроса Elabe, проведенного 15 и 16 сентября. Был задан вопрос: «Позиция каких политиков относительно приема беженцев во Франции вам наиболее близка?» 34% французских респондентов выбрали главу «Национального фронта» Марин Ле Пен, 32% — Франсуа Олланда. Избиратели сместили Николя Саркози — бывшего президента — на третье место с 30%. Более того, среди сторонников партии правого крыла и центра 18% ссылаются на Марин Ле Пен!

… Ситуация образует контекст непопулярности президента Республики… В результате раскола среди левых, которые проигрывают выборы за выборами… мы видим, что они не знают, что сделать, чтобы стать желанными в глазах французов. Если кризис мигрантов не поможет левым вернуть симпатии избирателя, безо всяких сомнений, то хотя бы позволяет им временно восстановить видимость единства, говоря о своих гуманистических ценностях. Кроме того, на вопрос о том, следует ли Франции получить долю мигрантов и беженцев, почти восемь опрошенных левых из десяти говорят, что они предпочитают такую перспективу. Вопрос этот очень важный, потому что непонимание левыми страхов и надежд большинства населения страны достигло такого высокого уровня сегодня, что левые партии, очевидно, не в состоянии удовлетворить интересы и ожидания «разочарованной Франции», которая боится…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail