«Больше половины территории России геологически не изучено...»

Интервью экс-министра геологии СССР Евгения Козловского

Елена Ковачич, 19 сентября 2015, 01:13 — REGNUM  

Ни у одной страны мира нет минерально-сырьевой базы (МСБ) такого объёма и спектра, как у России: от нефти, газа, угля до практически всех металлических и неметаллических полезных ископаемых. Валовая ценность разведанных и предварительно оцененных запасов полезных ископаемых в России составляет около 28,5 трлн долл. США. «Вместе с тем, отсутствие тщательно продуманной и научно обоснованной государственной стратегии развития и использования минерально-сырьевой базы (МСБ), основанной на модели самообеспечения с необходимой долей экспорта и ограниченного импорта, является угрозой национальной безопасности страны и ведёт к утрате геополитических приоритетов в минерально-сырьевом секторе мира», — заявил ИА REGNUM заслуженный геолог РФ, доктор технических наук, министр геологии СССР с 1975—1989 гг., вице-президент РАЕН Евгений Козловский. Он автор сотен публикаций и 50 монографий по минерально-сырьевым проблемам мира и России, технологии разведки полезных ископаемых и освоению месторождений. Кому, как не ему адресовать вопросы, связанные с МСБ РФ. Накануне Нового года вышло две книги Козловского «Минерально-сырьевые ресурсы в экономике мира и России» и «К 70-летию Великой Победы. Геология в созидании и войнах». Сейчас готовится еще одна монография по теме МСБ в России и мире.

ИА REGNUM Почему МСБ является важнейшим параметром развития страны, о чём вы неустанно повторяете во всех своих публикациях и интервью более 20 лет?

Во-первых, следует понять, что уровень обеспеченности государства минерально-сырьевыми ресурсами — это основа развития промышленности, сельского хозяйства и т.п.

Во-вторых, это общемировая проблема — растущая потребность в минеральном сырье и рост народонаселения. В чём заключается сущность проблемы? В ХХ столетие численность населения Земли увеличилась от 1,62 до 6,08 млрд человек и этот рост продолжается, приближаясь уже к 8 млрд. Необходимость удовлетворения растущих материальных потребностей человечества обусловила глобализацию экономики, увеличение добычи полезных ископаемых, производства энергии, сельскохозяйственной продукции, товаров широкого потребления и др. Следствием этого является резкое увеличение антропогенной нагрузки на окружающую среду и природу.

Извлекаемая из недр горная масса уже достигает 100 млрд т в год и подвергается интенсивному окислению кислородом атмосферы. Горючие ископаемые составляют около 1/5 этого количества. При окислении и сжигании топлива и органических материалов, а также при производственных процессах неизбежно образуются СО2, Н2О, SO2, NO2 и другие летучие и минеральные продукты сгорания, способные вызвать климатические изменения, кислые дожди и загрязнить атмосферу и природу.

На первый план выходит проблема выживаемости в этих условиях и, как следствие, рациональное использование природных ресурсов.

Исходя из многочисленных высказываний академика В.И. Вернадского, можно определить ноосферу как биосферу, организованную цивилизацией. Поэтому временная координата её начала размыта и связана с периодом появления «человека разумного» и продолжается сегодня. Понимая этот факт, В.И. Вернадский использует данное понятие во всех временах: «Мы живём в ноосфере и формируем её. Какой она будет, зависит от человека, его разума и направляемой этим разумом практической деятельности».

К сожалению, все дальнейшие материалы по развитию экономики и горно-промышленного комплекса как бы напоминают о том, что человек не изменился и не сделал подобающих выводов из наследия великого учёного.

Проанализировав большое количество материала по экономике стран мира, включая Россию, можно сделать вывод, что экономика стран мира теснейшим образом связана с минерально-сырьевыми ресурсами, возможностями стран строить свою независимую политику или превращать этот фактор в элемент агрессии, о чём авторитетно говорит исторический взгляд на проблему.

В настоящее время из недр извлекается более 200 видов полезных ископаемых, наиболее высокими темпами добычи/производства характеризуются нефть, газ, бокситы, медь, никель и др. За последнее десятилетие добыча нефти увеличилась в 1,1 раза, газа — в 1,4, урана — в 1,6, марганцевой руды — в 2,5, кобальта — в 2,3, вольфрама — в 2,5 раза и т.д.

Вместе с тем, количество подтверждённых запасов за последние 10−12 лет не только не уменьшилось, а напротив, значительно возросло: нефти в 1,7 раза, газа — в 1,4, марганцевой руды — в 1,6, меди — в 1,4, никеля — в 1,5, фосфатов — в 4,6 раза и т.д.

Обеспеченность текущих уровней мировой добычи большинства видов полезных ископаемых только подтверждёнными запасами находится на достаточно высоком уровне (крат): нефти — 63, газа — 63, бокситов — 125, хромовых руд — 152, МПГ — 163, фосфатов — более 300, золота — 23 и т.д.

Минерально-сырьевые ресурсы, особенно топливно-энергетические, активно участвуют в формировании экономик всех государств, причастных к их использованию, а в некоторых государствах, таких, как Россия, являются основополагающими в хозяйственной и экономической деятельности.

ИА REGNUM Что представляет собой наша МСБ, что у нас истощается, какова динамика?

Россия унаследовала от СССР положение самой обеспеченной страны минерально-сырьевыми ресурсами. Доля России в мировых запасах нефти составляет 13, газа — 32, угля — 11, свинца, цинка, кобальта, никеля, железа от 10 до 36% и т.д. Валовая ценность разведанных и предварительно оцененных запасов составляет около 28,5 трлн долл. США.

После развала Советского Союза проблема самообеспечения минеральным сырьем встала и перед Россией: по 21 его виду образовался или почти полный (марганец, хром, стронций, ртуть, цирконий и др.), или весьма значительный (свинец и цинк, флюорит, барит, каолин и др.) дефицит. В связи с этим перед РФ со всей остротой возникала дилемма: или интенсифицировать поиски собственных источников недостающих видов полезных ископаемых, или же (учитывая намечающееся вхождение в мировой рынок) ориентироваться на импорт дефицитного сырья из стран ближнего и дальнего зарубежья, развивая одновременно экспорт альтернативных его видов и продуктов переработки. Эта проблема должна каждый раз решаться индивидуально, исходя из экономических соображений.

По добыче нефти и газа, производству стали и чугуна, первичного алюминия, рафинированной меди, никеля, цинка, титана Россия занимает одно из ведущих мест в мире, обеспечивая по большинству из них не только свои внутренние потребности, но и поставляя значительное количество на внешний рынок. Такие виды полезных ископаемых, как нефть, газ, уголь, железные руды, медь, никель, золото, платиноиды, алмазы, апатиты, калийные соли, асбест обладают прочной и достаточно освоенной минерально-сырьевой базой и развитыми горнодобывающими и перерабатывающими мощностями. Менее заметную роль Россия играет в мировом производстве марганцевого и хромового сырья, свинца, олова, вольфрамовых и молибденовых концентратов.

Специалисты в области минерально-сырьевых ресурсов пришли к выводу, что в XXI в. будет продолжаться рост потребления топливно-энергетического и минерального сырья, при этом считается, что в по­следующие 50 лет объём горно-добычных работ возрастёт более чем в пять раз, главным образом за счёт новых месторождений с переработкой руд по старым технологиям. Естественно, возникает вопрос о роли России в этом процессе.

По обеспеченности России запасами минерально-сырьевыми ресурсами аналитиками выделяются сле­дующие четыре группы полезных ископаемых:

— газ, алмазы, никель, платина, бериллий, калийные соли, хризотил — асбест — которых хватит на длительный период;

— нефть, свинец, цинк, сурьма, олово, вольфрам, молибден, ниобий — ин­тенсивный уровень добычи их обеспечен до 10 лет;

— марганец, титан, рудное золото, бокситы, каолиновые и бентонитовые глины, плавиковый шпат — добыча их пока достаточна, однако уровень запа­сов явно недостаточен;

— уран, вольфрам, цирконий, рений, стронций — разведанные запасы ограниченны, но имеется возможность их расширить в течение 5−12 лет.

ИА REGNUM Вы говорите, что за годы «перестройки» МСБ бездушно разбазаривался, добыча полезных ископаемых не компенсируется новыми открытиями, ликвидирован бюджетный фонд воспроизводства МСБ. Чем это вызвано?

Положение с обеспеченностью минеральными ресурсами в начале XXI века может ухудшиться ещё больше, что, несомненно, скажется на снижении экономической и оборонной мощи Российского государства.

Отсутствие тщательно продуманной и научно обоснованной государственной стратегии развития и использования минерально-сырьевой базы является угрозой национальной безопасности страны и ведёт к утрате геополитических приоритетов в минерально-сырьевом секторе мира.

Но самое тяжелое — экономическая система России, построенная на углеводородном сырье и дешёвой рабочей силе, перестала нуждаться в науке. Российскому бизнесу выгоднее стало покупать устаревшую в передовых странах наукоёмкую продукцию «под ключ», чем создавать собственную инновационную продукцию (в настоящее время Россия на 70-м месте по уровню инновационной составляющей в экономике). В стране гибнут научные школы и направления (в настоящее время вместо 15−20 важнейших направлений, на которых СССР был в лидерах, Россия в числе лидеров всего на двух-трёх научных направлениях). Следовало бы помнить, что среднестатистически на формирование научной школы, лидера научного направления, уходит не менее 25 лет. Как следствие — доля России на самом быстрорастущем рынке высоких технологий 0,2% (доля Китая — более 10%, доля США — более 30%).

Можно продолжать перечислять наши потери и поражения на научном фронте, но правительство не чувствует себя ответственным за провалы и поражения на этом стратегическом направлении.

Можно утверждать, что нынешнее сокращение минерально-сырьевой базы страны является прямым следствием снижения финансирования геологоразведочных работ. Прежний, значительный прирост запасов различных видов полезных ископаемых, как известно, был обеспечен в советское время более глубокой научной проработкой опережающих геологических исследований.

Существуют, естественно, проблемы объективного характера, которые в сложной экономической ситуации всегда проявляются особенно остро. Одна из них — неблагоприятное размещения запасов по регионам. Эту проблему можно решить созданием полной картографической базы для проведения дальнейших поисково-разведочных работ. К настоящему времени содержимое недр только 20% территории страны отражено государственными геоло­гическими картами масштаба 1:200 000, отвечающими современным требо­ваниям, 55% территории нуждается в геологическом доизучении, а 25% — в выполнении всего современного комплекса работ по геологическому карти­рованию. Таким образом, для создания геологической основы развития сырьевой базы (это касается всех видов сырья) в ближайшей перспективе около 30% всей территории страны должно было бы доизучено!

Необходимо возвратиться к решению теоретических проблем поисков, в частности, к разработке методики оценки ре­сурсов месторождений по материалам космических съемок, усовершенство­ванию глубинных методов исследований недр на базе сверхглубокого буре­ния и системы глубинных исследований недр и другим научно-практическим задачам, то есть к восстановлению стратегии глобальных исследований недр страны, по которым мы, геологи, занимали лидирующее положение в мире.

Следует обратить внимание на некоторые практические взгляды на сланцевую нефть и ответить на вопрос: могут ли другие страны пойти по американскому пути? Теоретически — вполне. Однако К. Гудвин, возглавляющий отдел нефтепереработки в аналитическом центре компании BP, сильно сомневается, что кому-то удастся повторить сланцевый успех США: «Это не связано с геологией. Сланцевая нефть и сланцевый газ потому так успешны в Америке, что она является наиболее либеральным рынком мира. В США существует жесткая конкуренция между предприятиями, которая способствует техническим инновациям и снижает цены. Лишь благодаря этим условиям разработка сланцев приобрела здесь такое значение. Остальным регионам мира будет очень сложно воспроизвести американский опыт». Пожалуй, он прав!

ИА REGNUM В научном мире геологии вносились предложения по изменению ситуации в минерально-сырьевом комплексе (МСК)?

Рабочая группа Президиума Госсовета РФ более десять лет назад (при участии автора) разработала проект основы государственной политики в области минерального сырья и недропользования, в которых, в частности, были выделены общие принципы, как:

— управление развитием и использованием МСК страны в соответствии с долгосрочной государственной стратегией, среднесрочными и текущими программами изучения недр, воспроизводства МСБ на основе долгосрочного (25−50 лет) прогнозирования уровней потребления основных видов минерального сырья;

— формирование балансов потребления и производства минерального сырья;

— совершенствование налогового законодательства в направлении, обеспечивающем функционирование минерально-сырьевого комплекса России в условиях обостряющейся конкуренции на мировых рынках минераль­ного сырья, справедливое распределение индивидуальных рентных возможностей каждого месторождения между государством и недропользователем (налоговое зонирование территории, специальное налоговое законодательство для минерально-сырьевого комплекса России);

— разработка комплекса внешнеполитических, экономических мер и создание условий для обеспечения доступа российских компаний к недрам государств-продуцентов минерального сырья, прежде всего государств, имеющих задолженность перед Россией;

— создание систем долгосрочного (25−50 лет) прогнозирования уровней потребления основных видов минерального сырья и т. п.

К сожалению, эти здравые предложения были проигнорированы и, как мы убедились, это осложнило обстановку в МСК.

Особо хочу подчеркнуть, что назрела необходимость упорядочить управление геологическим стратегическим исследованием недр и геологоразведочным процессом. Прошедшее время показало несостоятельность преобразований, которое привело к потере кадрового состава, технической вооружённости и, как результат, разгрому системы изучения недр. Восстановление Министерства (Комитета) геологии и недропользования — это настоятельная стратегическая и организационная необходимость. На него следует возложить разработку стратегии развития МСБ на перспективу, восстановление и объединение региональных подразделений, способных вести весь цикл геологоразведочных и научных работ.

Ликвидацию бюджетного фонда на воспроизводство минерально-сырьевой базы следует считать крупнейшей политической ошибкой. С 2001 г., после ликвидации этих отчислений, на воспроизводство сырьевой базы стало выделяться 40% из расчётных поступлений, а далее последовало дальнейшее непродуманное сокращение ассигнований.

Следует детально разобраться и исправить положение, когда финансирование научных исследований производится по остаточному принципу. Напомним, что даже после Великой Отечественной войны государство выделяло в 3−4 раза больше средств на науку, чем сейчас. К сожалению, по мнению ряда аналитиков,. Таким образом, оно не способно выполнять свои основные государственные обязанности! А это прямая угроза безопасности страны!

В целях усиления мобилизации средств из различных источников финансирования МСК и усиления контроля за их целевым использованием, целесообразно создать специализированный банк — Государственный акционерный банк по финансированию, кредитованию и расчётам МСК и инноваций, усилив контроль за расходованием средств. Следует вспомнить положительный опыт Промстройбанка СССР.

Необходимо рассмотреть вопрос о налоговой политике и платежах по ренте, в частности, предусмотреть некоторые льготы на период 5−10 лет по этим платежам с тем, чтобы укрепить финансовую базу предприятий минерально-сырьевого сектора, а также предприятий и фирм, которые будут финансировать и кредитовать инновационные проекты. Центральному банку России следует поручить разработать положение о дифференциации порядка кредитов предприятий минерально-сырьевого сектора и предприятий, осуществляющих финансирование и кредитование инновационных проектов и т.д.

Таким образом, в первую очередь необходимы организационные преобразования, в том числе создание органа, который нес бы ответственность за хорошо проработанную стратегическую минерально-сырьевую обеспеченность страны на перспективу. Следует исходить из того, что социально-экономическое развитие, геополитическое положение и роль России в мировом сообществе в настоящее время и в перспективе в значительной мере определяется ее минерально-сырьевым потенциалом и государственной стратегией его использования.

Отсюда следует, что стратегия развития геологоразведочных работ до 2030 г. остается на грани выживания. Анализ показывает, что последние 20 лет система воспроизводства минерально-сырьевой базы (ВМСБ) разрушается. Это уже привело к кардинальному невыполнению основных положений Долгосрочной программы по воспроизводству МСБ.

К чему это ведёт страну? Во-первых, мы ослабили свои позиции как в добыче многих полезных ископаемых, так и воспроизводстве запасов полезных ископаемых, о чём сказано выше. Во-вторых, за последние 20 лет доля России в мировых запасах нефти снизилась с 13 до 8%, газа — с 34 до 25%. Добыча нефти составляет сегодня 13% от мировой (два десятилетия на долю России приходилось 16%), добыча газа — 19% (было 30%).

Между тем объективная оценка экономического потенциала является важнейшим элементом стратегии социально-экономического развития Российской Федерации и ее субъектов. Как уже отмечалось выше, надо подвести черту и признать, что нынешняя система управления хозяйством страны себя не оправдала: она обюрокрачена, коррумпирована, не профессиональна, и возникает вопрос о создании принципиально новой по функциям и структуре системы управления.

При этом, для эффективного управления экономикой в России необходимо изменить функции многих структур исполнительной власти. Должен быть создан общефедеральный орган индикативного макроэкономического планирования и разработки макроэкономических балансов ресурсов и объемов производства продукции, основанных на научных прогнозах спроса и предложения.

ИА REGNUM Если добывающие отрасли обеспечивают 70% экспорта и 33% ВВП, почему тогда МСБ, как вы говорите, «в загоне». Обращались ли специалисты к руководству?

Во-первых, действительно обеспечивают эти цифры, но… как? Сырьевая база истощается ускоренными темпами, новые открытия по сравнению с периодом СССР являются редкостью, а перспектива не такая ясная!

В письме на имя Путина В.В. (16.02.2004) известные руководители отраслей народного хозяйства (Байбаков Н.К., Козловский Е.А., Колпаков С.В., Щадов М.И., Зотов М.С.) предлагали срочные меры в связи с осложнением в МСК:

— провести независимое исследование по происходящим процессам в МСК в период перестройки, выявить причины и осуществить детальный анализ произошедшего. Это важно, не столько в историческом плане, сколько в необходимости выявить причины и на их основе выработать деловые длительно действующие предложения. Практически необходимо разработать «Новую государственную политику в области минерального сырья», исходя из принципа национальной безопасности России;

— определить, что основной задачей государственного регулирования отношений в МСК является укрепление системы геологических исследований и обеспечение воспроизводства минерально-сырьевой базы, ее рационального использования и охраны недр в интересах нынешнего и будущего поколений народов России;

— образовать при Президенте Российской Федерации Совет по минерально-сырьевой политике с особыми полномочиями, как это предлагалось рабочей комиссией Госсовета РФ, возложив на него функции:

— разработать научные основы глобализации минерально-сырьевой политики государства, исходя из перспектив развития экономики и национальной безопасности на длительную перспективу (20, 30 и 50 лет);

— провести анализ и оценку перспектив потребления, экспорта и импорта минерального сырья в мире и государстве;

— разработать методику прогнозирования запасов минерального сырья и материалов для деятельности государства в особых условиях;

— обосновать приоритетные интересы государства по минерально-сырьевым ресурсам и выработать соответствующие политические и экономические предложения и т. п.

Следует отметить, что в последние годы государственные законодательные органы начали «усиленно» рассматривать проблему «О состоянии геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы» (Совет Федерации РФ, 18.06.14), прошли парламентские слушания в Госдуме на тему: «Стратегия развития геологической отрасли до 2030 г.» и утверждены рекомендации по этой тематике (24.06.14) и т.п.

Я внимательно изучил протоколы заседаний, принятые решения и, к сожалению, не нашёл системного разбора накопившихся вопросов. Беда в том, что организация рассмотрения вопроса рассматривается как «мероприятие» и в ней отсутствует уровень профессионального мышления. Мне представляется, что было бы более «продуктивно», если бы мероприятие началось с обсуждения специалистов, которые более квалифицированно отобразили бы суть вопроса и те проблемы, которые следует рассмотреть на авторитетных заседаниях. Тогда я думаю, было бы меньше схоластики и поверхностности, которые торжествуют в минерально-сырьевой политике уже многие годы.

ИА REGNUM Вы ставите вопрос о прямой связи минерально-сырьевой обеспеченности страны и её национальной безопасности. Остановитесь, пожалуйста на этом вопросе.

Я много лет работал над этой проблемой и выпустил ряд монографий посвящённых разным аспектам этой важнейшей проблемы: «Россия: минерально-сырьевая политика и национальная безопасность» (2002), «Минерально-сырьевые проблемы России накануне XXI в.» (1999), «Уроки Великой войны: геология и национальная безопасность» (2009) и др.

Эффективная политика России в сфере национальной минерально-сырьевой безопасности требует учета последствий глобализации минерально-сырьевых ресурсов и определения роли нашей страны в будущем мировом минерально-сырьевом обеспечении. Россия имеет огромные природные ресурсы, которые, с одной стороны, являются прочным фундаментом для рачительного хозяйствования, а с другой — притягательной силой для сотрудничества и желаемым лакомым куском для «новых агрессоров».

Надо понять раз и навсегда: Россия жила минеральными ресурсами, живёт и будет жить. Это её огромное преимущество, основа для финансирования технологических преобразований и перспектив экономического развития. А вот проблема использования этого потенциала должна быть «головной болью» правительства! От уровня его эрудиции и понимания этой проблемы зависит уровень жизни нашего многострадального героического народа и безопасность государства!

Понимаем ли мы происходящее вокруг? Факты, говорят о том, что правительство не понимает происходящих процессов в сфере минерально-сырьевой политики в мире, да и если говорить откровенно, в безопасности России. О чем это говорит?

Во-первых, вопросы национальной безопасности теснейшим образом связаны с проблемой государственного вмешательства в экономику. Только в этом контексте можно говорить о существующем признаке по обеспечению безопасности в государственной экономической политике.

Во-вторых, особенно важно, чтобы экономическая безопасность выступала как динамическая концепция сбалансированного и устойчивого экономического развития: она определяет цель экономической политики — поставить общество на рельсы динамичного развития.

В-третьих, как следует из прогнозных построений, по большинству основных полезных ископаемых Россия в будущем может столкнуться с масштабной проблемой дефицита рентабельных запасов, если в ближайшее время не будут реализованы радикальные меры в сфере отечественной системы стратегического исследования недр, недропользования и создания эффективных экономических механизмов.

В четвёртых, стало очевидным, что одним из определяющих требований к стратегическому планированию как народного хозяйства, так и предприятия на современном кризисном этапе развития является не только планирование технико-экономических показателей эффективности управления ресурсами, но и разработка критериев и параметров многогранной экономической безопасности и т.п.

Естественно, и в первую очередь необходимо, скорректировать Концепцию безопасности России в соответствии с новыми условиями развития общества, исходя из последних политических событий, и выработать новые приоритеты национальной безопасности с учетом обеспечения страны стратегическим минеральным сырьем и продуктом их переработки; разработать современную систему принципов, приоритетных направлений по реализации социальных реформ, направленных на обеспечение качества жизни граждан России.

В этой связи необходимо определить, с одной стороны необходимые условия модернизации, то есть те предпосылки, без которых перемены не осуществятся. С другой стороны, эти необходимые условия определяют параметры порядка процесса модернизации — те ключевые переменные, по которым можно судить о результате произошедших изменений. Об этом пишут многие системщики, выделяя качество законодательных основ.

ИА REGNUM Не могли бы Вы раскрыть смысл Вашего тезиса о «риске утраты геополитических приоритетов в минерально-сырьевом секторе мира?»

Критикуя российский подход к реформированию, тот же Дж. Стиглиц с большой похвалой отозвался о китайском. Контраст между стратегиями (и результатами развития) двух крупнейших стран — России и Китая, считает он, является весьма поучительным. За десять лет (1989−1999) ВВП Китая почти удвоился, а России сократился почти в два раза. В начале периода ВВП России более чем в два раза превышал ВВП Китая, в конце его он оказался меньше на треть. Дж. Стиглиц подчеркнул, что Китай сумел выстроить свой собственный путь развития без использования «рецептов» консультантов из МВФ. Китай преуспел не только в обеспечении быстрого экономического роста, но и в создании полнокровного негосударственного сектора коллективных предприятий, серьёзно развил минерально-сырьевой сектор, захватив, например, мировой рынок редкоземельных и редких металлов на 95%.

С этой точки зрения важно проанализировать связь экономики с МСК мира (полный анализ приведён в указанной книге).

Кстати, по данным доктора экономических наук В.Ю. Катасонова, готовится пакет документов, в которых предусмотрено резкое ограничение (фактически ликвидация) суверенных прав государств по регулированию инвестиционных процессов на своих территориях. Например, транснациональные корпорации получат право в судебном порядке оспаривать те национальные законы, которые снижают прибыли ТНК от производственно-инвестиционной деятельности на территориях соответствующих стран, а также требовать компенсаций за понесённый ущерб (упущенные прибыли).

Основные положения концепции наднационального регулирования допуска транснациональных корпораций к природным ресурсам суверенных государств были озвучены генеральным директором ВТО Паскалем Лами осенью 2010 г. в Берлине на конгрессе по сырьевым товарам (данное мероприятие нашло освещение в некоторых российских источниках. Руководитель ВТО обратил внимание на то, что в документах этой организации нет специального соглашения, посвященного регулированию торговли сырьевыми товарами. Фактически вне сферы «эффективного контроля» ВТО оказывается 20% мирового торгового оборота. А также множество стран, у которых в экспорте преобладают природные ресурсы. По данным ВТО, на сегодняшний день в мире насчитывается 21 страна, экспорт которых более чем на 80% состоит из сырья.

Под это П. Лами подводится «теоретическая база»:

во-первых, экспортные пошлины на природные ресурсы вызывают большие различия между внутренними и внешними ценами на ресурсы;

во-вторых, более высокие внешние цены снижают уровень благосостояния других государств, что, естественно, «несправедливо»;

в-третьих, более низкие внутренние цены стимулируют чрезмерное внутреннее потребление ресурсов, что, в свою очередь, способствует быстрому истощению запасов этих ресурсов.

На том же конгрессе в Берлине приводились оценки экспертов ВТО: «либерализация» международной торговли природными ресурсами обеспечит странам Запада дополнительные доходы в размере 110 млрд долл. в год, а странам периферии мирового капитализма (ПМК) — 220 млрд долл. У России валютные резервы уже перевалили за планку 500 млрд долл., но мы от этого богаче не стали. Эта сумма является констатацией печального факта, что Россия как сырьевая колония поставила на Запад дань, измеряемую сотнями миллионов тонн нефти, сотнями миллиардов кубических метров природного газа, сотнями тонн цветных металлов.

ИА REGNUM Вы в книге останавливаетесь на главных политических моментах. Напомните их, пожалуйста.

Прошло достаточно времени с начала «перестройки», а ясность по главным вопросам строительства государства так и не наступила.

Во-первых, какое Государство мы строим, какова его, политическая суть, чему мы посвящаем устремления народа, к чему мы его призываем?! К со­жалению, за последние годы мы не получили на этот вопрос ответа! Это тре­бует серьёзной философско-политической трактовки! И чем скорее это будет сделано, тем лучше! Последние экономические события в мире говорят о том, что эти вопросы следует решать быстро и основательно!

Во-вторых, разве можно серьёзно сегодня говорить о развитии Государства и общества, не имея прогнозных параметров развития по таким важ­нейшим показателям, как валовой внутренний продукт, социальная ориента­ция, пропорции развития промышленности и сельского хозяйства, энерго­вооружённость валового внутреннего продукта? Нет, потому как отсутству­ют серьёзные проработки на перспективу по экономическим проблемам — стратегии развития народного хозяйства в целом! Вспомните, что КНР рассматривает основные параметры развития республики на 50 и даже на 100 лет!

К этому следует добавить, что отсутствие глубоко продуманной государственной стратегии развития и использования МСБ, основанной на модели самообеспечения с необходимой долей экспорта и импорта, является угрозой национальной безопасности страны и ведет к утрате геополитических приоритетов в минерально-сырьевом секторе мира. И это должно быть определяющим с деятельности правительства России, поскольку от решения указанных выше проблем зависит экономическое развитие и безопасность нашего Государства! Сегодня политическая суть развития и экономическая перспектива важны как никогда.

В конце беседы Евгений Козловский вспомнил слова выдающегося философа Александра Зиновьева: «Несмотря ни на что, я считал и считаю советский период самым замечательным периодом российской истории. Пройдут века, и наши потомки будут с величайшим уважением оценивать этот период, поражаясь тому, как много было сделано за такой короткий срок, причем в тяжелейших условиях неравной борьбы с Западом».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.05.17
«Манчестер Юнайтед» — победитель ЛЕ 2016/17
NB!
24.05.17
Ответ на победу Рухани: США, Саудовская Аравия и Израиль против Ирана
NB!
24.05.17
Режим ЧС введён на Ставрополье: вода наступает на новые города
NB!
24.05.17
Широко шагает Азербайджан (Л. И. Брежнев)
NB!
24.05.17
В Петербурге предлагают через референдум забрать мандаты у шести депутатов
NB!
24.05.17
МИД РФ о Молдавии и ПМР: Нам не привыкать слышать обвинения в «оккупации»
NB!
24.05.17
Путин: Надо повысить зарплаты бюджетникам, не попавшим в «майские указы»
NB!
24.05.17
Госдума призвала ПА ОБСЕ осудить запрет интернет-ресурсов РФ на Украине
NB!
24.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 24 мая
NB!
24.05.17
В Красноярском крае от огня пострадало уже порядка 70 домов
NB!
24.05.17
Памятник ЮНЕСКО под Владимиром украсили клозетом
NB!
24.05.17
IT-компании смогут уплачивать льготные страховые взносы до 2023 года
NB!
24.05.17
Владельцев земель, используемых не по назначению, не будут карать дважды
NB!
24.05.17
Мэрия Москвы молчит о том, кто признал пятиэтажки аварийными
NB!
24.05.17
«Федерация Додона»: Молдавия не готова, Приднестровье не готово
NB!
24.05.17
Нефтепровод между Украиной и Белоруссией: «очередной шантаж Лукашенко»
NB!
24.05.17
«Охота на ведьм»: Молдавия активизирует борьбу с «российской пропагандой»
NB!
24.05.17
ГД просит ПА ОБСЕ потребовать от Киева отмены запрета на соцсети РФ — текст
NB!
24.05.17
Обрушение конструкции на детей: в Перми возбудили уголовное дело
NB!
24.05.17
РЖД наказывает Латвию за Nord Stream?
NB!
24.05.17
Испания на пороге чрезвычайного положения и гражданской войны?
NB!
24.05.17
Год после теракта в Актюбинске: итоги борьбы с терроризмом в Казахстане