Хохот с возмущением: санкционный список Киева

Убитые, несуществующие и непричастные: кого Украина внесла в «санкционный список»

Сергей Гуркин, 18 сентября 2015, 20:26 — REGNUM  

Если открыть энциклопедию и посмотреть, что там сказано по поводу термина «санкции», выяснится следующее. Санкция — мера воздействия, применяемая к правонарушителю. Следовательно, применять санкции может тот, у кого есть право судить. Когда что-то кому-то запрещает тот, у кого такого права нет, это не называется санкции. Это называется эмбарго.

Ряд западных стран, руководствуясь желанием наказать Россию за крымское и околокрымское своеволие, свое эмбарго называют санкциями. То, что эти страны считают себя вправе устанавливать правила для всех, не новость. Просто раньше это не касалось России в такой форме.

Эмбарго применено в том числе к гражданам и компаниям, никакого отношения к украинской истории не имеющим. Скажем, к ряду крупных бизнесменов. Сшитое белыми нитками особенно и не скрывается: цель — наказать.

Когда эмбарго в отношении российских граждан и компаний вводят крупные западные страны, это несправедливо, но во всяком случае серьезно. Когда примеру больших стран с крупными экономиками начинают следовать их маленькие друзья, это становится смешным. Так ребенок может делать вид, что он «звонит по телефону» или «работает». Выглядит очень забавно.

Майданные власти Украины составили свой новый «санкционный список», включив 308 физических и 105 юридических лиц. Это граждане и компании, представляющие угрозу безопасности и территориальной целостности страны. Им грозит запрет на въезд в Украину, арест счетов и прочее.

Хотели сделать серьезное, внушительное лицо — как у папы. Но не получилось. Не только потому, что никакого влияния на российскую экономику или политику это «эмбарго» не окажет. А еще потому, что список составлен, мягко говоря, очень глупо.

Больше всего внимания обратило на себя, конечно, включение в него Алексея Мозгового. Того самого, одного из лидеров ополчения, убитого в мае этого года, четыре месяца назад. Тут, как говорится, без комментариев.

Кроме того, украинские чиновники включили в список несколько несуществующих в природе граждан. Так, на Украину запретили въезжать Эдуарду Эльдарову, Владимиру Бучельникову и Эрику Ругальскому из латвийской газеты «Вести сегодня». Эти имена — коллективные псевдонимы других авторов. Как эти фантомы будут жить без права въезда на Украину — загадка.

Есть и другие забавные моменты. Так, в список включен некий губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. Распространяются ли наложенные на него «санкции» на того Александра Ткачева, который министр сельского хозяйства РФ, неясно. А вот Сергей Глазьев присутствует в списке дважды. Причем «санкции», наложенные на первого Глазьева, отличаются от тех, что наложены на второго.

Также в списке есть авиакомпании, которые не летают на Украину, и банки, давно лишенные лицензии. Наложены «санкции» на крымские порты. Практического смысла во всем этом нет ни малейшего, но, может быть, майданные чиновники испытали чувство глубокого морального удовлетворения.

Впрочем, в администрации президента Украины так увлеклись составлением списка, что включили в него кого не следует. А именно — журналистов из братских капиталистических стран. Более того — сотрудников крупных изданий. Такой чести удостоились сотрудники BBC, El Pais, Die Zeit. После того, как они громко выразили свое изумление по поводу случившегося, чиновникам пришлось перед ними извиняться, а имена из списка, конечно, убирать. Все остальные журналисты в списке остались, несмотря на протесты ОБСЕ и международных организаций. Свобода слова — важная ценность.

Удивление пришлось испытать и еще целому ряду граждан, например, главному редактору информационного агентства «Новости-Казахстан» Ольге Коваленко. Дело в том, что она про Украину вообще ничего не пишет. Сама Ольга связывает свое включение в «санкционный список» распространенностью своей фамилии на Украине.

Помимо не имеющей отношения к Украине Ольге Коваленко, серьезную угрозу безопасности и территориальной целостности страны представляет, например, директор пензенского областного драматического театра Сергей Казаков. Возможно, за то, что пригласил на гастроли в Пермь театр из Крыма. А возможно, за то, что в прошлом году участвовал там же, в Перми, в митинге в поддержку крымского референдума.

Некоторые из киевских «санкций», впрочем, имеют разумное объяснение. Например, украинским компаниям запретили покупать антивирусы компании Kaspersky. Какое отношение имеют антивирусы к майдану, Крыму, Донбассу — неясно. Зато ясно, quiprodest, кому выгодно: конкурентам российской компании.

Так и смешивались в реакции на украинские списки хохот с возмущением. Причем в данном случае не было большой разницы в реакции с запада и в реакции с востока. Вечером в пятницу по неизвестной причине текст указа с «санкционным списком» исчез с сайта президента Украины. О его дальнейшей судьбе пока ничего не известно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.