Как западные энергогиганты реагируют на нефтяной кризис?

Shell, Total и BP намерены расширить присутствие на российском рынке

Камран Гасанов, 17 сентября 2015, 09:51 — REGNUM  

Рост предложения нефти в августе не дает ценам подняться выше $50 за баррель. К концу лета страны ОПЕК увеличили добычу до 31,54 млн баррелей в день. Саудовская Аравия, испытывающая дефицит бюджета, возвращается на долговой рынок и намерена привлечь $27 млрд. Тонущее королевство тянет за собой и конкурентов. За прошлую неделю число буровых вышек в США сократилось на 18%.

Российские компании чувствуют себя увереннее. Глава «Лукойла» Вагит Алекперов готов даже к дальнейшему снижению: «Точка отсечения у нас — $24 за баррель«. Bloomberg отмечает превосходство российских нефтяников над западными. «По таким показателям, как платежный оборот, размер прибыли и курс акций, «Роснефть», «Лукойл» — крупнейшие нефтяные производители России — и «Газпром» смотрятся лучше, чем Royal Dutch Shell, BP или ExxonMobil». В этом году «Роснефть» и «Газпром нефть» выросли на 3,4% и 2,5% на лондонских торгах. Shell потеряла 27%, BP — 17%. Причиной тому служит не только гибкая налоговая система России, привязанная к ценам на энергоносители, но и себестоимость сырья. В то время как «Роснефть» тратит $4,2 на каждый баррель, Exxon исходит из $27.

О состоянии западной нефтеиндустрии говорит положение дел в крупнейших транснациональных корпорациях (ТНК). Англо-голландская Shell готовится к продолжительному падению, пишет Bloomberg Business. В июле ее капиталовложения были урезаны на $7 млрд, под сокращение попали 6 тыс. рабочих мест. Американская ExxonMobil, по оценке Standard & Poor’s 500, с начала года потеряла 26%, что является худшим годовым результатом с 1981 г. Неблагоприятно на проектах Exxon сказывается и политика Вашингтона. В сентябре 2014 г. из-за санкций компания была вынуждена приостановить проекты в российской Арктике.

Наряду с этим Белый дом продвигает экологические инициативы. Программа Управления по охране окружающей среды предусматривает сокращение утечек метана на 40% до 2025 года. В августе Барак Обама представил «План чистой энергии», предписывающий снижение выброса парниковых газов на 32% до 2030 г. (по отношению к показателям за 2005 год). Правда, критики обвиняют президента в непоследовательности. Спустя неделю после подписания обозначенного плана Обама поддержал бурение нефтяных месторождений в Чукотском море компанией Royal Dutch Shell.

Нефтяной кризис вызывает новую волну слияний. Крупнейшую сделку совершает Shell, за $70 млрд приобретая третью нефтекомпанию Британии BG Group. Капитализация голландской корпорации хоть и выросла с $202 млрд до $248 млрд, но не дает отобрать пальму первенства у ExxonMobil, «выручка» которой равняется $360 млрд. В пятерке других крупнейших объединений 2015 г. находятся пары:

  • ETE Williams (сумма сделки — $48 млрд);

  • Marathon Petroleum MarkWest ($20 млрд);

  • Schlumberger Cameron($14,8 млрд) и

  • Williams Williams L.P.($13,8 млрд).

Telegraрh пишет о том, что под наблюдение конкурентов попала вторая корпорация Европы British Petroleum. Сложившийся статус-кво на рынке подчеркивает цикличность его истории. Когда в 1998—2000 годах цена черного золота опустилась до $20 за баррель, «нефтяные гиганты» использовали свой шанс. BP купила Amoco и Arco, Exxon объединилась с Mobil, а Chevron приобрела Texaco. Новая волна слияний отличается большими масштабами. Если в «рекордном» четвертом квартале 1998 г. сумма сделок составляла $157 млрд, то во втором квартале 2015 г. она достигает $258 млрд.

Наряду с поглощениями, трендом современности становится сдвиг в пользу природного газа. Как ранее сообщало ИА REGNUM, газовые резервы крупнейшей частной компании ExxonMobil уже превышают нефтяные. А в Royal Dutch Shell производство газа в 2014 г. впервые за 104-летнюю историю превысило объемы нефтедобычи. Что касается самого нефтяного сектора, то в нем растет роль нефтеперерабатывающих компаний (НПК). Их услуги менее зависимы от цен на нефть, чем у производителей. «Нефтеперерабатывающие фирмы далеко опередили другие энергокомпании в этом году, увеличиваясь на 15%, в то время как энергетический сектор в целом упал на 20%«, сообщают статистики из Bloomberg. Не зря третий миллиардер в списке Forbes Уоррен Баффетт в сентябре 2015 г. распродал активы в ExxonMobil и вложил их (около $4 млрд) в НПК Phillips 66.

Парадоксально, но ухудшение нефтяной конъюнктуры повышает привлекательность российского рынка. Участвующая в проекте «Сахалин-2» Shell готова обменять часть своих акций с «Газпромом» взамен на активы в «Сахалине-3». «Россия сидит на 25% мировых газовых резервов и очень близка к рынкам [т.е. к Азии — К.Г.], с которыми мы знакомы», восхищается президент Shell Бен Ван Бюрден. BP и французская Total SA тоже рассчитывают на больший доступ в России. Первая будет инвестировать в сибирские месторождения, вторая готова расширить активы в экспортных проектах. Европейские санкции не распространяются на месторождения на суше и газоэкспортную отрасль.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.